издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На переднем крае общественного мнения

В разговорах о политических силах непременным аргументом в пользу общественного движения или партии является ссылка на всенародную поддержку. Но достоверным критерием народного признания и народной поддержки является, на наш взгляд, не то, насколько часто об этом говорится с трибуны, а то, как часто и с чем люди обращаются в партийную организацию и насколько результативными оказываются для них эти обращения.

Для того чтобы понять, на чем стремятся построить
свой авторитет единороссы, мы обратились к члену
исполкома Иркутского регионального отделения партии
«Единая Россия» Нэле Курчинской, руководителю
общественной приемной. Именно в этой приемной,
расположенной на первом этаже скромного старинного
дома по ул. Красноармейской, 4, мы с Курчинской и
познакомились.

Небольшое помещение. Два рабочих стола, телефон и
один компьютер. В штате общественной приемной всего
два человека: сама Нэля Васильевна и ее помощница
Марина Нигматулина.

Поскольку, несмотря на раннее время, в приемной уже
толпился народ и Марина Нигматулина беседовала с
людьми, Курчинская предложила продолжить разговор в
соседней комнате…

— У вас каждый день такое столпотворение, Нэля
Васильевна? — поинтересовался я, прислушиваясь к
голосам в коридоре.

— Судите сами, — ответила Курчинская. — За три года
существования общественной приемной к нам обратилось
более 5000 человек. И это если не считать
звонков и писем. Наш адрес в областном центре хорошо
знают. Сначала здесь была приемная «Единства», а
начиная с апреля 2001 года — общественная приемная
ИРО партии «Единая Россия».

— Кто и с чем к вам чаще всего обращается?

— Люди идут в основном бедные, обездоленные,
обиженные чиновниками, отчаявшиеся… Буквально с
порога от них слышишь: «Вы наша последняя надежда…
Помогите!»

А с чем приходят? Проще ответить на вопрос, с чем не
приходят… Вот, к примеру, одной из наболевших тем
является сегодня положение так называемых мигрантов
из стран СНГ. Очень много обращений. Очень тяжелые
случаи. Представьте себе такую жизненную ситуацию.
Муж и жена — иркутяне. Они еще в советские времена
уехали на Украину. Там у них родился сын. Затем семья
вернулась в Иркутск. Муж с женой получили российское
гражданство, а сыну (он уже в 11 классе учится) никак
этого гражданства не дают — на Украине родился…

Или другой случай. Русский мужчина, иркутянин, долгое
время работал в Якутии, затем перебрался на Украину и
жил там некоторое время. Впоследствии он опять уехал
в Якутию, получил там временную прописку и, в конце
концов, вернулся в Иркутск. Здесь он купил дом,
обеспечил семью, но по сей день так и не имеет
постоянной прописки. А это, как вы понимаете, создает
для работоспособного деятельного человека массу
проблем.

Украина, Казахстан, Таджикистан, Азербайджан, Армения
— страны, из которых люди возвращаются, как они
считают, домой, сталкиваются с трудностями при
оформлении гражданства и очень часто приходят к нам
за помощью.

— Чем в таких случаях вы можете людям помочь?

— Мы никогда не задаемся вопросом: сможем или не
сможем помочь? Мы действуем: связываемся с
паспортно-визовой службой, подключаем при
необходимости общественную приемную полномочного
представителя Президента Валерия Рябова, призываем в
помощь депутатов Законодательного собрания области.
Бывает, что приходится звонить в Москву. И я не помню
ни единого случая, чтобы организация или должностное
лицо, к которым мы обращаемся с письмами или звоним
по телефону, отмахнулись бы, ответили отказом, не
разобрались.

— Но, наверное, есть и другие больные темы, кроме
миграции?

— Думаю, что проблемы переселенцев составляют не
более чем двенадцатую часть от всех обращений.
Знаете, часто мы чувствуем себя на переднем крае
общественного мнения. Люди практически мгновенно
реагируют на любую ситуацию нашего сложного времени.

Вот в прошлом году было очень много обращений в
связи с тем, что у людей возникли трудности с
оформлением субсидий на оплату жилья. Нам пришлось
наладить связь со службами социальной защиты
населения. Ирина Бурова, заместитель начальника
городского департамента службы соцзащиты, трижды
приезжала к нам сюда и принимала людей с их жалобами
и просьбами. Были здесь в общественной приемной и
другие специалисты.

Запомнился характерный случай. Пришел мужчина. У него
пенсия 1300 рублей, а он платил за квартиру 800
рублей. Мы с помощью работников соцзащиты
разобрались… В результате оказалось, что человек
должен платить за жилье всего 100 рублей.

Анализ обращений показал, что люди чаще всего просто
не знают, на что имеют право и как им действовать. Мы
связались с комитетом по делам граждан и комитетом
по городскому благоустройству, предложили дать
разъяснение в СМИ. Это было сделано. И знаете,
помогло. Поток обращений по этому вопросу
схлынул.

Помнится, постановлением мэра города был отменен
льготный проезд для студентов. Это немедленно
вызвало вал жалоб и обращений. К нам приходили
студенты и их родители. Нам тогда пришлось очень
плотно сотрудничать с администрацией города. Во-
первых, оказалось, что люди, как и в случае с
субсидиями, не владеют в достаточной степени
информацией о том, с чем это постановление связано,
всех ли студентов оно касается и каков механизм его
исполнения… Выяснилось, к примеру, что для
малоимущих студентов бесплатный проезд сохраняется.
Более того, в дальнейшем было принято постановление
об адресной помощи материально нуждающимся студентам.
Надеюсь, что в том, что такое решение было принято,
есть и наша заслуга.

Часто приходят люди, отчаявшиеся найти работу. И в
этих случаях нам чаще всего удается оказать помощь.
У нас налажены хорошие взаимоотношения с центром
занятости населения. Специалисты центра несколько раз
принимали людей непосредственно в нашей общественной
приемной.

(Окончание в следующем номере)

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное