издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Белые ночи Катанги

Катангский район Иркутской области -- единственный, который находится полностью выше 62-й параллели, за Полярным кругом. 14 тысяч квадратных километров - 20% территории области. Население 4560 человек - 0,17% населения Иркутской области. Это при том, что сама Иркутская область отнюдь не многолюдна. Единственный район области, в котором эвенки, коренной народ Севера, проживают компактно.

Дорог, в цивилизованном понимании слова, нет. Основная транспортная схема
— реки и зимники. Раз в неделю самолет на Большую землю — в Иркутск из
районного центра — села Ербогачен. Да и до районного центра еще добраться
надо. Иногда на это уходит несколько дней. Долгая и суровая полярная ночь.
Длинный полярный день. Северное сияние… И в таких условиях в Катанге уже
много веков живут люди — эвенки и русские. Основное их занятие —
профессиональная охота. Демографическая ситуация неблагополучная: в год 74
ребенка рождается, 120 человек умирает. Об естественном
приросте говорить не приходится. Однако есть в Катанге человек,
убежденный в том, что скоро все изменится к лучшему.

Время надежд

— В прежние времена, — рассказывает старожил Катанги Александр Гришин, —
в Ербогачене жили сибирские купцы. Еще до середины пятидесятых годов существовал
почтовый тракт, по которому на конных упряжках регулярно доставляли почту.
Здесь, на берегах Нижней Тунгуски — Угрюм-реки, жили и действовали герои
знаменитого романа Шишкова «Угрюм-река» — реальные люди, пустившие
корни на этой суровой и богатой северной земле. В Ербогачене сохранился дом
купца — прототипа главного героя Громова, в котором писатель и создавал свой
роман. Сейчас в этом доме музей Шишкова.

В середине прошлого века Катанга испытала период взлета. В те годы на
территории района активно работали две геологоразведочные партии: Непская
геофизическая экспедиция и Преображенская нефтегазоразведочная
экспедиция. Жизнь в поселках геологов кипела. Были деньги, строились дороги,
создавалась инфраструктура. Самолеты и вертолеты летали регулярно — в самые
глухие поселки. Население территории превышало 10 тысяч человек. За
последние 10 лет ситуация изменилась. Геологи ушли. Поселки умерли, один
остался — Непский. Но живут люди, для которых эта земля стала
родной.

Гришин Александр Валентинович — мэр Катангского района.
Родился и вырос в Иркутске. В Иркутском государственном медицинском
университете получил профессию врача. Местом жизни и работы выбрал
Ербогачен, о чем никогда не жалел и не жалеет. В Катанге с 1980 года. 22
года проработал главным врачом Катангской районной больницы. В 2002 году
по просьбе жителей пошел на выборы мэра района. Решил попробовать себя на
новом поприще. Выиграл избирательную кампанию, обогнав действующего
мэра Головченко на 183 голоса.

— Неужели вам ни разу не захотелось вернуться в Иркутск? — спросил я
мэра. — По статистике, лишь очень немногие молодые специалисты
задерживаются более чем на два года: отработал положенное
— и вернулся в цивилизацию…

— А вы видели когда-нибудь наши белые ночи? — услышал я в ответ. — За 25 лет
я к этой земле корнями прирос.

— Ваши белые ночи я видел четыре года назад. И мы с вами старые знакомые,
Александр Валентинович. В 1998 году я был в командировке в Ербогачене, и вы
показывали мне районную больницу. Помнится, вашей гордостью был
новейший рентгеновский аппарат…

— Да, мы тогда выиграли тендер. Его условиями были наличие специалиста,
соответствующее требованиям здание. Чудом умудрились доставить в целости
и сохранности эту чрезвычайно дорогую установку в Ербогачен. Зато с тех пор
районная медицина оснащена современнейшей рентгеновской установкой.

— Как же получилось, что вы ушли из медицины? Ведь 22 года в районной
больнице — это целая жизнь.

— Люди попросили. И потом, сыграло роль именно то обстоятельство, что за 22
года врачебной практики я так познакомился с жителями, как может
познакомиться со своими пациентами только лечащий врач. Ведь люди часто
доверяют врачу то, что не доверят и близкому человеку. Врач — это не только
профессия. Это еще и образ жизни, отношение к людям. Ведь клятву
Гиппократа дает не врач, а человек. И я решил, что нахожусь на том жизненном
этапе, когда есть необходимость реализовать себя на новом поприще. Люди
оказали мне доверие. Три с половиной года я работаю мэром района.

Жить в эпоху перемен…

— Подозреваю, что вам пришлось столкнуться с серьезными трудностями.
Ведь район глубоко дотационный…

— В нашем заполярном районе люди к трудностям привыкли, привыкли жить,
полагаясь на себя.

Район действительно дотационный на 89%. Бюджет дефицитный
на 87% и составляет сегодня 108 млн. руб.
При этом собственные доходы на сегодня не превышают 7 млн. 500 тысяч
рублей. Это значительно меньше, чем было раньше. Изменения в Налоговом
кодексе привели к резкому сокращению налоговой базы. Сейчас в
распоряжении района осталось всего 4 налога. Это подоходный налог, плата за
землю, налог от рекламы и налог с физических лиц. Смешно говорить о налоге с
рекламы в таежных поселках, затерянных в стране охотников и вечной
мерзлоты. Небольшие деньги поступают в казну за пользование землей.
Земля специфическая. Это — зимник на Мирный. За его эксплуатацию платит
Якутия.

На доходе от налога на физических лиц тоже не сильно разгонишься. К
сожалению, в малом бизнесе и предпринимательстве заниматься чем-либо,
кроме как торговлей, нет смысла. Рынка услуг в селах и поселках практически
нет. Транспортные расходы на доставку товаров с Большой земли огромны.
Других сфер, в которые люди могли бы приложить свои умения и старания,
тоже нет.

Впрочем, некоторые возможности Александр Гришин видит и здесь.

На территории района, по его словам, нет ни одного серьезного предприятия,
которое занималось бы заготовкой дров.
Однако есть одно важное обстоятельство, с учетом которого создание таких
предприятий может оказаться перспективным. На территории района
действует закон, в соответствии с которым бюджетники имеют право на
обеспечение дровами за счет бюджета. Но выполнить этот закон администрация
района может при регулярном поступлении дотаций из области.
Для бюджета это так же непосильно, как и оплата
других социальных федеральных гарантий, переведенных старанием
московских мудрецов на региональный уровень, поскольку бюджет не в
состоянии эти услуги оплатить.

Промышленность района до недавнего времени была представлена всего
двумя лесоперерабатывающими предприятиями: «Игирма-Тайрику» и «Янталь-лес». При этом последнее предприятие в очень тяжелом финансовом
положении.

Говорят: «Не приведи господь жить в эпоху перемен». Наше поколение
проверило эту народную мудрость на себе. Но каково работать мэром
территории в период реформирования системы управления? Муниципальная
реформа, задуманная руководством страны, стала непрекращающейся головной
болью для всех региональных администраций и мэров районов.

Впрочем, в Катанге с этой задачей справились успешно, не в пример многим
другим территориям. Район, в соответствии с законом Иркутской области, был
разделен на 4 муниципальных образования: Ербогаченское (5 деревень),
Преображенское (3 деревни), Непское (4 деревни) и Подволошинское.

— К сожалению, из-за специфики района мы не смогли выполнить положение
закона, по которому жители одного муниципального образования должны иметь
возможность пешком дойти до власти в течение рабочего дня, — объясняет
А. Гришин. — Транспортная схема не позволяет. Наши дороги — тропы, зимники,
реки, никакого муниципального транспорта. Поэтому, чтобы это требование
выполнить, надо было создать 15 муниципальных образований.
Все упирается в финансирование и кадры. Кадры — наш бич.

— Насколько я знаю состояние дел с реформированием, главной проблемой
для всех муниципальных образований являются кадры. Как у вас
решается этот вопрос?

— Трудно, но решается. Закон требует, чтобы муниципальные образования
возглавляли люди с определенной подготовкой. Высшее, в крайнем случае
среднее образование. За плечами должен быть опыт хозяйственной
деятельности. Начальники и заведующие финансовыми управлениями должны
иметь высшее финансовое образование, или, если среднее, то трудовой опыт и
знакомство с финансовой системой. К сожалению, мы пока не в состоянии
обеспечить все муниципальные образования такими кадрами. Подготовка
кадров по программе областной администрации будет проводиться в декабре
нынешнего года. Это делается в расчете на то, чтобы с 1 января 2006 года
люди были хотя бы номинально подготовлены к этой работе. Практически в
каждом муниципальном образовании будут образованы свои Думы — от 7 до 10
человек. В каждом МУП будет свой начальник финансового управления.
Поскольку все они должны работать с казначейством через электронную
сетевую связь, мне трудно представить, как все это будет выглядеть. Я
докладывал об этом на недавнем совещании руководителей районов в
администрации области. Дело в том, что в большинстве поселков, кроме радиосвязи,
ничего нет, а свет везде дают дизельные станции в определенном
временном промежутке — от 8 до 12 часов.

Дизельным электростанциям и кочегаркам необходимо топливо. Если его не
завезти за короткую летнюю навигацию, то в суровую полярную зиму поселки
останутся без света, больница и школы — без тепла. Поэтому главная забота и
головная боль мэра в летний период — обеспечить северный завоз. За годы, пока
Гришин работает мэром, сбоев не было ни разу, даже в тяжелые для
навигации 2002-2003 годы. А схема доставки ГСМ не проста.

— Проблема снабжения дизельным топливом имеет для Катангского района
жизненное значение, — рассказывает Александр Гришин. — Ежегодно на
территорию завозится около 2200 тонн дизельного топлива, 780 тонн бензина,
1300 тонн нефти, 60 тонн дизельного масла. Большая часть топлива
доставляется по воде. А в те деревни, к которым по воде грузы не завезти, — по
зимнику. Река прогнозам не поддается. В нашем распоряжении 15 — 20 дней
навигации на Нижней Тунгуске. По Лене сначала топливо доставляется
в Чичуйск. Затем надо перевалить через водораздел — 35 км до села
Подволошино. Затем развезти во все населенные пункты вниз по течению
Нижней Тунгуски до Ербогачена. Общая протяженность трассы по воде
составляет 1000 км. При этом порядка 300 т бензина и 400 тонн дизельного
топлива приходится завозить по зимнику.

В северном завозе все тоже упирается в финансирование. Это наша главная
беда.

— Мы сейчас говорили о совсем не простых проблемах Катанги. Вы, как
человек, живущий здесь четверть века, очень хорошо их себе
представляете. Но когда вы избирались мэром, то выдвинули
определенную предвыборную программу, выходящую за рамки текущих
дел, которые вы успешно решаете. Вам удалось выполнить свои обещания?

— На выборы я шел с конкретной программой развития района. Был уверен, что
у района есть реальные возможности для экономического развития. Думаю, что
оправдал доверие земляков. Впрочем, им лучше судить о том, что сделано…

Александру Гришину удалось провести в жизнь все основные тезисы
предвыборной программы. Мэр избрал стратегию наработки экономической
базы для социальных нужд каждого жителя Катанги. Создание экономической
базы невозможно без привлечения в район, чрезвычайно богатый ресурсами,
инвесторов. Партнерские отношения с инвесторами должны служить на
благо района. Любые внебюджетные средства должны вливаться в
производственную инфраструктуру и приносить прибыль. Основные
приоритеты в работе Гришина и его команды: здравоохранение, образование,
культура.

(Окончание в следующем номере «Восточно-Сибирской правды»)

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное