издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Артур Ваха: Не хочу быть медийным актером

Страна посмотрела сериал петербургского режиссера Сергея Снежкина "Брежнев". Теперь его разбирают по косточкам: похоже -- не похоже, что в нем наивно, карикатурно, нафантазировано, гипертрофировано...

У режиссера и актеров берут интервью, о картине
высказываются близкие легендарного генсека. Роль молодого Брежнева сыграл Артур
Ваха, любимец девушек и женщин по ролям в спектаклях Театра комедии им. Н.П.
Акимова, а также БДТ и театра «Фарсы».

— Артур, а у вас какие впечатления от сериала?

— Я видел авторский вариант, шесть серий, так что у меня впечатления плохие. Не
режиссер сокращал фильм до четырех серий, поэтому много непрофессиональных склеек
при монтаже, вырезано немало живой жизни. Оставлен скелет, скажем так, а мясо убрано.

— Что говорят о фильме ваши близкие, коллеги?

— Отклики разные. Если говорят о моей работе, то только позитивно. Вы же понимаете,
что в лицо мне никто ничего плохого не скажет.

— Расскажите о самом начале. Вам позвонили со студии и предложили эту роль?
Ваша реакция?

— Нет, все было по-другому. Сергей Мелькумов, будущий продюсер фильма, человек,
который все это придумал, приехал из Москвы, мы сидели в «Пурге». Есть такое
заведеньице в Питере, где собираются друзья и царит хорошая атмосфера. Сережа мне
говорит:

— Присядь, я с тобой поговорить хочу.

— Сейчас? Ну, говори… Я еще похожу.

— Нет, ты сядь, а то сейчас упадешь.

Я сел.

— Значит, так. Будешь у меня Брежнева играть.

Я, правда, чуть не упал. Конечно, подумал, что он шутит…

Старшего Брежнева должен был Евгений Матвеев играть, он тогда еще жив был. А потом,
когда я уже сжился с этой интересной мыслью, Матвеев умер. Я понял, что проект
закрывается. При встрече спросил Мелькумова: «Ну что, все?» — «Нет, не все. Буду
искать взрослого Брежнева».

Хотели даже, чтобы я сыграл обоих Брежневых — молодого и пожилого. Была идея
сделать мне не просто грим, а настоящую голливудскую пластику. Я ездил в Москву, там
с меня снимали силиконовую маску. Но потом решили от этого отказаться. Во-первых,
очень дорого. Накладки одноразовые, их надо было штук восемь, клеишь на съемку, а
после нее выбрасываешь в корзину. Во-вторых, эту пластику нельзя держать на лице
больше четырех часов и через каждые два дня нужно делать перерыв. И потом в моем
возрасте (мне 41) играть пожилого, даже в гриме… Это могло не оправдать себя. На роль
«старшего» Брежнева пригласили Сергея Каюмовича Шакурова, чему я очень
обрадовался.

— Я читала, что вам пришлось сниматься в голубых линзах…

— Информация неверная. Кто-то запустил эту «пулю» в прессу во время съемок, узнав, что
я буду сниматься в голубых линзах, которые действительно заранее заказали. Но когда
мне их надели, Снежкин посмотрел и сказал, что это неестественно. У меня-то глаза
зеленые. А вот у Шакурова, правда, голубые, как у Брежнева.

— Интересно, какова была ваша реакция, когда вы впервые увидели себя в зеркале в
образе Леонида Ильича…

— Я видел весь процесс, не с закрытыми глазами сидел, то есть привыкал постепенно. За
час уже можно привыкнуть.

— Знакомые, небось, шуточки отпускали?

— Было. В основном такие: «Здрассьте, Леонид Ильич!» — говорили при встрече. Я
натяжно улыбался и отвечал: «Здрассьте!». Что еще сказать? Это работа.

— Сейчас только ленивый не бросит камень в сериалы и снимающихся в них
актеров…

— Если вы имеете в виду «Брежнева», то он снят хорошей аппаратурой, на хорошую
пленку «Кодак», с хорошим светом. Это снималось не как сериал, а как кино, работали не
ради денег, а ради искусства с большой буквы. К сожалению, монтировали фильм не те
люди, которые все это придумывали. Это наше несчастье. Если раньше в стране была
цензура политическая, то теперь другая: кто платит «бабки», тот считает себя вправе
делать все, что угодно. И бороться с этим нереально, выход один — уйти.

— Что-то забавное на съемках было?

— Ничего особенного не было. Разве что некоторые рабочие моменты. Допустим, в
Кишиневе. Брежнев идет купаться. Поставили рельсы, тележку на бетонный пирс. Я
должен был заходить в воду, а за мной едет тележка. Рассчитали так, чтобы сделать все
одним дублем. Потому что, если заново клеить брови, понадобится перерыв в работе
минимум на час. А солнце уже заходило. Мне надо было смело, бодрым шагом войти в
воду и, когда режиссер крикнет: «Плыви», — бросаться и плыть, естественно, до команды
«Стоп!». Я пошел. А в этом месте (никто не проверил!) оказалась тина, застойная вода и
по колено глубина. Иду, иду, а все мелко, наступаю на какие-то сучья, камни, ужас!
Думаю, ноги себе точно пропорю, но понимаю, что обратной дороги нет. И когда
Снежкин крикнул: «Плыви!», а глубина по колено, я все равно бросился в эту тину и стал
грести руками по дну, чтобы хоть как-то двигаться вперед. И вот я уже продрался на
чистую воду, поплыл вперед, а там — Приднестровье, военное положение… Чувствую:
что-то не так, уже слишком долго плыву, когда же команда «Стоп!»? Оборачиваться,
смотреть в камеру нельзя, придется новый дубль делать. Потихонечку переворачиваюсь
на спину (якобы, теперь на спине поплыву), чтобы хоть краем глаза увидеть, что делается
на пирсе. И вижу, что рельсы складывают, аппаратуру, свет убирают. Я приплываю
обратно и спрашиваю: «Подождите, а команда «Стоп!» была?». И мне говорят:

— Сергей Олегович сказал: «Да пусть парень поплавает в свое удовольствие!».

Так что я искупался в Днестре, слава Богу (смеется). Кстати, этот кусок из фильма
вырезали. Забавно?

— Артур, сейчас считается, что актеру, чтобы сняться в большом кино, надо быть
медийным, мелькать в сериалах. Вы с этим согласны? В сериалах вы снимаетесь…

— От этого слова меня сразу начинает тошнить. Медийный актер — не значит хороший.
Ни в коем случае. Это совершенно разные вещи. Медийность не зависит от таланта.
Самые медийные люди — типа Сердючки, «Аншлагов», та пошлятина, которую мы
смотрим по телевизору, которую делают, естественно, только ради денег.
Это омерзительное слово для актера — как
пренебрежение, ругательство. Если бы Евстигнееву сказали, что он медийный, думаю,
он тут же послал бы подальше… Мне бы очень хотелось, чтобы меня никто не называл
этим гадким словом.

Мне за свои работы в сериалах пока не стыдно. Надеюсь, я нигде сильно не опозорился.
Есть вещи, которые не нравятся мне самому, но это мои личные переживания…

Что говорят зрители?

Марина Ильинична, работающая пенсионерка, 58 лет:

— Фильм сделан неплохо. Но кто его смотрел и будет смотреть? Молодым (сужу по своим
детям, внукам) это неинтересно, а нам, уже немолодым, тяжело. И так нам тошно сейчас,
еще смотреть… Хочется забыть то омерзительное время. Я, правда, смотрела одним
глазком. Понравилась Светлана Крючкова в роли жены Брежнева. Шакуров все точно
передал. Я обо всем этом, конечно, читала. И все это знаю, поскольку жила в то время, все
было на моих глазах. Неприятно вспоминать, не хотелось смотреть на такое полумертвое
убожество, которое правило нашей страной.

Элеонора Владимировна, бывший бухгалтер, пенсионерка, 61 год:

— Принципиально не смотрела фильм. Ну сколько можно говорить про тот период?
Надоело. А вот «Фаворского» смотрю.

Наталья, мастер, 46 лет:

— Мне фильм понравился. Конечно, он не автобиографичен. Кстати, об этом
рассказывалось после показа. Картина не о политическом деятеле, а о последних месяцах
жизни несчастного старика. Что наверху? Пустота. Ни дружбы, ни любви, ничего, кроме
одиночества и болезней… Актеров подобрали хорошо, грим отличный, внешне все похожи
на известных деятелей, мы-то помним эти лица по телевидению, фотографиям в газетах,
портретам на демонстрациях. Фильм очень интересный. Хорошо поставлен, не трудно, а
легко, с юмором. В нем много житейских ситуаций, личная жизнь нашего генсека. Все
мои коллеги по работе смотрели, потом мы обсуждали. И муж смотрел. Он терпеть не
может бразильские и мексиканские сериалы, а вот российские смотрит.

Эдуард Хиль, народный артист России:

— Фильм не видел. Вообще по телевизору, кроме футбола, ничего не смотрю.

Татьяна Пилецкая, народная артистка России:

— Я всегда с опаской отношусь к автобиографическим фильмам, потому что в них, как
правило, берется внешняя сторона жизни, а в человеческие качества никто не вдается. Я
не поклонница Шакурова. Когда начала смотреть сериал, меня удивило поразительное
сходство. Дальше мне показалось, что в его образе есть некоторая шаржированность,
некий плюсик. Стала смотреть следующие серии. И когда досмотрела до конца, была
просто потрясена, как тонко и умно подошел к раскрытию этого образа режиссер. Я
увидела умного, тонкого, с невероятным чувством юмора человека — это так замечательно
сделано! Какие человечные сцены! А когда есть человек, за этим интересно следить. Все
актеры работают удивительно тонко. Шакуров сыграл просто блистательно. Меня потряс
Громыко Вадима Яковлева, какие умные глаза! И Лановой… В результате я позвонила
Снежкину (однажды я озвучивала одну из ролей в его фильме «Цветки календулы») и
поздравила его с интересной работой. Он показал себя удивительным мастером.

Известный киновед, не пожелавший называть свое имя в газете:

— У фильма нелегкая судьба. Безусловно, сделан он хорошо, ярко, броско, но изуродован
Первым каналом. У меня положительные впечатления. Однако не хочется говорить о
«Брежневе» на ходу, в двух словах… Это трудный разговор.

Некоторые знаменитые питерские актеры, режиссеры отказались давать комментарии: мы,
мол, знакомы со Снежкиным, вы же понимаете…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное