издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Купола над Байкалом

Её живописные работы не просто удивляют своей непохожестью на многое из того, что приходилось видеть раньше, содержательной (сюжетной) стороной, красочным строем, работающим на глубинное звучание холста, они заставляют думать, размышлять о нашем с вами бытие, своём месте в этом мире, волноваться и сопереживать. Русь православная с её храмами, куполами, купающимися в бездонной синеве неба, образы первозданной природы, дыхание священного Байкала и лики святых... Да, на юбилейной выставке художницы Галины Русаковой можно было увидеть и написанные ею иконы. Самые настоящие! И тут же рядом - портреты дорогих ею сердцу людей, в том числе драматурга Александра Вампилова, а также кумира 70-х, актёра и певца Владимира Высоцкого. Любопытная деталь: Галина Степановна писала серию этюдов на Байкале, когда в Листвянку приехал Высоцкий с неизменной гитарой и толпой поклонников. Его концерт затянулся далеко за полночь. Каково же было удивление Русаковой, когда назавтра утром она увидела его в Никольском храме, что расположен в глубине посёлка. Владимир Семёнович показался ей совершенно другим, нежели накануне. Он ставил свечки, всецело погружённый в своё я, с отрешённостью и печалью во взгляде. Но вот он вышел на крыльцо, его окружили фотокорреспонденты. Он снова стал прежним, привычным, этаким рубахой-парнем. Один из фотоснимков, сделанных в тот день, помог в создании портрета несравненного барда. В девичестве она носила фамилию Романовой. И что может показаться невероятным, её предки принадлежали к царскому роду, одной из влиятельных ветвей правящей династии, конкретно, семье великого князя Константина. Понятное дело, что с потомками царской фамилии разделались по-большевистски решительно и лихо. Кто тут княжеской крови? К стенке! В ссылку! По материнской же линии - все детдомовские. Не случайно матери не очень-то импонировала принадлежность к "благородным" кровям, к тому же подвергшимся в 1929 году раскулачиванию. Впрочем, об этой странице своей жизни Галина Степановна не очень-то любит распространяться: что было, то было. Галина Русакова - коренная иркутянка. Её детство прошло в предместье Марата, где в 1944 году она пошла в школу. Уже тогда проявилась её тяга к рисованию. Чуть позднее стала подумывать о поступлении в архитектурный институт, а поскольку синица в руках всё-таки ближе - с удовольствием посещала детскую художественную школу. После десятилетки осуществилась-таки давнишняя мечта - несмотря на пугающий конкурс поступила в Московский архитектурный институт. На пятом курсе в силу непредвиденных обстоятельств перевелась в Иркутский политех. И после в течение 35 лет проектировала промышленные предприятия, среди которых такие гиганты, как Братский, Иркутский алюминиевые заводы, химические комбинаты в Усолье, Саянске, Кемеровский азотно-туковый... Двадцать с лишним годочков отдала институту "Гипрохлор", в ипостаси главного архитектора и главного конструктора строительного отдела исколесила не одну тысячу километров. Все эти годы она не забывала о рисовании. В начале 70-х, когда выбраться за границу было весьма проблематично, она оказалась в Венгрии, где предстояло закупить оборудование для БрАЗа. Не секрет, что для многих такие командировки становились хорошей возможностью прибарахлиться, что-либо приобрести из обуви, одежды. Она же по возвращении удивила таможенников содержимым своего багажа - тюбики с темперными красками да книги по технике иконописи. С детских лет будучи глубоко верующим человеком Галина Степановна интересовалась религиозными мотивами в искусстве, с благоговением и с чисто профессиональным интересом знакомилась с творчеством известных художников-иконописцев, хотя и подумать не могла, что и сама когда-нибудь сумеет проникнуть в тайны этого специфического и весьма нелёгкого ремесла. Все, кому довелось видеть икону кисти Русаковой "Страстотерпец царь Николай II", единодушны во мнении: работа просто потрясает. Выход на пенсию стал своеобразной ступенькой, положившей начало новому этапу в её насыщенной событиями жизни, - художественному творчеству. Православная вера, по сути, стала питательной средой, источником духовных исканий и открытий. Она сближается с Иркутской епархией. По её проектам строятся храмы - Казанской Божьей матери в Смоленщине, храмы в Усть-Орде, посёлке Большой Луг, в Еланцах, на Аршане... Её духовным отцом становится иеромонах Григорий, уроженец земли иркутской, авторитет которого среди церковных иерархов был настолько высок, что у него исповедовались даже священники. На одной из картин Г. Русаковой можно увидеть храм на байкальском берегу, а на переднем плане впечатляющего холста изображён служитель церкви, в задумчивости внимающий шелесту прибоя. Судьба Никольского храма в посёлке Большое Голоустное напрямую связана с подвижническим трудом автора живописного полотна. В 1998 году в посёлке случился пожар, сгорела и незадолго до этого восстановленная церковь. Как помочь горю? Конечно же, Галина Степановна не могла остаться в стороне. По старым фотографиям она восстанавливает облик строения, готовит новый проект, и уже через три года над синью озера засияли купола восставшего из пепла Никольского храма. Отсюда и название картины: "Возвращение Николы". К сказанному можно добавить, что за чертежами Голоустненской церкви приезжали духовные отцы из Читы и Улан-Удэ, других городов. Неизгладимое впечатление оставляет живописный холст "Молитва за воинов". На нём мы видим святителя Луку, епископа Симферопольского, человека удивительной судьбы. Художник-передвижник, он в конце 19 века заканчивает Петербургскую медицинскую академию и становится практикующим хирургом. В 1923 году принимает монашество, а вскоре объявляется врагом народа: ещё чего захотел, чтобы в операционной икона висела! Врач от Бога, он становится узником ГУЛАГа. Начало войны застаёт Войно-Ясинецкого (так он звался в миру) в Эвенкии, где он отбывал ссылку. Поток раненых на фронте, в частности, при обороне Москвы, был велик, не хватало специалистов. Сам Сталин вспомнил о знаменитом хирурге. Он велит привезти его в Кремль. На собачьих упряжках врача доставляют в столицу, представляют "отцу народов". Начинается напряжённейшая работа, сутками будущий святитель не выходит из операционной. В том же 1941-м по указу Сталина ему присваивается звание генерала медицинской службы. Однако генеральские регалии не прельстили недавнего "врага народа". Сразу же после окончания войны бывший художник-передвижник, выдающийся хирург принимает постриг. Об этой неординарной личности и повествует "Молитва за воинов", редкое по психологизму и эмоциональному воздействию живописное полотно Галины Русаковой. В небольшом и уютном зале творческого объединения "Оникс", где экспонировались работы художницы, можно было увидеть известных в Иркутске живописцев. Вот мнение одного из них, заслуженного художника России Владимира Кузьмина: "Нельзя без волнения видеть картины Галины Степановны. Они просветляют и очищают душу. А это в наше смутное время дорогого стоит..."

Русь православная с её храмами, куполами, купающимися в бездонной синеве неба, образы первозданной природы, дыхание священного Байкала и лики святых… Да, на юбилейной выставке художницы Галины Русаковой можно было увидеть и написанные ею иконы. Самые настоящие! И тут же рядом — портреты дорогих ею сердцу людей, в том числе драматурга Александра Вампилова, а также кумира 70-х, актёра и певца Владимира Высоцкого. Любопытная деталь: Галина Степановна писала серию этюдов на Байкале, когда в Листвянку приехал Высоцкий с неизменной гитарой и толпой поклонников. Его концерт затянулся далеко за полночь. Каково же было удивление Русаковой, когда назавтра утром она увидела его в Никольском храме, что расположен в глубине посёлка. Владимир Семёнович показался ей совершенно другим, нежели накануне. Он ставил свечки, всецело погружённый в своё я, с отрешённостью и печалью во взгляде. Но вот он вышел на крыльцо, его окружили фотокорреспонденты. Он снова стал прежним, привычным, этаким рубахой-парнем. Один из фотоснимков, сделанных в тот день, помог в создании портрета несравненного барда.

В девичестве она носила фамилию Романовой. И что может показаться невероятным, её предки принадлежали к царскому роду, одной из влиятельных ветвей правящей династии, конкретно, семье великого князя Константина. Понятное дело, что с потомками царской фамилии разделались по-большевистски решительно и лихо. Кто тут княжеской крови? К стенке! В ссылку! По материнской же линии — все детдомовские. Не случайно матери не очень-то импонировала принадлежность к «благородным» кровям, к тому же подвергшимся в 1929 году раскулачиванию. Впрочем, об этой странице своей жизни Галина Степановна не очень-то любит распространяться: что было, то было.

Галина Русакова — коренная иркутянка. Её детство прошло в предместье Марата, где в 1944 году она пошла в школу. Уже тогда проявилась её тяга к рисованию. Чуть позднее стала подумывать о поступлении в архитектурный институт, а поскольку синица в руках всё-таки ближе — с удовольствием посещала детскую художественную школу. После десятилетки осуществилась-таки давнишняя мечта — несмотря на пугающий конкурс поступила в Московский архитектурный институт. На пятом курсе в силу непредвиденных обстоятельств перевелась в Иркутский политех. И после в течение 35 лет проектировала промышленные предприятия, среди которых такие гиганты, как Братский, Иркутский алюминиевые заводы, химические комбинаты в Усолье, Саянске, Кемеровский азотно-туковый… Двадцать с лишним годочков отдала институту «Гипрохлор», в ипостаси главного архитектора и главного конструктора строительного отдела исколесила не одну тысячу километров.

Все эти годы она не забывала о рисовании. В начале 70-х, когда выбраться за границу было весьма проблематично, она оказалась в Венгрии, где предстояло закупить оборудование для БрАЗа. Не секрет, что для многих такие командировки становились хорошей возможностью прибарахлиться, что-либо приобрести из обуви, одежды. Она же по возвращении удивила таможенников содержимым своего багажа — тюбики с темперными красками да книги по технике иконописи. С детских лет будучи глубоко верующим человеком Галина Степановна интересовалась религиозными мотивами в искусстве, с благоговением и с чисто профессиональным интересом знакомилась с творчеством известных художников-иконописцев, хотя и подумать не могла, что и сама когда-нибудь сумеет проникнуть в тайны этого специфического и весьма нелёгкого ремесла. Все, кому довелось видеть икону кисти Русаковой «Страстотерпец царь Николай II», единодушны во мнении: работа просто потрясает.

Выход на пенсию стал своеобразной ступенькой, положившей начало новому этапу в её насыщенной событиями жизни, — художественному творчеству. Православная вера, по сути, стала питательной средой, источником духовных исканий и открытий. Она сближается с Иркутской епархией. По её проектам строятся храмы — Казанской Божьей матери в Смоленщине, храмы в Усть-Орде, посёлке Большой Луг, в Еланцах, на Аршане… Её духовным отцом становится иеромонах Григорий, уроженец земли иркутской, авторитет которого среди церковных иерархов был настолько высок, что у него исповедовались даже священники.

На одной из картин Г. Русаковой можно увидеть храм на байкальском берегу, а на переднем плане впечатляющего холста изображён служитель церкви, в задумчивости внимающий шелесту прибоя. Судьба Никольского храма в посёлке Большое Голоустное напрямую связана с подвижническим трудом автора живописного полотна. В 1998 году в посёлке случился пожар, сгорела и незадолго до этого восстановленная церковь.

Как помочь горю? Конечно же, Галина Степановна не могла остаться в стороне. По старым фотографиям она восстанавливает облик строения, готовит новый проект, и уже через три года над синью озера засияли купола восставшего из пепла Никольского храма. Отсюда и название картины: «Возвращение Николы». К сказанному можно добавить, что за чертежами Голоустненской церкви приезжали духовные отцы из Читы и Улан-Удэ, других городов.

Неизгладимое впечатление оставляет живописный холст «Молитва за воинов». На нём мы видим святителя Луку, епископа Симферопольского, человека удивительной судьбы. Художник-передвижник, он в конце 19 века заканчивает Петербургскую медицинскую академию и становится практикующим хирургом. В 1923 году принимает монашество, а вскоре объявляется врагом народа: ещё чего захотел, чтобы в операционной икона висела! Врач от Бога, он становится узником ГУЛАГа. Начало войны застаёт Войно-Ясинецкого (так он звался в миру) в Эвенкии, где он отбывал ссылку. Поток раненых на фронте, в частности, при обороне Москвы, был велик, не хватало специалистов. Сам Сталин вспомнил о знаменитом хирурге. Он велит привезти его в Кремль. На собачьих упряжках врача доставляют в столицу, представляют «отцу народов». Начинается напряжённейшая работа, сутками будущий святитель не выходит из операционной. В том же 1941-м по указу Сталина ему присваивается звание генерала медицинской службы. Однако генеральские регалии не прельстили недавнего «врага народа». Сразу же после окончания войны бывший художник-передвижник, выдающийся хирург принимает постриг. Об этой неординарной личности и повествует «Молитва за воинов», редкое по психологизму и эмоциональному воздействию живописное полотно Галины Русаковой.

В небольшом и уютном зале творческого объединения «Оникс», где экспонировались работы художницы, можно было увидеть известных в Иркутске живописцев. Вот мнение одного из них, заслуженного художника России Владимира Кузьмина: «Нельзя без волнения видеть картины Галины Степановны. Они просветляют и очищают душу. А это в наше смутное время дорогого стоит…»

На снимках автора: Г.С. Русакова и её работы

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер