издательская группа
Восточно-Сибирская правда

А вечность отдана сердцам

Музею декабристов в Иркутске исполняется 35 лет ... Нежно любить писателя, особенно такого, как Виктор Конецкий, -- это я понимаю. Но чтобы его самого называли "нежным вулканом", даже в голову не приходило. Между тем нечто подобное можно сказать, мне кажется, и о Евгении Ячменеве -- директоре Иркутского областного историко-мемориального музея декабристов. Не только в силу породненности столицы Восточной Сибири с Северной Пальмирой именами и длившимся во времени подвигом лучших сынов Отечества продиктовано это сближение характеристики двух наших, столь разных, современников. Просто очень уж подходят оба определения к личности Евгения Александровича, чья многогранная и кипучая, как вулкан, деятельность на ниве культуры подкупает организаторским талантом и самоотдачей, а равно и благоговейным отношением к памяти декабристов и любой реликвии, связанной с ними. Неудивительно, что музей стал содержанием жизни Евгения Ячменева, который руководит им последние 22 года.

— Дом Волконских стоит в «лесах», полным ходом идет
наружный косметический ремонт, а внутри двухэтажного
особняка, несмотря на это, царит устоявшийся покой.
Но от типично музейного его отличает ощущение уюта и
привычного уклада жизни, так что кажется, будто
хозяева просто отлучились ненадолго, еще доносится
шорох их удаляющихся шагов, а воздух помещений
наполнен их дыханием… Создав такой удивительный
эффект, достигнув его, можно, наверно, и почивать на
лаврах?

— Что вы! Работы сейчас столько, что дай Бог всю ее
осуществить. По крайней мере, собственно ремонт к
сентябрю рассчитываем завершить. Про лавры думать
некогда. Хорошие музеи создаются десятками лет.
Иркутский музей декабристов в конце года только
подойдет к своему 35-летнему рубежу: дом Трубецких,
первая выставка «Декабристы в Иркутске» открылись 29
декабря 1970 года. А дом Волконских — 10 декабря
1985 года, то есть ему, как части музея? только двадцать
лет нынче исполнится. И мы постоянно работаем над
улучшением экспозиции. Отыскиваются при этом новые
документы, из архивов выбираются интересные новые
факты, следуют хорошие публикации. С каждым годом
музей все больше и больше приближается к тому идеалу,
который изначально существовал как цель. Мы
поддерживаем связь с декабристоведами Москвы,
Санкт-Петербурга, сибирских городов. В результате
рождаются замечательные проекты.

— Например?

— Вот сейчас готовится к изданию монография о
Сергее Григорьевиче Волконском. Один из известнейших
декабристов, но о нем, что поразительно, до недавнего
времени не было написано ни одной
научно-биографической книжки. Хотя некоторым
декабристам, как, скажем, Михаилу Лунину, повезло. О
нем есть две монографии. Одна принадлежит
Натану Яковлевичу Эйдельману — московскому историку,
писателю, пушкинисту, декабристоведу. А другая была
создана Семеном Бенециановичем Окунем, профессором
университета, тогда еще Ленинградского. Так вот
ученица С.Б. Окуня Наталья Федоровна Караш
приготовила в свое время том «Записки Сергея
Волконского» в иркутской документальной серии
«Полярная звезда». А несколько лет назад я
уговорил Наталью Федоровну вернуться к своей
кандидатской диссертации 1965 года «Декабрист Сергей
Волконский». И теперь, спустя 40 лет, дополненная
новыми исследованиями и материалами биография
Волконского, подготовленная Н.Ф. Караш с нашей,
иркутской, помощью, должна увидеть свет. В монографии
его личность вырисовывается еще ярче, как на редкость
цельная, и для многих, думаю, страницы книги об этом
удивительно глубоком человеке станут настоящим
открытием.

— Что составляет главную гордость музея, Евгений
Александрович?

— Конечно, его мемориальная коллекция. Это те
подлинники, которые собирались не один десяток лет.
Занимаясь изучением декабристской коллекции, я
убедился, что она формировалась на протяжении почти
полутора веков, еще при декабристах, когда первые
книги от них поступили в дар библиотеке музея
Географического общества. Процесс собирания
декабристских реликвий безостановочный, постоянно
каждая эпоха привносила что-то свое. А вот за время с
2000 года, когда музей декабристов получил
юридическую самостоятельность, он пополнился такими
уникальными экспонатами, как подлинный портрет княгини
Александры Николаевны Волконской — матери
декабриста, подлинный акварельный портрет декабриста
Никиты Муравьева, портрет Михаила Семеновича Щепкина,
сделанный при его жизни, а также прижизненные
портреты Шопена, Михаила Глинки, книга с автографом
коменданта Нерчинских рудников генерала Станислава
Романовича Лепарского…

— Просто шквал какой-то!

— При начале работы скептики говорили: да где ж
возьмешь новые экспонаты, ничего уже нет… Так вот
— есть! Надо просто знать, где искать. Коллекция
возросла ощутимо.

— Если обозначить в центре условной карты наш музей
декабристов и от него провести стрелки-линии к тем
странам, с которыми он связан, то какие из них
попадут на эту карту?

— Попадут очень многие. Если брать линию
исследовательских интересов, научных, любительских
плюс географию туристов, то это будут, конечно же,
Франция, Германия, Великобритания, Дания, Италия,
Польша, Китай, Япония, Австралия, Соединенные Штаты Америки,
Канада. Вот это основная география контактов.

— Выходит, и спустя без малого два века Иркутск
обязан декабристам широкой известностью в мире?

— Во Франции, в винном погребке, кто-то из местных
жителей, услышав, откуда я, воскликнул: «А, знаю
Иркутск! Жюль Верн описал Иркутск в своем романе
«Михаил Строгов». Это его единственный сибирский
роман приключенческий, и в нем описан наш город
примерно эпохи декабристов. И вот практически все,
кто к нам приезжают, читали книгу Кристины Сатерланд
«Сибирская княгиня» — это художественная биография
Марии Волконской. Там, конечно, много преувеличений,
есть неточности. Мы делаем сейчас с сотрудниками
перевод этой книги на русский язык, она издана в оригинале
на английском в Лондоне и Нью-Йорке, на немецком —
причем тиражом около сорока тысяч экземпляров для
маленькой Германии! — во Франкфурте-на-Майне, и есть
французский вариант — в Париже.

— Кто же переводит на русский?

— Нам помогают студенты лингвистического
университета.

— На «пионерских началах»?

— Да, конечно. Это часть языковой практики
студентов, они очень много проводят у нас экскурсий с
иностранцами.

— Бегло полистав книгу отзывов, я увидела множество
записей на английском, французском, испанском,
итальянском, каком хотите из европейских языков, а
также иероглифы всевозможных начертаний, но, к
сожалению, без расшифровки. А среди них затерялись
короткие фразы на русском, типа выдоха москвичей:
«Просто потрясены!». И ничего добавлять не надо…

— Вы сейчас смотрели те страницы, которые относятся
к летним месяцам, а это время туристского бума.
Используя короткое сибирское лето, на Байкал едут
зарубежные гости и, зная о декабристах по этим вот
книгам, приходят сюда одними людьми, а покидают
музей, как мне кажется, уже другими. Об этом говорят
их лица, а свои чувства они изливают в отзывах, где
изумление смешано со словами восхищения и
благодарности. Как выразился один из посетителей:
«Низкий поклон вам, безымянные музейные работники!»

— Так вот как раз случай «вернуть» им имена. Хотя бы
самым-самым…

— Музей, безусловно, это не только то, что видят
экскурсанты. Это огромная внутренняя работа. Она идет
постоянно, но она невидная и неслышная. Назову в
первую очередь научные силы нашего музея. Это Тамара
Алексеевна Перцева, Яна Алексеевна Шевченко, Игорь Васильевич
Пашко, Ольга Федоровна Розова. Главный хранитель
Андрей Георгиевич Изотченко, главный редактор Альбина
Васильевна Глюк. Административное звено: Николай
Иванович Милешкин, заместитель по хозчасти, Александр
Петрович Кривенчук, Любовь Васильевна Ладик… Вообще
у нас в штате 63 сотрудника. Есть даже конюх, есть
садовник — Галина Васильевна Дубович, она ученый
садовод-агроном, содержит наш зимний сад и
палисадники в образцовом порядке.

— Культурную жизнь областного центра, пожалуй, уже
трудно представить без музыкальных салонов,
литературных гостиных, поэтических вечеров при
свечах, без спектаклей возрожденного домашнего театра
Волконских. Могут ли похвастаться другие музеи России таким
многообразием художественно-просветительских программ?

— Аналогичные вечера и концерты проходят во многих
музеях. Но нам удалось выстроить настоящую систему, и
программы, показанные здесь один раз, живут потом
очень долгий срок. Например, спектакль домашнего
театра Волконских «Пощечина» по пьесе Эжена Лабиша,
поставленный бессменным руководителем нашего театра
заслуженным работником культуры России Алексеем Алексеевичем
Худяковым еще в 1989 году, мы играем до сих пор.
Театрализованные программы о княгине Трубецкой,
княгине Волконской тоже живут уже второй десяток лет
— меняются только поколения актеров-исполнителей. Ну
и, конечно, очень много музыки. В музее есть отличный
мастер художественного слова, это актер Александр
Валентинович Чернышов, который окончил в свое время
Санкт-Петербургский театральный институт. Он делает
прекрасные чтецкие программы по декабристам и по
литературе того периода — по Гоголю, Пушкину,
Лермонтову.

— А «веточки и листочки» могучего древа декабристов
из числа их потомков тянутся сюда?

— О, еще как! Были здесь и внуки декабриста Дмитрия
Завалишина — Борис и Юрий Иванович Еропкины из
Санкт-Петербурга, правнучка Никиты Муравьева Мари
Вуарен, правнучка декабриста Ивана Пущина леди Мария
Лаврентьевна Уильямс из Великобритании, правнучка
декабриста Давыдова и внучатая племянница Чайковского
Ксения Юрьевна Давыдова из Клина, правнук декабриста
Поджио Валерий Львович Поджио… Вот такие встречи
особенно подогревают интерес к музею и к этой давней
истории. Если мне память не изменяет, то именно Лев
Толстой сказал, что современное общество живет
культурой последних пятидесяти, редко — ста лет.
А мы поддерживаем интерес к культурным ценностям и
вводим в оборот духовные ценности, которым и 150, и
200 лет! И все наши гости убеждаются, что история
декабристов, музей декабристов — это не просто «дела
давно минувших дней», а это часть современной истории
и культуры Иркутска, необходимая для самосознания
людей в России. И, главное, очень востребованная.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер