издательская группа
Восточно-Сибирская правда

По Прибалтике бродит призрак фашизма

16 марта по улицам латвийской столицы маршировали легионеры-долгожители из фашистской дивизии Waffen SS вместе со своими юными почитателями - молодыми латышскими нацистами. Между ними и антифашистами, которым латвийские власти отказали в праве проведения ответной манифестации, произошли столкновения. Со стариками - узниками фашистских концлагерей и школьниками полиция справилась без труда. События в Риге были показаны российскими и европейским телеканалами с более или менее краткими комментариями: дескать, потворство нацистам со стороны латвийских властей не сильно красит руководство демократической страны, полноправного члена Европейского сообщества.

Марши легионеров и примыкающих к ним молодых
нацистов проводятся в Риге не первый год. Не первый год
европейские СМИ журят за это латвийские власти. Российские
официальные круги вяло возмущаются. Но на этот раз
ситуация обостряется тем, что марш состоялся в канун
празднования 60-летия Победы над фашизмом, и Россия
достаточно болезненно восприняла эту акцию. Действительно
ли в так называемой «Балтии» зреет угроза возрождения
фашистских идей? Как должно реагировать на это
Европейское сообщество? На фоне провокационных
высказываний президента Латвии Вики Фрейберге о том, что,
дескать, эти русские старики соберутся 9 Мая, чтобы
разложить на газете воблу и водку и вспомнить, как они 60 лет
назад оккупировали Латвию, подобные вопросы
представляются риторическими.

Фашизм в маленькой «демократической» прибалтийской
стране начал возрождаться еще в 1992 году, когда в Латвии
состоялся процесс разделения населения, 60% которого
составляли русскоязычные, на «чистых», не очень «чистых» и
«не чистых». Каждый житель должен был явиться на
регистрационный пункт с документами, которые позволяли
ему получить определенный статус: гражданина Латвии,
постоянного жителя или… апатрида — человека без
гражданства. Лишь около 30% жителей Латвии получили
тогда гражданство. Люди, которые не смогли доказать, что
они или их родители родились в Латвии до ее «оккупации» в
1939 году, получили сомнительный и не очень понятный
статус «постоянного жителя». Хуже всего пришлось тем, кто
был «замаран» сотрудничеством с оккупационными властями:
военнослужащим и служащим Советской армии, работникам
МВД и КГБ, работникам партийного аппарата, а также членам
их семей. Моя мать имела несчастье работать в пионерском
лагере Прибалтийского военного округа. Этого оказалось
достаточно, чтобы заслуженному педагогу Латвийской ССР
не дали ни гражданства, ни статуса «постоянного жителя».
Впрочем, достаточно было бы и того, что она была вдовой
советского офицера…

Два года назад председатель общества апатридов Латвии
Юрий Котов рассказывал мне о том, что апатрид (человек, в
паспорте которого стоит специальный круглый штамп) имеет
69 ограничений в правах. Он не имеет права владеть
недвижимостью, не имеет права участвовать в выборах. Он,
к примеру, не имеет права работать даже в ветеринарной
аптеке, дворником — можно… В борьбе за свои права
апатриды Латвии в то время сильно надеялись на
заступничество России. Напрасно!

Депутат Государственной Думы Виктор Алкснис, мой
сослуживец по военной службе, прокомментировал это
«заступничество» следующим образом: «Руководству России
ничего не стоило оставить зимой без газа по-настоящему
дружественную Белоруссию, но когда поднимается вопрос о
том, чтобы приструнить Латвию, в буквальном смысле слова
паразитирующую на российских энергоресурсах и транзите, в
которой унижаются и оскорбляются наши соотечественники,
депутатам становится до слез ее жалко — такую маленькую,
несчастную и цивилизованную…». Правительство России, по
словам внука красного латышского стрелка, предпочитает не
замечать ни территориальных претензий Латвии, ни
требований выплатить компенсацию за годы оккупации.

А «маленькая, несчастная» окраина Европы
«коричневеет» не по дням, а по часам. Вот там уже судят
ветеранов Великой Отечественной войны, партизан, которые
неделикатно обошлись с палачами — полицаями. Там издается
одобренная президентом Викой Фрейберге «История Латвии», в которой
лагерь смерти «Саласпилс» назван «Лагерем для трудового
перевоспитания».

Я жил на окраине Риги в километре от этого «трудового
лагеря» и много раз там был: братские могилы с сотнями
тысяч «неперевоспитавшихся». В музее при мемориальном
комплексе фотоснимки с грудами детских трупов. Интересно,
успели ли перевоспитать этих детишек марширующие сегодня
по улицам Риги ветераны СС, прежде чем живыми бросить их
в яму? Когда в мае, в День Победы, в Саласпилсе собирались
выжившие узники концлагеря, у мемориала дежурили десятки
санитарных машин — у уцелевших после «перевоспитания»
людей не выдерживали сердца…

Фашизм в Латвии начал возрождаться в тот день, когда
музей Красных латышских стрелков на Комсомольской
набережной в Риге был переделан в музей оккупации. Был я в
этом «музее»: у входа символический часовой — бравый
старикан в форме легионера СС с огромной кобурой на
кожаном ремне, в залах искусно подсвеченные фотоснимки с
раскопками братских могил (может быть, это фото из
Саласпилса, где расстрельная команда состояла
исключительно из латышских «патриотов»?). Впрочем, из
текстовок (преимущественно на латышском и английском
языках) следует, что здесь документально представлены
жертвы российской оккупации.

В центре Риги, на ул. Бривибас (бывшая ул. Ленина), есть
магазин, в котором можно приобрести полный комплект
амуниции легионера латышской дивизии СС. Никаких
проблем, чтобы снарядиться на парад или факельное шествие.

А теперь из серии казусов. В телевизионных сюжетах об
эсэсовском параде 16 марта было показано, как легионеры и
сочувствующие дамы возлагают цветы к памятнику Свободы
— «Мильде», как называют рижане бронзовую даму с тремя
звездами в руках, стоящую на двадцатиметровом гранитном
постаменте. «Мильдой» эту даму в Риге называют не
случайно. По городской легенде, скульптор Карлис Залите
(автор известного мемориала «Братское кладбище»),
создавший монумент в конце тридцатых годов, использовал в
качестве модели «Свободы» известную в городе натурщицу —
особу древнейшей профессии по имени Мильда. Не правда ли,
очень символично и современно для нынешней латвийской
политики?..

На фоне всех этих событий несколько странно выглядит
позиция Европы. Политики напрочь забыли о решениях
Нюрнбергского трибунала, по которым все образования СС
определены как «преступные организации».

Руководствуясь этими документами (собственно говоря,
других и нет), Европейскому сообществу не составило бы
большого труда поставить на место прибалтийского партнера
по ЕС. И довод, который сейчас широко используется в
Латвии, о том, что «настоящие патриоты Латвии» во время
второй мировой войны оборонялись от сталинизма,
представляется, мягко говоря, рассчитанным на дураков. Что
же, союзники СССР — США и Англия — пособники
сталинизма?

То, что сегодня происходит в Латвии, не столь
безобидно, как это пытаются представить иные политики.
Дряхлые «герои легиона» маршируют по Риге не одни. К ним
присоединяется молодежь. Марши проходят не в
безвоздушном пространстве, а на хорошо подготовленной
идеологической почве расового превосходства истинных
латышей перед «русскоязычными» недочеловеками —
апатридами. Марши становятся общественно значимыми
мероприятиями. Естественно, находятся люди, особенно
молодые и восприимчивые, готовые принять эти идеи. Все это
обостряет межнациональные отношения в Латвии, да и не
только в ней. Пример заразителен.

Нельзя сказать, что Европа совсем не реагирует на
события в Латвии. Какая-то реакция в Совете Европы есть, но
какая-то она хилая и двусмысленная. В Европе, озабоченной
адаптацией мусульман и цыган в европейскую культуру, к
Латвии относятся с умилением, как к маленькому
невинному государству под боком у страшного монстра,
сильно этого малыша обидевшего. Им невольно хочется этого
малыша по-матерински защитить, приголубить, а если и
нашалит, то слегка пожурить, но не более того.
Крохотная страна на задворках европейского мира с
амбициями «Третьего рейха»… Стоит ли относиться к этому
серьезно? Трагедия в том, что сейчас наблюдается рост
неонацистских настроений во многих странах благополучной
сытой Европы. Убежден, все то, что в той или иной форме
оправдывает нацизм, опасно. Если мы усомнимся в
злодеяниях нацизма, значит, мы ничему не научились и
можем снова с этим столкнуться. Особенно опасны вспышки
возвращения к «славному прошлому» в странах, не
переживших денацификацию. Современная Германия,
например, гораздо более лояльна и интернационалистична,
чем, скажем, современная Австрия.

И Латвия в этих условиях — тест на то, воспрянет ли
фашизм в Европе XXI века, будут ли его идеи привлекательны
для молодежи и поддерживаемы государством? Если в
Прибалтике возможны фашистские марши под защитой
закона, то почему они невозможны в других странах Европы?
В Европе вновь прорастают корни антисемитизма,
происходит это в основном из-за притока арабских
эмигрантов, но зато при полной поддержке европейских
политиков. И если в этот «коктейль» плеснуть еще и
неонацистской составляющей, то эта смесь станет
по-настоящему гремучей. Не стоит забывать, что именно Европа
породила нацизм. Очевидно, что, несмотря на все
торжественные акты публичного покаяния, которые
проходили под фанфары победителей, искры фашизма готовы
полыхнуть в любой момент. Попустительство — прекрасное
горючее.

Возрождение нацизма — проблема не исторического
прошлого. Это проблема сегодняшнего дня. Но за один день
ее не решить. Я согласен с политиками, которые призывают
собрать общеевропейский «круглый стол» по проблемам
национализма в объединенной Европе. Необходим
качественный диалог и взвешенные оценки. Пора вспомнить
приговор Нюрнбергского процесса и придать его документам
современное звучание. Иначе сегодня, в канун 60-летия
Победы народов над фашизмом, кое-кому становится
«непонятно», кто кого победил, кто кого освобождал и кто
кого оккупировал.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное