издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Андрей Лабыгин: Начинаем с чистого листа

Недавно Иркутская городская Дума избрала себе нового председателя. Согласно закону о разделении властей, мэр Иркутска Владимир Якубовский сложил с себя эти полномочия и передал их вновь избранному спикеру, депутату Андрею Лабыгину. Под его руководством депутаты уже успели провести заседание и разделиться по комиссиям и выбрать их председателей. О том, как будет строиться работа городской Думы в дальнейшем, интервью с Андреем Лабыгиным.

Лабыгин Андрей Николаевич родился 11 марта 1969 года в Бурятии.
В 1986 году закончил Кабанскую среднюю школу. В том же году
поступил в Иркутский госуниверситет. С 1987 по 1989 год служил в
армии. Университет закончил в 1993 году. Затем работал юристом в
различных коммерческих структурах. С 2002 по 2003 год руководил
аппаратом в Законодательном собрании. Затем в течение года
возглавлял юридическую консультацию межтерриториальной
коллегии адвокатов «Клишин и П». До момента избрания в
городскую Думу возглавлял адвокатское бюро «Правовой аспект».
В 2004 году был избран депутатом городской Думы Иркутска по 25-
му избирательному округу. Женат, две дочери. Старшая — студентка
юридического факультета ИГУ, младшая учится в гимназии.

— Андрей Николаевич, процесс вашего избрания был довольно
громким. Как известно, депутаты не поддержали кандидатуры
председателя и заместителя председателя Думы, предложенные
мэром. Кроме того, вы нарушили партийную дисциплину, ведь
политсовет «Единой России» рекомендовал вам отказаться от
участия в выборах. Как развивается ситуация и как складываются
ваши отношения с мэром города?

— И у мэра, и у депутатов есть четкое понимание того, что необходима
конструктивная работа. Нам нужно идти в одном направлении, главное —
направление выбрать правильное. Без сомнения, во власти нужны
перемены. Это показали и недавние выборы мэра. Насколько мне
известно, таковые и планируются. И не просто кадровая чистка, а
изменение структуры администрации. Как видите, произошли изменения
и в городской Думе. Нормальный процесс, и ничего страшного в этом
нет. Председатель Думы, которого предлагал мэр, придерживается
примерно тех же взглядов, что и я. Если депутаты отдали предпочтение
мне, это не значит, что они избрали какой-то иной вектор развития.

Вопрос о нарушении мною партийной дисциплины я бы вообще не хотел
комментировать. Нельзя говорить, что мэр не управляет ситуацией.
Вообще, как можно управлять процессом свободного выбора депутатов?
Просто есть общее направление депутатского корпуса на большую
самостоятельность. Это не значит, что депутаты хотят противостояния с
мэром или в каком-то смысле противопоставляют себя мэру. В этом
смысле я, может, кого-то разочарую, но революции, извините, не будет.
По моему мнению, очаг напряженности может возникнуть, когда люди
что-то делят. Нам делить нечего, у нас есть общие городские проблемы и
общие заботы, которые вместе придется решать. Я, со своей стороны,
сделаю все, что от меня зависит, для нормальной, размеренной работы
депутатского корпуса. Без дерготни и каких-либо преференций. На самом
деле правотворческая работа довольно рутинна, и с наскока, шашкой,
здесь ничего не сделаешь. Вот так все постно получается.

— Новые политические условия могут потребовать изменений в
самой Думе. Произойдет ли какое-то структурирование Думы,
появятся ли фракции, как в ЗС, или так и останутся «группы по
интересам»?

— Даже групп по интересам, как таковых, в городской Думе обозначено
не было. Не было таких традиций, да и необходимости тоже. Теперь
численность депутатов выросла с 15 до 35. Это во-первых. Во-вторых,
изменился качественный состав. Раньше депутатами в основном были
работники бюджетной сферы. Теперь они составляют треть от общего
числа. И качественный и количественный состав подталкивает к тому,
чтобы действительно как-то структурировать Думу. Пятнадцатью
депутатами можно руководить непосредственно. Когда их тридцать пять,
непосредственно руководить уже не получится. Поэтому для
плодотворной работы нужно разводить людей по интересам. Когда мы
создали комиссии, то практически это и сделали. Каждый депутат сам
выбрал, в какой комиссии работать, в какой сфере может принести
максимальную пользу.

Что касается фракций… В городской Думе, как известно, большинство
принадлежит «Единой России». И здесь что-то нужно менять не на
уровне Думы, а на уровне партийной группы. Я нарушил партийную
дисциплину, это одно дело. Другое, что нарушения пошли сплошь и
рядом. Если появилась такая тенденция, значит, это показатель каких-то
недоработок. Я уже говорил на политсовете, что партия выдвигается на
первый план, когда решается кадровый вопрос. Где же она, когда
решаются вопросы о пополняемости бюджета, программах и так далее?

— Обозначьте приоритетные, на ваш взгляд, направления работы
обновленной, более самостоятельной городской Думы.

— Основные направления деятельности Думы должны заключаться, на
мой взгляд, в следующем. Прежде всего, содействие в повышении
доходной части бюджета. Каким образом — вопрос очень сложный. Во-
первых, на ближайшем заседании Думы будут приняты изменения к
земельному налогу и прочие изменения, связанные с пополнением
бюджета на 2006 год. Есть и иные подходы, которые мы должны искать
даже не как депутаты, а как политические игроки на городской арене.
Например, мы не создаем условий для того, чтобы люди сдавали в
эксплуатацию строения, в том числе и дорогое жилье, например
коттеджи. Многие из них числятся как объекты незавершенного
строительства, соответственно мы не можем брать с них налог на
имущество. Нужно сделать так, чтобы владельцы по возможности
быстро сдали их в эксплуатацию. Я имею в виду документацию.
Владелец, соответственно, получает в собственность недвижимость, а
городской бюджет — доход от налога.

Второй момент — оценка имущества. В кратчайшие сроки нужно провести
его переоценку, чтобы узнать реальную рыночную стоимость. У нас есть,
например, непереоцененные квартиры, реальная стоимость которых
перевалила за миллион, а числятся они как 100-тысячные. Есть разница —
платит человек налог со ста тысяч или с миллиона? Это тоже пополнение
бюджета. Это задача БТИ, и здесь тоже не все так просто. Было бы
просто — и непереоцененного имущества не было бы. Проблемы есть, и
нужно искать пути их решения.

Еще один вопрос — собираемость дорожного налога. Раньше ГИБДД не
выдавала талона о техосмотре без квиточка о том, что налог уплачен. Теперь это
положение отменили, для получения техосмотра нужно предъявить
«автогражданку». То есть, получается, государство блюдет интересы
страховщиков, а собираемость налога пустили на самотек. Хотя
за этим должна следить налоговая полиция, но ей физически это трудно
сделать. Каждому автовладельцу нужно выслать извещение, в суд подать
и так далее. На тысячу рублей взыскания затраты будут неоправданно
большими. Есть и еще ряд подобных моментов.

Большое направление работы — проблемы, связанные с ЖКХ.
Насколько я знаю, в том же Ангарске, где проводили эксперимент с
частными управляющими компаниями, не все так уж хорошо. Это
при том, что жилой фонд там не такой изношенный, как в Иркутске, нет
откровенных развалюх. У нас подобная практика применима к
Университетскому, Солнечному. А если взять деревянные дома, частный
сектор, там затраты на содержание несопоставимы с доходами. Какому
частнику это нужно? Принять правильное решение, рассчитанное на
долгосрочную перспективу, будет очень сложно. К проблемам ЖКХ
обычно относят и чистоту города.
И опять все упирается в деньги. Недавно был у меня эфир на
радио «Эхо Москвы», звонит слушатель: вот, памятников вы понаставили, а
общественные туалеты сделать не можете. Согласен, это тоже отдельная
тема. Но мы Дума, мы туалеты ставить не можем. Мы обозначаем
проблемы перед администрацией.

Еще один острый вопрос — правопорядок в Иркутске. С этим тоже нужно
разбираться. Поэтому у нас комиссию и возглавил профессионал в этом
деле, генерал-майор Егоров.

— Вопрос о памятниках деревянного зодчества и всего, что за ним
стоит, у нас когда-нибудь решится?

— С памятниками деревянного зодчества нужно, наверное, разбираться
совместно с областной администрацией. Вопрос и правда больной. Во-
первых, страдает инфраструктура города, во-вторых, нет развития
строительства, и, наконец, страдают люди, которые в этих «памятниках»
живут. В общем, непонятно, кто выигрывает в сложившейся ситуации.
Дело в том, что у нас сложное федеральное законодательство, согласно
которому эти памятники охраняются. Специалисты однозначно заявляют:
памятники сносить нельзя ни в коем случае. А ведь простым горожанам
это зачастую непонятно. Стоит деревянный дом, памятником он
считается из-за одного-единственного фрагмента наличника. Все, больше
ничего ценного он собой не представляет. Наверно, имеет смысл все
подобные фрагменты по городу собрать и сделать один исторический
квартал. Конечно, для этого нужны деньги, и немалые, но, честно говоря,
другого выхода я не вижу. Все затраты окупятся, когда начнет
развиваться строительный бизнес, снизится себестоимость жилья. Тут
нужен прорыв. У нас ведь не только с памятниками проблема, но и
вообще с дешевым, доступным жильем. Все, что строится сегодня, —
элитные дорогие квартиры, и цены у них на уровне московских. Это же
не выход. Нужна просто политическая воля. Думаю, не нужно бояться
пустить к нам и московский строительный бизнес. Он уже давно
просится. В городе есть программа «Жилье для молодежи». Но мы сами
признаем, что это почти фикция. Встал ты в очередь, а там очень жесткие
параметры: возраст до 30 лет, сколько-то лет в браке и так далее. Когда
подходит очередь, ты уже какому-нибудь параметру не соответствуешь.
А как жить, когда жить негде, простите за каламбур, да еще при этом
семью сохранить, — вопрос риторический.

Надеюсь, что теперь, когда комиссия начнет работу, дело сдвинется с
мертвой точки. У нас же основная форма работы депутатов была —
слушания. Депутаты из разных сфер, и далеко не все подготовлены в тех
же вопросах строительства. Перед слушаниями раздают им какие-то
материалы для ознакомления по каждому вопросу. Объем большой,
попробуй вникни во все нюансы. Да и вообще, одно дело
— знать проблему
на бумаге, и совсем другое — на практике. В комиссии будут сидеть люди
компетентные, которые разбираются в проблеме. Они на заседании
комиссии будут рассматривать какие-то законопроекты и уже потом
высказывать свои замечания и рекомендации остальным депутатам. И
уже все вместе будем решать, принимать их или нет. Это совсем иное
качество рассмотрения. В основном работа будет идти по такому
принципу. На слушаниях оставим только бюджет. Думаю, с самого
начала не все пойдет гладко. Нужно психологически перестроиться.
Сейчас у депутатов что-то вроде шока — это сколько же работы, и какая
большая ответственность. Но желание работать есть.

— Истинная самостоятельность сегодня невозможна без собственных
информационных каналов. Как будете освещать свою деятельность?

— Обязательно будем налаживать прямую и обратную связь с
избирателями. У каждого депутата есть часы, когда он принимает
граждан. Сейчас мы дадим людям возможность прийти и к председателю
Думы, к председателям комиссий. Установим часы, скорее всего раз в
месяц, и будем вести прием. Кроме того, мы намерены по возможности
широко освещать свою работу в СМИ. Возможно, создадим что-то вроде
своей пресс-службы. Люди должны знать, чем занимается каждый
конкретный депутат, как выполняет предвыборные обещания.

С другой стороны, нам важно наладить взаимодействие с
администрацией области, и по депутатской горизонтали — с
Законодательным собранием, и далее, с депутатами Государственной
Думы. Сейчас таких связей нет, а они очень помогли бы в решении наших
общих проблем. Я свою задачу вижу в привлечении депутатов
Законодательного собрания на заседания городской Думы. Все ходить и
не будут, но те, кто баллотировался от Иркутска, кто болеет за город,
наверняка придут. Когда посидишь здесь, вникнешь в проблему,
начинаешь иначе смотреть на некоторые вещи.

Вот такие направления. Это достаточно серьезная, кропотливая работа.
По существу, работа с чистого листа. Стоим посреди поля, хоть в одну
сторону, хоть в другую паши — везде целина.

— Ну, и напоследок расскажите немного о себе. Как, к примеру,
свободное время проводите?

— Путешествовать люблю, машину водить. Люблю в машину сесть в
субботу в обед и поехать на Малое море, а вечером вернуться. У меня
народ дома мобильный, легкий на подъем, все быстро поднимаются и с
удовольствием едут. А в остальном… Юридическая работа — это в
основном рутина, которая накладывает отпечаток и на образ жизни. Я
человек спокойный, не люблю резких движений.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер