издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Белых пятен все меньше

По части вглядывания в историю мы всегда были зорки, только белые пятна все равно проступают и проступают - потому что меняется угол зрения. Например, на гражданскую войну в Сибири очень долгое время смотрели исключительно с позиции красных; а теперь пробуют посмотреть и с позиции белых. А подталкивают краеведческий поиск библиотекари, добровольно взяв на себя разные "не свойственные им функции". В Усть-Илимском районе, например, даже узаконен "гибрид" под названием библиотека-музей. Таких "гибридов" два - в Подъеланке и в Кеуле.

А начиналось все в памятные для нас годы, когда из зоны
затопления переехало много семей; и Едорминский
школьный музей переехал тоже. Разместили его в
поселке Кеуль рядом с библиотекой, и стал он с ней
по-соседски дружить. Вместе ездили в этнографические
экспедиции, а на новый, 1994 год и вовсе
объединились — с благословения местных властей.
Сейчас в библиотеке-музее более восьмисот экспонатов,
полная картотека мастеров, мастериц, знахарей и
целительниц; аудио-видеозаписи местных песен,
частушек.

«Сотери: стынно»

А в областной библиотеке, «Молчановке», старший
научный сотрудник отдела краеведческой литературы,
библиографии и книжных памятников Фаня Полищук
вместе с доцентом Иркутского юридического
института Ларисой Подольской пишут
книгу о краеведе В.И.Вагине.

У него среди прочих есть публикация «Нынешняя
деревенская песня» — по итогам поездки в село
Баклаши. Вагин был в Баклашах в 1875 году, а сто с
лишним лет спустя прибыла сюда с фольклорной
экспедицией Лариса Яковлевна Подольская и нашла
все такую же песенную деревню, с несколькими
певческими коллективами. Как и Вагин, заметила
стремление подобрать осколки народной культуры, с
неизбежными подражаниями и искажениями. Как и Вагин,
не осмелилась воспроизвести некоторые тексты,
обозначив их только названиями. Одна голосистая
женщина пригласила к родственникам, на застольную
песню, а на другой день прослушала магнитофонную
запись и сказала:

— Сотереть могешь? Сотери: стынно.

Еще через два дня пришла вместе с подругой и
восхитительно пела, воскрешая все лучшее в песенных
Баклашах. И участники экспедиции поняли, что
обязательно создадут музыкальный спектакль,
обрядовый, краеведческий, вагинский. Потому что его
«Нынешняя деревенская песня» — источник для
реконструкции народной традиции. Это, может, и
продемонстрируют на следующей краеведческой
конференции. В одном из залов «Молчановки» или
какой-то другой просторной библиотеки. Они ведь
перестают быть избушками на курьих ножках. Например,
Верхоленская библиотека расположилась в
отреставрированном архитектурном памятнике — доме
купца Соловьева. А Кеульская занимает прекрасное
здание площадью 400 квадратных метров, в котором
есть даже антикварный салон «Мангазея». Каждый может
здесь и купить и продать старинную вещь —
односельчанам, приезжим, музею кеульскому или какому
другому. В общем, очень многое переменилось. Но
по-прежнему библиотекари задаются извечным
вопросом: какой источник, документ можно считать
краеведческим, а какой — нет? Где граница между
просто местным изданием и изданием краеведческим?
Это очень непраздный вопрос. Вот, к примеру, один из
журналов, выпускаемых в Братске. Издатель, историк
по образованию, и публикацию дает с претензией на
историческое исследование — «О строительстве острога
у Падунского порога». Но переворачиваешь страницу —
и попадаешь в… местный «Плейбой». И чем дальше — тем
больше. Хоть какой-нибудь историк может нам
возразить, что и представление путан города Братска
— это тоже краеведческий материал…

Да и краеведение стало демократичней. «Календари
знаменательных дат» отмечают теперь даже «юбилеи»
стихийных бедствий, не говоря уже о круглой дате
жившего в девятнадцатом веке учителя одной из
иркутских гимназий. На последней странице Иркутского
«Календаря» содержится просьба «сообщать сведения о
памятных событиях, которые, на ваш взгляд, достойны
включения в «Календарь». Так что не стесняйтесь,
обращайтесь. Денег с вас за это, кажется, не
возьмут. С платными услугами библиотек? У нас
по-разному: в «Белом доме» берут жестко и за все,
«Молчановка» подемократичней, а библиотеки-музеи под
Усть-Илимском практически и не берут — разве что
копеек по 50 за газету, если на дом и если свежая. В
общем, зарабатывают только на скотч. На недавней
научно-методической конференции ученый секретарь
«Молчановки» предложил: «Раз вы библиотеки-музеи, у
вас есть возможность для дополнительных платных
услуг». Но ни Любовь Сазонова из Подъеланки, ни
Татьяна Юрченко из Кеуля с ним не согласились.
Почему?

Шведский след в Усть-Куте

В Усть-Кутской девятой школе тридцать лет занималась
краеведением Светлана Константиновна Шенникова. И
историю района она так хорошо изучила, что смогла
рассказать о ней языком драматургии. А телеоператор
Владимир Чемоданов стал снимать по ним киноленты.
Сначала артистами были только ученики, а теперь
снимаются целыми семьями и на съемки выезжают аж в
Санкт-Петербург. Потому что среди героев значатся и
императорской фамилии лица. Шведы тоже есть, потому
как действительно попадали к нам в плен и
забрасывались на сибирские севера. В Усть-Куте их
определили на жительство в одну из деревень, и, как
водится, не обошлось без романа. И без потомства не
обошлось. Сложные для выговора фамилии не прижились,
а осталось простое и понятное — Шведовы. История эта
стала основой одной из пьес, а потом и киноленты.
Ее, между прочим, передали в посольство Швеции и,
рассказывают, уже получили отклик. Любопытно, не
правда ли?

А в Нижнеудинске популярны экскурсии по
историческим местам. Последний День города выдался
очень дождливым, но, поверите ли, автобусы были
полны, и у памятных мест все выходили, не
довольствуясь видом из окна.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector