издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Музей окнами в завтра

Немногим более года действует историко- краеведческий музей в поселке Чунский. Но уже сегодня в нем насчитывается более тысячи экспонатов, а в феврале нынешнего года музей ждет своего пятитысячного посетителя. Самые ценные находки - копье времен Куликовской битвы и бивень мамонта, жившего десятки тысяч лет назад на территории Сибири. Сергей Плющенков, директор музея, энтузиаст, благодаря которому вообще стало возможным существование музея, рассказывает о своем детище.

— Сергей Кириллович, в нынешнее время не так-то
легко собрать экспонаты для музея. Как вам удалось за
столь короткий срок создать довольно впечатляющие
экспозиции?

— Все экспонаты были переданы жителями района в наш
музей безвозмездно. Чтобы поощрить дарителей, мы ведем
памятные списки. Каждый человек независимо от того, что он
отдал в музей, останется в памяти потомков. Для этого
имеется у нас специальная книга, а вообще есть задумка со
временем оформить списки дарителей в виде альбома.

— Расскажите про самые ценные экспонаты.

— Ну, например, казачье копье. На картине,
изображающей Куликовскую битву (1380 год), одного из
русских ратников можно увидеть как раз с таким копьем.
Привезли нам его из деревни Выдрино. Она одна из первых
старожильских деревень, которые были основаны в первой
трети XVIII. Тогда первопроходцы шли с Енисея на Ангару и
по тупиковой ветке — по реке Чуне. Здесь некоторые из них и
оседали…

Так вот, в Выдрино ездила экспедиция, которая состояла
из работников центральной районной библиотеки. И один из
жителей принес это копье. Когда копье потеряло свою
актуальность в качестве оружия, местное население стало им
пользоваться для охоты на медведя. Этому копью около
трехсот лет. Из той же деревни — Выдрино — икона святого
Пантелеймона, история которой насчитывает не менее двух
сотен лет.

Бивень и зуб мамонта — тоже жемчужины нашего музея.
Они найдены на территории Чунского района. Бивень не
казистый, но найден именно на территории нашего
района — тем и ценен. Возраст его — около девяти тысяч лет.
Ребятишки купались в реке, которая периодически что-то
вымывает, и обнаружили на берегу бивень. Есть у нас и
совсем древние экспонаты — так называемые «чертовы
пальцы» — окаменелости органического происхождения,
которым более 200 миллионов лет. Найдены они на берегах
Братского водохранилища. «Чертов палец» — окаменевший
морской червь. Когда-то, миллионы лет назад, на территории
Чунского района плескалось древнее море. А название червей
— «чертов палец» — появилось в обиходе местных жителей.
Им издавна попадались окаменевшие черви, но аборигены не
знали, как объяснить происхождение столь странных
«камней». И они решили, что здесь не обошлось без нечистой
силы.

— У вас имеются и письменные памятники дней минувших.
Откуда они?

— Вот интересный документ. Прошение начала 20 века на
имя «Его высокопреосвященства архиепископа Иркутского и
Верхоленского от мещанина Фомы Семенова Шилова».
Мещанин Фома Семенов Шилов просит разрешения
архиепископа на вступление в «законный брак с девицей
Пелагеей Леоновой Смирновой». В то время такое прошение
было необходимо, чтобы снизить брачный возраст. Невеста
Шилова была слишком молода, потому без разрешения
архиепископа влюбленные не могли обвенчаться в церкви.

Я решил отследить дальнейшую историю этого
семейства. И вот какую запись мне удалось обнаружить в
метрической книге Крестовоздвиженской церкви Иркутска за
август 1908 год: «Фома Семенов Шилов и Леонова Смирнова
Пелагея обвенчаны». Но это не вся история. У нас хранится
купчая, с гербовой сургучной печатью за 6 ноября 1914 года о
том, что Фома Семенов Шилов купил земельный участок в
Иркутске, в районе нынешней телевышки. Составлялась такая
купчая на так называемой актовой бумаге, которая стоила
пять рублей — сумма по тем временам немалая. В купчей
полностью указывается, на основании чего приобретается
земельный участок, называются свидетели сделки, их адреса.

Теперь я задался целью установить, что же стало дальше
с этой семьей, были ли у них дети, какова их судьба…

В 30-40 годы прошлого века в наших местах отбывал
ссылку Минин Анатолий Петрович, комбриг. Вот
документ, повествующий, за что его осудили: участие в
антисоветской, правотроцкистской организации,
вредительство; срок — восемь лет. Анатолия Минина
отправили к нам в 1938 году, в 1946 году освободили, чуть
позже он был реабилитирован и даже награжден орденом
Красной Звезды. Он отбывал срок в поселке Октябрьском и
похоронен на кладбище в Чуне.

— А какие экспонаты вызывают наибольший интерес
у посетителей?

— У нас вся экспозиция содержательна и интересна. Вот
обратите внимание на набор посуды, которой пользовались
наши предки. Это раритетная стеклянная бутыль объемом в
четверть ведра — два с половиной литра. В такой
продавали вино еще в царской России. Вот блюдо под
заливного осетра или поросеночка. Оно изготовлено
«Товариществом Кузнецова». Фабрикант Кузнецов пришел в
Восточную Сибирь в конце 80-х годов прошлого века и
скупил несколько фарфоровых заводов. А попало блюдо в музей
от работников соцзащиты. Социальные работники долгое
время ухаживали за одинокой бабушкой в поселке
Октябрьском, а после ее смерти принесли это блюдо к нам.

От тунгусов — коренного населения этих мест до прихода
русских — остались две переметных сумы, поскольку тунгусы
вели кочевой образ жизни, они достигли большого мастерства
в изготовлении этих предметов своего быта. Каркас для
переметной сумы изготовлялся из бересты и обшивался
оленьей шкурой. Получался очень прочный и легкий в
использовании предмет. Нынче тунгусов уже не найдешь —
они смешались и ассимилировались с переселенцами из
России.

Раритетный самовар я больше нигде не встречал
— конец 19-го — начало 20 века. Шкатулочка,
изготовленная заключенными. Редкие упаковки из железа — в
них раньше продавали чай. Топоры, ключи, дверные замки,
ножницы. Все это изготавливалось здесь. Одной из
экспедиций удалось обнаружить весьма любопытный предмет
— детский утюжок величиной с ладонь. Он устроен точно
также, как и настоящий утюг, которыми пользовались до
изобретения электрических приборов. В утюжке имеется
место, куда надо засыпать горячие угли. Это говорит о том, что
наши прабабушки были не прочь поиграть в дочки-матери и у
них имелись для этого все необходимые игровые
принадлежности.

Когда в Чунский район пришла железная дорога,
появились и железнодорожные фонари. Нам удалось собрать
замечательную их коллекцию, начиная с самого первого. Он
представляет собой обыкновенную свечку, помещенную в
стеклянную коробку, которая защищает огонь от ветра.
Заканчивается коллекция уже электрическим фонарем.

Выставку камней и минералов (хотя они
общероссийские) подарила музею бывшая жительница
Новочунки. Она всю жизнь проработала геологом, собрала
огромную коллекцию минералов и часть ее презентовала нам.

Мальчишкам особенно нравится экспозиция,
повествующая о предметах охоты. Это шомпольное ружье,
изготовлено оно в начале прошлого века, но являет собой
точную копию боевого ружья XVII столетия. Ружье
кремневое, в качестве запала использовался порох, который
засыпался на специальную полочку, кремень высекал искру, и
происходил выстрел. Порох, в специальной банке и дробь в
кожаном мешочке — это часть экипировки охотника
прошлого века. Дробь, кстати, и по сей день хранится в этом
мешке.

Ну а чтобы охотнику легче было все это носить с собой,
наши предки использовали специальную деревянную доску,
которую подставляли под заплечный мешок. Груз
распределялся равномерно, и плечи не так сильно уставали —
получалось что-то вроде современного станкового рюкзака.

А канделябры у нас иркутского изготовления.
Во времена, когда нэпманов ликвидировали как класс, хозяйка
перед отправкой в места не столь отдаленные подарила
домработнице эти канделябры. А потом, уже от
домработницы, они попали к нам.

— Сергей Кириллович, тут у вас стоит внушительных
размеров сундук, он, видимо, использовался в стародавние
времена в качестве чемодана?

— Нам удалось установить его историю. Сундук
кованый, конца XIX века. В дореволюционный период
времени этот сундук был использован как тара при отправке
груза из Тверской губернии до станции Тайшет. На дне
сундука до сих пор можно прочесть адрес получателя:
«ТАЙШЕТЪ, Е.Н. РУКОСУЕВУ».

— Музей у вас молодой, люди в него приходят не только
смотреть, но и принимают непосредственное участие (судя по
конкурсу «Герб Чунского района») в истории района. Как это
происходит?

— Сейчас проходит викторина: «Знаем ли мы историю
Чуны?». Первого марта будем подводить итоги.
Победители и лауреаты всех конкурсов получат денежные
премии или подарки. И хотя финансирования как такового в
централизованном порядке нет, нам оказывают помощь
спонсоры.

Кроме различных конкурсов, мы ведем учет посетителей.
Кажется, не так уж давно чествовали тысячного посетителя, а
теперь вот ждем пятитысячного. Для небольшого поселка это
хороший показатель. Радуемся, что тропа в наш музей не
зарастает. Естественно, мы ведем и фотолетопись музея.
Снимки отображают нашу историю, начиная с момента
открытия.

— У музея всего одна комната в Доме культуры. Вам
хватает места?

— Пока выставили практически все, что есть. Тесновато,
конечно. Тем более что экспозиция музея постоянно
пополняется. Запасниками стараемся не пользоваться, все
новинки экспозиции сразу же выставляем на всеобщее
обозрение.

Также мы выезжаем в деревни и там тоже что-то
находим. На месте не сидим. В музее три сотрудника.
Главный специалист — Николай Зиновьевич Рукосуев. В его
функции входит реставрация поступающих экспонатов,
оформление экспозиции, изготовление планшетов. Рукосуевы
— самая распространенная фамилия в районе. Галина Петровна
Романова ведет делопроизводство и учет. Ну и я — директор.

Наш музей сегодня выполняет роль не только
хранилища памятников старины. В нем продолжается
творение истории, вернее, сотворение. Дело в том, что
Чунский район — образование довольно молодое. Он появился
в результате слияния частей Нижнеудинского, Братского и
большей части Шиткинского (Тайшетского) районов. С 1-го
ноября прошлого и по 10 января нынешнего года наш музей
провел среди учащихся чунских школ конкурс «Герб
Чунского района». А из лучших работ мы устроили выставку.
Дело в том, что сейчас по новому законодательству все
муниципальные образования будут иметь достаточную
самостоятельность, ну а чтобы как-то оформить это
идеологически, мы решили обзавестись собственной
символикой. Обязательно в гербе Чуны должен
присутствовать бурундук — потому что в переводе с
эвенкийского «чуна» означает писк (крик) бурундука. Именно
он и отображает в полной мере идею названия района.

— И как потом будете герб выбирать?

— Найдем человека, который займется разработкой герба.
То есть художника, который обобщит идеи победителей
конкурса «Герб Чунского района» и создаст главный символ
нашего замечательного края.

Иркутск — Чуна

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector