издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Другой рецепт?

Лед и пламень, день и ночь — нет образа, который бы
на международной арене ярче охарактеризовал конфликт
между государством Израиль и Палестиной, а говоря
короче — между евреями и арабами. Нет смысла
доискиваться до его причин, как нет возможности
предсказать его исход: время расставит все на свои
места. Но сегодня старая вражда перешла в новою
плоскость. В Израиле который месяц идет разборка
между сторонниками и противниками размежевания, и
палестинские активисты призывают евреев проявить
уважение… к собственной армии.

Что такое «размежевание»? Это новая политика
правительства Шарона по отношению к территориям,
занятым Израилем после шестидневной войны 1967 года.
Тогда Израиль разгромил одновременно Сирию, Египет и
Иорданию, отобрав у арабов Старый город Иерусалима,
Синай, сектор Газа, Западный берег реки Иордан и
Голанские высоты. Можно сломать голову, разбираясь
в аргументах сторон, являются ли эти территории
«оккупированными» или «освобожденными», в конечном
счете все зависит от точки зрения. Но факт, что вот
уже без малого сорок лет эти территории превратились
в линию фронта между палестинцами и израильскими
поселенцами. Первые действуют в составе
экстремистских группировок, вооруженных гранатометами
и неуправляемыми ракетными снарядами, вторые
опираются на поддержку регулярной армии. Как правило,
и в том, и в другом случае гибнет местное население.

Когда правительству Шарона надоела бесконечная война,
оно предложило план размежевания. В рамках плана
одностороннего отделения от Палестинской автономии
власти Израиля намерены эвакуировать 21 еврейское
поселение из сектора Газа и четыре крупных поселения
с Западного берега р. Иордан. Теперь против
правительства и армии восстали жители израильских
поселений, люди упертые, не один десяток лет
проливавшие пот, чтобы устроиться на новом месте, и
знающие, что «Мой дом — моя крепость» — это про них
сказано. Законность своего пребывания на спорных
территориях у них сомнения не вызывает, и вообще,
арабы первые начали: Строго говоря, 60% израильских
поселенцев высказались за эвакуацию из сектора Газа и
части Западного берега р.Иордан. В конце концов,
жить, постоянно оглядываясь, не прячется ли за углом
террорист с автоматом, не сахар. Почти миллион из
1,700 тыс. поселенцев уже обратились в правительство
за денежной компенсацией, согласившись на
переселение. Но десятки тысяч размежевания не приняли
и завтра, 11 августа, соберутся на главной площади
Тель-Авива, чтобы высказать свое мнение. Помимо всего
прочего, они намерены продолжить кампанию
неповиновения армии, которая уже начала разрушение
отдельных поселений.

Парадокс, но теперь израильскую армию поддерживают
палестинцы. Активисты движения One Voice начали
кампанию «Проявим уважение к ЦАХАЛу», заклеивают
оранжевые плакаты, призывающие к отказу от выполнения
приказов, плакатами оливкового цвета в поддержку
солдат и полицейских. Акция под названием «Брат,
народ с тобой! Евреи уважают ЦАХАЛ» проводится в
ответ на акции противников размежевания, девиз
которых «Брат, не выселяй меня! Еврей не выселяет
еврея». Гнев противников размежевания вызвало то, что
в правление организации One Voice входит главный
судья шариатского суда ПА шейх Тайсер аль Тамими,
одна из трех штаб-квартир движения находится в
Рамалле, а президентом палестинского отделения One
Voice является Фатхи Дарвиш, ветеран борьбы ООП
против Израиля и ближайший друг и соратник Арафата.

Тем временем, с выводом сил армии и полиции, сектор
Газа рискует превратиться в арену схваток
противоборствующих группировок. Власть уже начали
делить отряды Абу-Омара, выходца из бедуинского
клана, всевозможные «Батальоны смерти», «Бригады
Абу-Рейша» и бойцы Абу-Смахаданы, номинально
подчиняющиеся ХАМАС. Однако, по замыслу Шарона,
межарабская резня уже не будет касаться граждан его
государства.

История с размежеванием на далекой, опаленной солнцем
земле не была бы так интересна, если бы не
определенные параллели. У нас есть пример
существования одной маленькой, но гордой республики,
которая больше десяти лет терзаема внутренними
противоречиями. Как и на территориях, власть армии и
полиции там призрачна, за каждым углом прячется
боевик с автоматом, правовой статус не имеет силы, а
порядок наводят полувоенные батальоны местных
князьков, связанные клановой порукой и смертным
обетом. Пока что для нас нет альтернативы — мы будем
наводить там конституционный порядок так, как считаем
нужным, расплачиваясь за него сотнями жертв с обеих
сторон. Жизнь предлагает нашему вниманию другой
рецепт — и ему не обязательно следовать сегодня. Но
присмотреться стоит обязательно!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное