издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Депутат Татьяна ЮРТАЕВА: Стремление делать добро должно быть потребностью

Депутат Законодательного собрания, заместитель председателя комитета по социально- культурному законодательству Татьяна Юртаева решила подвести итоги своего первого срока работы в областном парламенте. На страницах нашей газеты единственная женщина-депутат областного парламента рассказывает о том, что удалось сделать за прошедшие четыре года, какие проблемы ждут своего решения в ближайшем будущем.

Заканчивается срок полномочий третьего созыва Законодательного собрания
Иркутской области. Самое время подвести итоги, вспомнить, как все начиналось…

Когда происходило распределение депутатов по комитетам и комиссиям, комитет по
социально-культурному законодательству я выбрала вполне осознанно, поскольку понимала,
что каждый депутат должен работать в той области, которая ему ближе и в которой он хорошо
разбирается. До этого я более 30 лет проработала в школе, в том числе директором, а
директору приходится работать и с инвалидами, и с сиротами, и с родителями, и с
общественными организациями, так что социальная сфера не была для меня чем-то новым.

На ходу приходилось учиться законотворческой деятельности. Я очень быстро поняла, что
законы нужно писать не для какого-то среднестатистического жителя нашего региона, а
нужно видеть перед собой лицо конкретного человека с совершенно определенной проблемой
и работать, исходя из этого. Только тогда закон будет не мертворожденным, а живущим и
работающим во благо людей.

В то время у нас было гораздо больше проблем, которые требовалось решить, чем опыта
законотворческой работы. Все эти годы наше население живет очень трудно. Советскую
эпоху можно критиковать, но, по крайней мере, люди чувствовали, что они социально
защищены. Они прекрасно знали, что школа — бесплатно, высшее образование — бесплатно,
медицинская помощь — бесплатно, что им гарантирована стабильная пенсия, детям — отдых в
детских оздоровительных лагерях. Реформы 90-х годов проходили болезненно, людям
казалось, что у них под ногами покачнулась земля. Основная масса населения оказалась на
пороге нищеты, выросла преступность, появилась наркомания. Весь этот клубок социальных
проблем рос, пока политическая обстановка постепенно не стабилизировалась, и вместе с этим
спокойнее стало жить простым людям.

Но все вопросы сразу мы не могли решить, и среди проблем нужно было выбирать самые
болевые, решение которых позволило бы улучшить положение социально незащищенных
слоев населения. Ведь в такие периоды особенно страдают старики, инвалиды, дети и матери-
одиночки. И поэтому одним из первых наш комитет разработал закон «Об адресной
социальной помощи жителям Иркутской области». Он позволял выявить тех, кто особенно
нуждался в поддержке государства, и оказать им целенаправленную помощь. Но, к сожалению,
в связи с недостатком средств закон об адресной помощи в полном объеме не заработал.
Чтобы как-то выровнять ситуацию, была создана областная программа социальной поддержки
населения Иркутской области. Она не требовала так много средств, как закон, но все же в ней
учитывалось реальное положение дел в области, и, кроме того, она, как и многие другие наши
программы, опиралась на федеральные проекты, через которые мы могли получить
дополнительное финансирование.

Кроме того, я с коллегами по комитету добивалась внесения в региональные законы о
потребительской корзине и прожиточном минимуме установления различных уровней для
разных территорий нашего региона. Нам было очевидно, что для южных и северных районов
нашей области эти показатели должны быть разными.
С предложениями по пересмотру потребительской корзины и по прожиточному минимуму мы
выходили и в Государственную Думу, но не нашли поддержки. Но вот совсем недавно я
получила письмо о том, что наши предложения и методики учтены Советом Федерации и
правительством при создании новой методики расчета и наполнения потребительской
корзины. Уже это говорит о том, что мы не зря здесь работали.

Что же касается наших обращений в Государственную Думу о своевременном установлении
величины прожиточного минимума, пока они не дали положительного результата. Но ведь это
несправедливо, когда люди с января по март получают выплаты в соответствии с
прожиточным минимумом, установленным на прошлый год, в то время как инфляция не стоит
на месте. Причем в этой ситуации удар наносится опять же по самым незащищенным слоям
населения — ведь на основе прожиточного минимума, в первую очередь, рассчитываются
пособия, льготы, субсидии для малоимущих граждан.
Поэтому мы продолжаем поднимать этот вопрос — как говорится, вода камень точит. Депутат
должен уметь настойчиво добиваться своего, если он уверен в своей правоте. Приходится
порой вести себя, как надоедливая муха, от которой поначалу отмахиваются, а потом говорят:
на, только уйди!. И в вопросе с прожиточным минимумом, я считаю, мы сможем добиться
своего, пусть и таким методом.

Большой общественный резонанс, много споров вызвал закон «Об основных параметрах
перехода на новую систему оплаты жилья и коммунальных услуг в Иркутской области». Закон
проходил очень тяжело. Во-первых, он очень финансово емкий, и прежде чем его
разрабатывать, мы должны были найти деньги, распределить граждан по категориям,
посмотреть, кто сейчас в лучшем положении, кто в худшем.

Многие говорили, что закон еще сырой, что в нем не так запятые расставлены, что его еще
рано принимать. Я настаивала, говорила, что своим крючкотворством мы затягиваем решение
важнейшей проблемы. В результате члены комитета во главе с председателем пришли к
выводу, чтот закон надо принимать. Жизнь показала, что я была права. Проработав на
территории области около года, этот закон показал нам, какие нюансы не были учтены. В
результате мы быстро внесли накопившиеся к этому времени поправки.

Принятие этого документа было тем более необходимо, что в свете федерального закона о
переходе на новые параметры оплаты услуг ЖКХ оказалось, что малоимущие люди, не будь
нашего закона, не смогли бы получать субсидии. Поэтому я считаю, что этот закон —
жизненно важный и один из главных областных законов, которые приняли комитет и сессия
при моем активном участии. То же самое можно сказать и о законе Иркутской области «О
социальной политике и мерах дополнительной социальной защиты населения Иркутской
области на период реформирования жилищно-коммунального хозяйства», который вступил в
силу 24 мая 2003 года.

Я принимала активное участие в законотворческой работе по регулированию социально-
трудовых отношений на территории области. У нас поломалась та система производственных
отношений, которая была до 90-х годов, появились другие субъекты хозяйствования, крупные
корпорации, частные предприятия. И в этих условиях надо было защитить обыкновенного,
рядового работника. В результате приняты законы «Об охране труда в Иркутской области»,
«О квотировании рабочих мест для инвалидов». Последний закон вызвал очень
неоднозначную реакцию. Внес его депутат Валерий Лукин, писал закон совместно с ним наш
комитет, было проведено огромное количество заседаний рабочих групп. Мы понимали:
чтобы этот закон заработал, надо многое переделать. При этом на чужой опыт опереться было
практически невозможно, единственный аналогичный закон в то время существовал только в
Москве. Наконец, после долгих усилий закон был принят, механизм финансовой поддержки
инвалидов был принят, появились первые деньги. Но те изменения в российском
законодательстве, которые Государственная Дума приняла этим летом, практически
похоронят отлаженный механизм по квотированию рабочих мест. Остается надеяться, что
новый состав Законодательного собрания будет такой же боевой и бескомпромиссный, как
наш, и сможет найти другие пути решения этой проблемы.

Я считаю своим детищем закон «О патронатной форме воспитания детей, оставшихся без
попечения родителей». Принятие этого документа, которого я так упорно добивалась, в
первую очередь улучшило положение сирот и социальных сирот. Он позволяет нам увести с
улицы хоть какую-то часть ребят, реабилитировать их и подготовить к будущей жизни. Это
один из самых важных законов, он помогает выжить «униженным и оскорбленным». Жизнь
показала, что многочисленные гуманные акции в отношении беспризорных детей не приносят
желаемого результата. После того как ребенка вытащили из подвала, накормили, одели, он
вынужденно попадает обратно, в ту самую семью, где происходит настоящий геноцид. Все
кончается тем, что дети вновь оказываются на улице. Принятый нами закон, я надеюсь, может
быть, не сразу, но позволит решить вопрос безнадзорности, изменит в лучшую сторону судьбу
многих юных граждан.

Законы — не единственные нормативно-правовые акты, над разработкой и принятием которых
работал наш комитет при моем активном участии.

На уровне федерации появились различные социальные программы. Но заработать на
территории области они могли только при том условии, если депутаты региона сумеют
разработать собственные предложения, соответствующие федеральным программам.
Это позволило бы привлечь к решению вопросов дополнительные ресурсы. Нам удалось это
сделать. Совместно с исполнительной властью были разработаны социальные программы,
которые сегодня злободневны для большой части населения. Среди них такие важные, как
программы «Дети-сироты», «Неотложные меры борьбы с туберкулезом»,
«Вакцинопрофилактика», «Анти-ВИЧ/СПИД», «Профилактика и лечение артериальной
гипертонии», «Сахарный диабет», «Онкология», «Профилактика внутрибольничных
инфекций», «Здоровый ребенок», «Безопасное материнство», «Социальная поддержка
населения», «Профилактика безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних»,
«Старшее поколение», «Реабилитация детей-инвалидов» и так далее.

Всего подобных программ более 30, в текущем году на них планируется потратить 141 млн.
рублей. Это, конечно, не слишком большая сумма, но все же значительное подспорье.
Например, по программам «Здоровый ребенок» и «Безопасное материнство» только городу
Иркутску в 2001 году было перечислено 1,198 млн. рублей, в 2002 — около 7 млн., в 2003 году
— около 9 млн., в текущем году только по программе «Безопасное материнство» уже
перечислено более 4 млн. рублей. На реализацию программы «Социальная поддержка
населения» за эти годы ушло около 3, 5 млн. Это свидетельствует о том, насколько
эффективно работал наш комитет, в том числе для жителей города Иркутска.

Но, увы, не все депутаты понимают важность финансирования социальных программ. Как
только где-то не хватает средств, первым делом пытаются «урезать» именно их. К моему
большому сожалению, мне так и не удалось доказать некоторым коллегам, что социальные
программы — это «табу». Потому что за каждой строкой программы стоят жизни людей,
попавших в зависимость от окружающих условий, нуждающихся в поддержке общества.

И сейчас, когда на уровень регионов переданы многие обязанности, в большинстве своем не
подкрепленные финансово, при обсуждении проблемы, где взять на это средства, сразу
поднимается вопрос, а не отменить ли или хотя бы урезать социальные программы. Думаю,
это — свидетельство элементарной слабости, неспособности оценить важность проблемы.
Такого быть не должно, депутат обязан постоянно чувствовать свою гражданскую
ответственность за судьбу тех, кому сегодня труднее всех.

Одна из основных и очень серьезных функций депутатов — работа с федерацией. Одна из
форм этой работы — депутатские обращения и запросы. Я за время депутатской деятельности
лично или со своими коллегами отправила 14 таких обращений и запросов. Они касались
изменений в федеральном законодательстве для возмещения выплат ежемесячных пособий
опекунам на питание, индексации заработной платы работникам учреждений бюджетной
сферы, финансируемых из бюджета субъектов РФ, сохранения тарифной сетки для
бюджетников и многих других, не менее важных вопросов. И в ряде случаев нам удавалось
добиться своего, хотя, конечно, не всегда мы были услышаны.

О том, сколько еще было сделано за эти четыре года, можно рассказать немало. Настойчивой
и упорной была борьба депутатов за то, чтобы кредиторы не распродавали дома,
находившиеся на балансе предприятий-банкротов. В них жили люди, над которыми нависла
угроза остаться без крова. И с какой радостью узнали от меня жители этих домов, что мы
сумели одержать победу и жилье безвозмездно передадут муниципалитету. Можно
вспомнить и о том, как боролись с фирмой «Зеленоглазое такси», устроившей диспетчерскую
в жилом доме, как организовывали сбор помощи для малоимущих граждан. Но самое главное,
что удалось сделать за 4 года, это понять — за каждой буквой закона стоит человек. Забывать
об этом мы не имеем права и должны трудится, пока есть силы.

Однажды я обнаружила в дневниках Чехова замечательную мысль. Точно процитировать ее не
могу, но речь шла о том, что над дверью каждого счастливого человека должен висеть
колокольчик, который постоянно наминал бы ему, что на свете есть несчастные и
обездоленные. Великий писатель говорил о том, что стремление делать добро должно быть
потребностью. От себя добавлю: и непременным условием в работе депутата.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное