издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В поисках утраченного

!I1!Киренск - один из древнейших городов земли иркутской. В нынешнем году в августе он отметит свое 230-летие. И это возраст только от момента, когда Киренску был официально присвоен статус поселения. А сколько времени прошло до этого официального признания, одному богу известно, да еще историки роют архивную пыль в поисках утраченного. Впрочем, живые предания дней минувших хранит Киренский краеведческий музей и его директор Ольга Кулешова. Раскинувшийся на острове, который с одной стороны омывает Киренга, а с другой -- Лена, Киренск называют еще сибирской Венецией.

— Здание, в котором расположен музей, само по себе
историческое, — рассказывает Ольга Викторовна. — Построено
оно в 1895 году, специально под женскую
прогимназию. В советское время здесь располагались
школьные мастерские, потом детский сад. А сам музей
несколько десятков лет назад был создан на общественных
началах. Изначально он размещался в домике священника,
которой и поныне стоит возле действующей церкви. Теперь
из того первого хранилища в нашем музее осталось, пожалуй,
не больше половины экспонатов. Во время пожара, уже здесь,
в бывшей женской прогимназии, значительная часть
коллекции была утрачена. Самые ценные из утраченных
вещей — это большое собрание орденов, медалей и оружия.

Киренск, как земля древняя, располагал к историческим
изыскам. Потому раньше формированием музея и поиском
экспонатов занимались учителя-историки со своими
учениками. Пришлось музею пережить и период безвременья,
когда никто не хотел заниматься хранением и приумножением
исторического наследия. Да и многие энтузиасты, стоявшие у
истоков музея, выехали. Мало теперь тех, кто любит возиться
с детьми и беззаветно предан истории…

Среди таких энтузиастов и преданных своему делу
людей Ольга Викторовна назвала Виталия Тирских и Ивана
Журавлева. Но после того, как эти люди покинули Киренск,
запустение поселилось на экспозициях. Порушилось
краеведческое движение, музей стал бесхозным, началось
медленное, но перманентное растаскивание. Дабы прекратить
это, тогда еще горсовет забрал оставшиеся экспонаты в свое
здание. Но это не помогло, уже в самом горсовете была
утрачена большая часть ценных фотографий, подлинников
исторических документов. Но все-таки сегодня Киренский
музей переживает период возрождения. Мало найдется в
районах нашей области столь богатых на раритетные вещи
хранилищ памяти человеческой.

Так получилось, что история нашей страны неразрывно
связана с православием. Один из ценнейших
экспонатов — деревянная скульптура. И хотя по поводу ее
происхождения возникает множество вопросов, доподлинно
известно, что это — деревянное изваяние Иоанна Богослова.
Всего их было найдено по Иркутской области четырнадцать.
Когда-то эти скульптуры располагались в церквах. Киренский
Иоанн Богослов замечателен тем, что его, единственного
из всех четырнадцати изваяний, время и люди пощадили.

Рядом с Иоанном Богословом располагается коллекция
надгробных плит — гранитных и чугунных. Но надписи
стерты, лишь на одном из надгробий можно прочесть едва
различимое: «…купец 1-й гильдии… 1892 года…». Фамилии
же почившего купца 1-й гильдии разобрать уже невозможно.

Красный угол экспозиционного зала занимает старинной
работы стол. В дореволюционные времена он стоял в
казначействе. Потом кочевал по кабинетам советских
государственных учреждений. Историю стола рассказывает
киренчанин Анатолий Ляпунов: «Я сидел за этим столом,
когда был директором хлебозавода. А достался он мне
довольно интересно. В свое время у нас стояла воинская часть.
Постепенно ее расформировали. Военные забрали все самое
ценное и вроде уже совсем уехали. Да только на новом месте
командир части обнаружил, что чего-то не хватает. Чего? Его
любимого стола! Тогда он специально за этим столом прислал
в Киренск самолет! Но мы его спрятали в подвале. Военные
походили-походили, стола так и не нашли…»

Фисгармония — миниатюрное пианино — в музее
еще со времен дореволюционных ссыльных поселенцев. Они
были, как правило, люди состоятельные и могли позволить
взять в ссылку не только необходимые вещи, но и предметы
роскоши.

Ведь ссылка в Сибирь в те времена была серьезным и
тяжелым наказанием. Из центра,
после роскошной жизни, человек попадал в дикую сибирскую
тайгу… Вот и развлекались ссыльные кто чем мог, в том числе
и игрой на фисгармониях.

Славен Киренск и замечательными людьми. Кого-то из
них ссылали сюда, а кто-то родился здесь. Началось все с
декабристов, которые прибыли в ссылку в 1826 году, через
год после восстания на Сенатской площади.

— Один из самых известных декабристов, которые были
сосланы в Киренск, — князь Голицын, — рассказывает Ольга
Кулешова. — Правда, пробыл он здесь недолго, три года, с
1826 по 1829. Заступничество перед царем богатых и
влиятельных родственников значительно сократило срок
ссылки Валериана Голицына. А вот Аполлон Веденяпин —
дворянин попроще, потому и прожил в Киренске аж 19 лет. Из
Киренска Аполлона Веденяпина перевели в Иркутск, где он и
умер.

Пожалуй, самым знаменитым нашим земляком был
Ерофей Павлович Хабаров. Хабаров пришел сюда с Амура. И,
по свидетельству исторических документов, он уже в 1641
году снимал первый урожай на землях, на которых сегодня
расположен Киренск. До сих пор неизвестно, где умер
великий первопроходец, но есть все основания полагать, что
могила Ерофея Хабарова находится в киренской земле. Эта
гипотеза косвенно подтверждается тем, что Хабаров все свои
пашни, луга, мельницы и все свое имущество завещал нашему
Свято-Троицкому монастырю.

У нас очень много знаменитостей. Одно время жил и
работал в Киренске Федор Григорьевич Углов, знаменитый
хирург, академик. Теперь он живет в Санкт-Петербурге.
Ему уже сто лет. Федор Углов внесен в Книгу
рекордов Гиннесса, как хирург, который и в очень пожилом
возрасте занимался практикой.

Алексей Николаевич Косыгин, бессменный председатель
Совета министров СССР (по нынешнему — премьер-министр.
А.С.) с 1964 по 1980 годы, начинал в Киренске свою трудовую
деятельность. У нас в архивах есть фотография, на которой
Алексей Николаевич совсем еще молодой со своей женой.
Приехал он в Киренск в 1926 году в возрасте 22 лет и
проработал в нашем городе три года — по 1929. Работал в
потребительской кооперации. А старожилам запомнился
Алексей Косыгин тем, что он по району и городу разъезжал на
велосипеде. Отличался Алексей Николаевич чрезвычайным
трудолюбием.

— Ольга Викторовна, как формировалось население
Киренска?

— У нас тут кого только не было, каких кровей только не
намешано! Ссыльные, начиная с декабристов. Потом поляки,
латыши, немцы. Ну и коренное население — эвенки, которых
теперь уже не осталось.

А до революции у нас были сапожные мастерские,
пимокатные. Очень много было лавок.

Гордость Киренска на протяжении многих десятилетий —
винокуренный завод. Это целый комплекс — 12 цехов.
Грандиозное строительство началось в 1903 году и
закончилось всего через семь лет, в 1910. Это уникальный
срок — всего семь лет! Выпускали ликеры, вина
замечательные. Киренская водка славилась. Воду брали в
Киренге — чистейшей северной реке. Было время, когда нашей
водкой вся Якутия снабжалась! До самых времен правления
Юрия Андропова завод проработал на царском еще
оборудовании. В середине 80-х годов прошлого века завод
закрыли, какое-то время он простоял, потом решили сделать
на его базе молокозавод. Но дело не пошло. Маслозавода тоже
не получилось. Сегодня на бывшем винокуренном заводе
коммерсанты складируют свой товар.

Печально знаменит винзавод еще и тем, что в его
подвалах в 1930-е годы расстреливали репрессированных. А
вообще про подвалы Киренска ходят легенды. Доподлинно
известен факт, кода при строительстве нового дома целый
бульдозер исчез под землей — провалился в древнее
подземелье. Какие тайны хранят подвалы Киренска, сегодня
никому не известно.

Если подвалы Киренского района надежно хранят свои
тайны, то в лесах Киренского района в 1987-м на одну тайну
стало меньше. Поисковый отряд в этом году нашел военный
самолет, потерпевший катастрофу в 1943 г. Во время Великой
Отечественной войны через Киренск проходила воздушная
трасса, по которой из Аляски перегоняли на западный фронт
военные самолеты. О трагических и великих днях того
времени повествует целая экспозиция в музее. Обломки
самолета — бомбодержатели, приборная панель, пушка,
пулеметы и радиоаппаратура — соседствуют со стендами с
фотографиями родственников погибших летчиков и с фото
самого экипажа.

— У нас до войны не было аэропорта, был только
гидропорт, самолеты садились прямо на воду, — рассказывает
Ольга Викторовна, — сухопутную площадку построили только
с началом войны. В 1941 году была введена всеобщая
трудовая повинность. Каждый киренчанин, начиная с 18 лет,
обязан был отработать на строительстве аэроплощадки. В
1942 году площадку сдали в эксплуатацию. Трасса длиной в
шесть тысяч километров представляла собой очень сложный
маршрут. Северные зимы суровы, не было тогда и
радиолокации, и очень часто самолеты покрывались льдом и
под его весом разбивались. Конечно, летчики летали не
местные, а опытные полярники, но это тоже не спасало
самолеты от катастроф.

Найденным самолетом командовал капитан Лобарев,
участник еще финской кампании. На перезахоронение
останков мы собрали всех родственников погибшего экипажа.
Люди приехали аж с Воронежа и с Донецка.

— Ольга Викторовна, у вас довольно богатый музей, как
вы пополняете его фонды?

— Раньше было проще — дарили. Сегодня нам экспонаты
предлагают за деньги, и за немалые. Я понимаю, что
теперь время такое, но ведь и нам тоже неоткуда брать
значительные суммы на приобретение экспонатов.

Вот совсем недавно музею предложили чрезвычайно
интересный бамбуковый стол. Женщине, которая нам его
предложила, стол достался от отца, репрессированного
поселенца. Он отбывал срок на Колыме, а оттуда выехал в
Киренск с семьей, и весь этот путь бамбуковый стол проделал
с ними. Столик китайский, двухъярусный, но женщина
просит за него 20 тысяч рублей…

— Есть перспективы у музея?

— Надеемся на лучшее будущее. Новая власть обратила
на нас внимание, думаем, что будет лучше. Вот теперь и с
ремонтом стало проще. Если раньше ремонтировали на то, что
сами зарабатывали, то теперь средства на это выделяет
администрация. А мы, в свою очередь,
уроки ведем в школе, лекции,
праздники проводим. Теперь вот готовимся к Дню города.

… Что же, наше богатое историческое прошлое
обязывает нас быть его достойными
наследниками. И пока есть музей и пока в него кто-то ходит,
забвение прошлому не грозит.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector