издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Выпьем за тех, кто командовал ротами!

Уважаемая редакция! Пишет вам участник прорыва и снятия блокады Ленинграда. Не могли бы вы рассказать об одной замечательной песне? К сожалению, слова ее подзабылись. Помню куплет: "Выпьем за тех, кто командовал ротами, Кто замерзал на снегу, Кто в Ленинград пробирался болотами, Горло сжимая врагу..." И еще там были слова: "Выпьем за Родину, выпьем за Сталина, Выпьем и снова нальем".

Акулов Петр Семенович.

Просьбу нашего читателя мы передали музыковеду-историку и собирателю песен Юрию
Бирюкову. Вот что он рассказал.
Песня, которую просит вспомнить Петр Семенович Акулов, называется «Волховская
застольная». Музыку написал И.
Любан, а слова — известный поэт Павел Шубин. У этой песни удивительная история.
Дело в том, что на музыку И. Любана были написаны два текста. Первый сочинили М.
Косенко и А. Тарковский. Песня называлась «Наш тост».

Если на празднике с нами встречаются

Несколько старых друзей,

Все, что нам дорого, припоминается.

Песня звучит веселей.

Ну-ка, товарищи, грянем застольную,

Выше стаканы с вином!

Выпьем за Родину нашу привольную,

Выпьем и снова нальем.

Выпьем за русскую удаль кипучую,

За богатырский народ.

Выпьем за армию нашу могучую.

Выпьем за доблестный флот.

Выпьем, товарищи, выпьем за гвардию —

Равных ей в мужестве нет.

Тост наш за Сталина, тост наш за партию,

Тост наш за знамя побед!

В мае 1942
года эта песня была исполнена по радио, попала в репертуар фронтовых ансамблей.
Павлу Шубину, который был тогда корреспондентом газеты «Фронтовая правда»,
мелодия понравилась, а слова — нет. В начале 1943 года он участвует в снятии
Ленинградской блокады в боях у Синявина и Воронова.
Тогда он и пишет свои слова на мелодию И. Любана. Вот они:

Волховская застольная

Редко, друзья, нам встречаться приходится,

Но уж когда довелось,

Вспомним, что было, и выпьем, как водится,

Как на Руси повелось.

Выпьем за тех, кто неделями долгими

В мерзлых лежал блиндажах,

Бился на Ладоге, дрался на Волхове,

Не отступал ни на шаг!

Выпьем за тех, то командовал ротами,

Кто умирал на снегу,

Кто в Ленинград пробирался болотами,

Горло сжимая врагу!

Будут навеки в преданьях прославлены

Под пулеметной пургой

Наши штыки на высотах Синявина,

Наши полки подо Мгой!

Пусть вместе с нами семья ленинградская

Рядом сидит у стола.

Вспомним, как русская сила солдатская

Немца за Тихвин гнала!

Встанем и чокнемся кружками стоя,

Мы — братство друзей боевых,

Выпьем за мужество павших героями,

Выпьем за встречу живых!

Согласитесь, что слова «Волховской застольной» выгодно
отличаются от картонно-официозного текста «Нашего тоста».
Однако в послевоенные песенники неизменно включался «Наш тост», а «Волховская
застольная» Павла Шубина этой чести не удостоилась. Да и сам поэт не включил эти
стихи ни в один из своих поэтических сборников.
Трудно сейчас судить, с чем это было связано. Возможно, Шубин, беспощадно
требовательный к себе и своему творчеству, считал «Волховскую застольную» не
более чем песенной переделкой, сложенной им на популярный мотив.

По-своему пытался объяснить это в беседе со мной сын поэта Александр Павлович:
«Однополчане отца и его друзья рассказывали мне об одном забавном эпизоде,
связанном с этой песней, — вспоминал он. — Однажды Шубин приехал в 154-й авиаполк читать свои стихи. Принимали его очень
хорошо. Но когда он начал читать «Застольную», в зале моментально поднялся шум.
Кто-то даже выкрикнул: «Пусть товарищ поэт читает свои сочинения!» Обычно
находчивый, Шубин оторопел от обиды и не мог найти нужных слов. Может быть,
впоследствии воспоминание об этой коллизии было неприятно отцу. Во всяком
случае, я никогда не слышал от него ни одного слова об этом стихотворении и,
хорошо зная его текст, понятия не имел до 1958 года о том, кто его автор.
Стихи «Волховской застольной» в годы войны были опубликованы только однажды.
Напечатала их «Фронтовая правда». Но это не помешало им широко распространиться
и остаться в памяти людей.

При этом, однако, память народа «самочинно» включила в «Волховскую застольную»
слова и про Сталина. Но несколько в иной редакции, чем в песне «Наш тост» (что и
запомнилось автору письма): «Выпьем за Родину, выпьем за Сталина, Выпьем и
снова нальем!»

Говорят, из песни слова не выкинешь. Но вставить — можно.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное