издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Актер -- тот же дизайнер

Андрей Федорцов рассказывает о Васе Рогове, театре, своем звездном часе

О метро, хамстве и автографах

Встреча откладывалась. Андрей Федорцов надолго застрял в питерской «пробке». А
времени у него, как всегда, в обрез, перерыв в работе небольшой.

— Одна известная актриса сказала, что если спустится в метро, то ее «разберут» на
сувениры. Вы не пробовали?..

(Улыбается): Как-то в Москве из-за большой «пробки» нам с Игорем Лифановым надо
было проехать несколько остановок на метро — на студию имени Горького. У Игоря была
карточка на две поездки. Он прошел через турникет и передал ее мне. И тут раздалось:

— А-а, артисты! Неужели такие бедные, что экономите, зайцами ездите?

В ресторане Петербургского Дома актера, где Андрей решил перекусить, то и дело к нему
подходили девушки с просьбой дать автограф. Он не отказывал.

— Это нормально. Честное слово, приятно, когда бабушки, дедушки, женщины, дети
искренне говорят какие-то слова… А вот когда хватают за руку, на «ты» обращаются:
«Здорово! Давай пойдем выпьем», — безумно неприятно. И это так достает! Чуть
отъедешь от Москвы или Петербурга в сторону, на гастроли на Украину или в Сибирь
приедешь, везде можно встретить одно и то же, такую бесцеремонность и неуважение…
А как вам нравится то, что в Интернете «висит» статья, где говорится, что у меня жена
без ног и рук?

О сериалах

— Что за съемки у вас сейчас, Андрей?

— Очередная «Убойка». Снимает Вадим Островский. С такими режиссерами, как он и
эстонец Пуустусмаа Андрес, просто интересно работать.

— Вся страна смотрит сериалы. И вся страна ругает их…

— Не слышал, чтобы «Убойную силу» ругали… А что, «Идиот» — плохой сериал? Или
«Гибель империи», «Бригада»?.. Вообще-то я уже устал говорить на эту тему. А почему не
говорят о том, какое плохое кино нам показывают? Или плохие спектакли? А что такое
«Семнадцать мгновений весны»? Отлично снятое кино! И когда актеры говорят: «Я ни за
что не буду сниматься в сериалах!» — это глупость. И снобизм. Сериалы дают работу
артистам, которые сидят без ролей. Есть хорошее кино и плохое. Есть актеры, которые
работают интересно. И есть такие, которые вообще не должны заниматься этой
профессией. Есть сериалы, которые не должны показывать. И есть такие, которые надо
показывать часто. Есть спектакли, которые должны стать общественным достоянием, и
такие, которые лучше бы сразу запретить.

— Вас действительно часто донимают вопросами о сериалах?

— О-о-о, постоянно! Одно и то же! Вообще все журналисты, словно сговорились… Я ведь
много по стране езжу, на гастролях, съемках… Подтекст один: сериал — это халтура.
Однажды в Москве я рассказывал о своем друге Семене Стругачеве.

— А кто это? — спросили меня.

— Ну, например, Лева Соловейчик в «Особенностях национальной охоты»…

— О, блин! Я еще «…охоту» смотреть буду!

Я был потрясен. Это же глупость! Как можно осуждать, не посмотрев?!

Кстати, я ведь не только в сериалах снимаюсь. За последние два года сыграл в
художественных фильмах: «Новогодний киллер», «Мастер и Маргарита», «Три пожара»,
«Мыс Доброй Надежды», «Время собирать камни», «Сорочинская ярмарка», «Барабашка»,
«О любви в любую погоду», «С Новым годом, с новым счастьем», «Четыре таксиста и
собака», «Если завтра в поход», «Егерь», «Колхоз Интертейнмент». Я работаю в театре. И
везде трачу сердце одинаково, будь то сериал, или журнал «Фитиль», или театральная
антреприза. У меня ко всему отношение одинаковое. И также я трачу сердце и нервы на
интервью, на любимую женщину…

— Вы много снимаетесь. И живете, получается, между Петербургом и Москвой…

— Я думаю, сейчас многие артисты так живут.

— Как-то мы с вами разговаривали о том, что многие питерские актеры перебрались
в Москву. Вы еще пошутили: «Скоро я один здесь останусь». Но ведь если вас
позовут, вы тоже уедете, так?

— Нет. Я в Москве служил, и у меня свои впечатления об этом городе, он — не мой. И в
Лондон, и в Нью-Йорк я поехал бы на неделю, не больше, но не жить…

О наградах

— Андрей, смотрю, столько событий у вас в жизни за несколько дней: вручение
«Золотого Остапа», награды фестиваля сатиры и юмора, премьера фильма «Время
собирать камни» — в Москве и Петербурге (фильм уже получил Гран-при фестиваля
«Виват кино России!»), премьера спектакля «Осенний покер» в творческом
объединении «АРТ Питер»… Ну прямо звездный час Андрея Федорцова!..

— Да какой звездный час?! Это все работа. Если бы я был, ну, например, врачом, никто
бы не заметил, какое количество больных я прооперировал за последнее время…
Звездный час был намного раньше, когда я после мореходки получил красный диплом,
меня посадили на самый лучший теплоход, и я обошел всю Европу. Это был мой личный
мужской звездный час, звездный час недавнего школьного балбеса, обалдуя и троечника,
влюбленного восемь лет в одну девушку…

— И все же, признайтесь, для вас было неожиданным награждение «Золотым
Остапом»?

— На этом фестивале Семен Стругачев сказал: «Нас с тобой точно не наградят: сидим,
непонятно где… Ну и ладно». Выпили шампанское за то, что хорошо поработали. А потом
оказалось, что наградили все три фильма, в которых я снимался, и я трижды выходил на
сцену… Не ожидал, честно…

Без ложной скромности скажу, что никогда не думаю о наградах. А самыми
неожиданными для меня были призы за роли в фильмах «Брат» и «Егерь».

— Интересно было сниматься у Суриковой?

— Конечно. Я снялся в трех ее картинах: «Если завтра в поход» (другое название — «Тайна
волчьей пасти»), «Барабашка», смешной детский фильм, и «О любви в любую погоду».

— Как вам роль нового русского бизнесмена в фильме «О любви…», которую на
фестивале «Золотой Остап» признали лучшей мужской комедийной ролью?

— Я прочитал сценарий и сказал: «Алла Ильинична, дайте мне, пожалуйста, переписать
свою роль полностью!» Полтора месяца ходил, наблюдал, узнавал, читал про уголовный
мир…

— И как же отнеслись режиссер и сценарист к вашей работе?

— Сурикова, вычеркнув несколько жестких слов, утвердила мой текст. Я считаю, что
актеры должны отстаивать свое мнение, придумывать роль, предлагать несколько
вариантов сцен, фраз. Это же искусство! Режиссер — словно архитектор, а мы, актеры,
внутри «помещения» занимаемся дизайном.

О Шурике и Васе Рогове

Андрея Федорцова страна знает как Васю Рогова из «Убойной силы». Как часто бывает,
экранное имя стало нарицательным. И эта тема тоже набила оскомину актеру.

— Знаете, Андрей, Анатолий Кузнецов как-то признался, что его фамилию многие
даже не помнят! Зовут его «товарищем Суховым»…

— Когда еще был жив Александр Демьяненко, мне довелось играть с ним в спектакле
«Алхимики». Помню, как его коробило, когда называли «Шуриком». Так его доставали
этим «Шуриком»! «Я Саша, — говорил он. — Александр Демьяненко».

Однажды в Самаре один бармен мне сказал:

— Ну как же так? Ты ведь, как я, стоял за стойкой, был барменом, режиссер выбрал тебя.
Почему не меня? Почему ко мне режиссер не подходит?

Я никогда не был барменом. Вообще-то у меня два технических образования и одно
высшее. И мне неприятно, когда ко мне обращаются, не сказав «здравствуйте», на «ты»…

О театре

— Я читала, что вы окончили мореходное училище, фермерскую школу,
театральный институт, что были директором издательства, выпускающего
«Мансарду», газету для поэтов, в рок-клубе — администратором, рекламой
занимались…

— То, что у меня было в жизни, по-моему, у каждого советского мужика было: армия,
электрик, грузчик, монтировщик… Сейчас это все помогает в работе, пригодилось.

— Когда-то вы работали машинистом сцены в Малом драматическом театре…

— Хотел таким образом попасть на курс к Додину. Многие его спектакли монтировал.
Однажды я делал в его кабинете электронагреватель (бойлер) и сказал, что хочу учиться у
него. Лев Абрамович ответил, что всему свое время.

— И у кого вы учились?

— У Дмитрия Астрахана. Он и дал нам «путевку в жизнь»,
взяв весь наш курс в Театр комедии, где был тогда главным режиссером,
за что ему низкий поклон и спасибо. С
первого курса мы были заняты в спектаклях. И в кино он нас снимал. Я сыграл в его
фильмах «Ты у меня одна» и «Все будет хорошо».

— Рассказывают, что вы были Коньком-Горбунком, Страшилой в «Волшебнике
Изумрудного города» и «Урфине Джюсе»…

— Да. Это очень интересно, кстати, и необходимо в самом начале играть такие роли. Надо
так показать сказочного героя, чтобы дети тебе верили. Тут и импровизация. Классно!

— Андрей, почему вы ушли из Театра комедии после четырех лет работы?

— Это очень серьезный разговор. Нас выгоняли из театра, буквально выбрасывали наши
вещи. У меня даже сохранилось объявление: «Товарищи студенты, если не уберете свои
вещи, найдете их на Невском проспекте». Ситуация была мерзкая. Демьяненко,
замечательному актеру, сказали, что он занимается не своей профессией. У него инфаркт.
Он в суд обратился. Больше я в этот театр не хожу.

— И поэтому сегодня вы не работаете в каком-либо театре?

— А зачем? Мне дают хорошие роли. Работаю у Сергея Кошонина в «АРТ Питере», занят в
двух спектаклях (Актера Кошонина зрители знают как Максима Веригина из «Убойной
силы». — От авт.)
Сейчас вот предложили роль в Москве в антрепризе. Мне не нужны
«стены». Нужны хороший коллектив и хорошая пьеса.

Я к себе критически отношусь. Когда мне предлагают главную роль в спектакле, говорю
честно, что еще не готов. Для меня театр — самое сложное искусство. Я хотел бы сыграть
трагикомическую роль. Как в фильмах «Огни большого города» или «Малыш» у Чарли
Чаплина, когда люди и смеются, и плачут. Для меня такими ролями стали отец Федор в
спектакле «Двенадцать стульев» и поэт Иван Бездомный в спектакле «Мастер и
Маргарита». Серьезная драматическая роль была в фильме «Егерь».

Об архитектуре, музыке и рыбалке

— Андрей, у вас есть какие-либо увлечения?

— Архитектура, дизайн. Мы с другом давно этим занимаемся. Почти на профессиональном
уровне. Как я говорю, люблю строить дом в квартире. Уже полтора года это делаю. У
меня и сейчас в машине — разная плитка… Не был бы актером, стал бы архитектором. Мне
это интересно.

Я меломан, музыкой интересуюсь, разными группами, которые еще в детстве слушал, и
аппаратурой.

Когда появляется свободное время, люблю съездить на дачу и порыбачить. В прошлом
году у меня выдалось всего два выходных дня (это, конечно, плохо, так нельзя), работы
было много. Я сейчас даже «попридержал коней». Если раньше не мог от чего-то
отказываться, то теперь научился.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное