издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Тургеневская девушка". Актриса Светлана Ходченкова любит комедии, мультики и мечтает работать в театре

На завершившемся недавно петербургском фестивале "Виват кино России!" 23-летняя актриса Светлана Ходченкова была удостоена приза "За лучшую женскую роль" в новом фильме Станислава Говорухина "Не хлебом единым..." (а сам режиссёр получил награду "За лучшую режиссуру" и "Приз прессы", журналисты выбрали именно его картину из 32-х последних премьер). Как известно, Светлана дебютировала в кино в 19-летнем возрасте, будучи студенткой, и случилось это в фильме С. Говорухина "Благословите женщину". С тех пор она снялась в нескольких сериалах у других режиссёров - "Охотники за иконами", "Карусель", "Талисман любви", "Риэлтор"...

«Тинэйджер»

Когда после фильма Ходченкова вышла к зрителям, её… не узнали! Высокая, очень худенькая, красивая, но совсем не похожая на своих героинь. Одета в джинсовый костюмчик, коротенькая юбочка. Без косметики. Со всех сторон посыпались вопросы: «Ой, это вы? Совсем дитя!» — восклицали женщины. «А ребёнок в фильме чей? Ваш? Актёрский?», «Вы работаете в театре?», «А как вы заплакали в кадре, при помощи чего?». «Сама», — ответила удивлённая актриса.

На фестивале, когда Светлану наградили и она спустилась со сцены в зал, фотографы и телевизионщики спохватились («Это же она!»), и что тут началось! Заработали камеры, вспышки, выстроилась большая очередь за автографами…

— Я до сих пор жутко стесняюсь, краснею, — призналась мне позже актриса.

— Вы, правда, в жизни совсем другая…

— Да, другая. И по характеру отличаюсь от своих героинь. Мне самой странно: я на экране старше, чем на самом деле. Почему?

— Может быть, «виноват» грим?

— В этой картине как раз грима-то и не было. Тон — и всё.

— Или вы сильно похудели?

— Я похудела ещё после фильма «Благословите женщину»…

Я приехала на фестиваль в Петербург и долго злилась: почему никто из организаторов ко мне не подходит, я ведь никого из руководства не знаю! А потом мне сказали: «Мы ждали взрослую русскую женщину, а приехал тинэйджер…». Так меня теперь и обзывают.

— Между тем у «тинэйджера» уже не первый приз!

— Да, такое количество, что не все помню. Не потому что зазналась. Не скажу, что это не важно. Конечно, награды — это какой-то стимул, но они не главное в актёрской работе, я согласна с Говорухиным. Хорошо, когда всё проходит честно, когда есть настоящее жюри, которое искренне что-то выбирает…

— Вы уже окончили Щукинское училище?

— Диплом я так и не получила. Были съёмки фильма «Не хлебом единым…», и я просто не успевала присутствовать на экзаменах. Естественно, «корочку» за красивые глазки никто не даст. Так что буду зимой сдавать оставшиеся экзамены.

— Хотели бы работать в театре?

— Очень! Я играю на сцене. Пока в одном антрепризном спектакле — «Госпиталь «Мулен Руж». Это французская мелодраматическая комедия «Независимого театрального проекта», режиссёра Виктора Шамирова, поставившего «Ladies’ Night». Я прекрасно себя там чувствую.

Врачом не стала

— Каким было ваше детство? О чём мечтали? Как учились?

— В школе я была практически отличницей. Занималась фигурным катанием, плаванием, танцами. В начальных классах мечтала стать врачом. Правда, «начинала» с медсестры — ещё в детском саду, потом передумала и «превратилась» в терапевта, а позже морально доросла до хирурга. И вдруг поняла, что боюсь крови и вообще всё это не моё — биология, химия, математика. Думаю, страна не много потеряла от того, что я не стала врачом.

Ещё хотела работать моделью, ходить по подиуму. В 14 лет пришла в модельное агентство. Успела поработать в Японии и во Франции.

— А дальше?

— Пять месяцев проучилась в одном экономическом институте, столько же — в другом, нигде не сдала даже первую сессию. Причём, бросая институт, понимая, что это не моё, уходила в никуда, ничего не говоря маме. Она думала, что я езжу на лекции, а я посещала подготовительные курсы в Щукинском училище. Маме призналась только тогда, когда получила студенческий билет. «Да ладно, шутишь…» — не поверила она. Ей было так обидно, что я бросила два института! Так что и специалистом по рекламе я не стала.

— Как мама оценивает ваши роли?

— Ей нравится всё, что я делаю! Все мои призы стоят у неё в квартире, она всё собирает — дипломы, мои интервью, складывает в коробочки, гордится, показывает бабушке. Недавно прошёл сериал «Псевдоним «Албанец». Моя роль — совсем маленькая, и меня убивают. И мама рассказывает, что рыдала. Она человек сентиментальный, ранимый. Я, говорит, понимаю, что это кино, всё не по-настоящему, но как мать не могу видеть… Моя героиня, умирая, сказала «мама». И тут мою маму, что называется, понесло.

— Правда, что Говорухин предлагал вам взять псевдоним для кино «Есенина»?

— Правда. Более того, даже вышел календарик к картине «Благословите женщину», где было написано «Светлана Есенина». Но всё же я решила сниматься под своей фамилией, хотя её как только не коверкают! Теперь уже она, можно сказать, стала моим псевдонимом. Я вышла замуж и по паспорту Яглыч (с ударением на первой букве).

— Зимой у вас была свадьба. Медовый месяц наконец отметили?

— Нет. Решили устроить его летом, куда-нибудь уехать.

— В каком театре играет ваш муж?

— Вова недолго работал в Театре Маяковского, ушёл оттуда. И теперь работает в «Независимом театральном проекте», как и я. Мы играем в разных спектаклях. У Вовы одна из главных ролей в потрясающем спектакле Сергея Алдонина «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?». Я несколько раз его смотрела.

— В кино вы уже вместе снялись?

— Дважды. В одном фильме сыграли даже мужа и жену. Вы его, правда, не видели. Сериал «Тихий московский дворик» почему-то пошёл не у нас в России, а на Украине.

Говорухин и другие

— Вам сильно повезло с Говорухиным, что и говорить.

— Да. Я ведь росла на его фильмах — «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна», «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо», «В поисках капитана Гранта», «Вертикаль», «Место встречи изменить нельзя», «Десять негритят»…

— Недавно на обложке одного известного в стране еженедельника было ваше фото и фраза из интервью: «Я зла на Говорухина». И за что это, можно узнать?

— Это какой-то бред! Ничего я не зла. Не понимаю, как могли такое написать. Наверное, нужна какая-то сенсация, вот газеты и придумывают «новости», сплетни. А слухи о том, что я любовница Говорухина! Мол, молодая, никому не известная и вдруг ни с того ни с сего пошла по картинам, из одной в другую. Я ведь начала сниматься ещё студенткой, в 19 лет. Конечно, кого-то это наводило на соответствующие мысли. А я приходила к Станиславу Сергеевичу и плакала: «Ну почему пишут такие вещи? Как можно?». В одной газете написали ахинею, будто бы я признавалась, что имела роман с Говорухиным, а потом изменила ему с каким-то молодым жеребцом! Я предложила Станиславу Сергеевичу: «Давайте в суд подадим!» Но он говорит, что это бесполезно, ничего не докажешь. А потом… Пишут, ну и слава богу, что пишут. Хуже, если б вообще не писали.

— Каким было второе приглашение в картину от Говорухина? Неожиданным? Или вы знали заранее о том, что будете сниматься у него?

— Всё просто. Мне позвонили, сказали, что я утверждена. Никакого кастинга не было. Я знала, какой фильм будет снимать Говорухин, читала роман Дудинцева и догадывалась, какую роль буду играть. Встретились со Станиславом Сергеевичем. Он познакомил меня с Мишей Елисеевым, петербургским актёром и режиссёром. Миша оказался не только хорошим актёром, но и замечательным партнёром. Он очень тонкий, хорошо «ловит», как мы говорим.

— Виктор Сухоруков играет вашего мужа…

— Это человек-сказка, великолепный! С ним просто замечательно. У меня случались «загоны», когда я понимала, что не получается, не идёт, а он успокаивал: «Да ты что? Всё в порядке. Возьми себя в руки!».

— Были сцены со знаменитым Алексеем Петренко…

— О, это актёр старой советской школы — настоящей! Какое счастье учиться на практике у таких людей, «подсматривать», как нужно работать. По-моему, мне просто везёт на партнёров. И на роли.

— Говорухин какой на съёмочной площадке?

— Очень собранный, требовательный. Совершенно спокойный.

— Актёры рассказывают, как иные режиссёры их не любят, не уважают, орут…

— У меня был такой опыт, когда я разругалась на съёмочной площадке с одним режиссёром: он сказал, что не хочет со мной работать, и я сказала то же самое. Мы разошлись. А наутро встретились, попросили друг у друга прощения и стали работать. У всех режиссёров разные подходы, и актёры тоже разный народ. Я, например, такой человек, что на меня крик действует совершенно иным образом, чем добиваются: вхожу в ступор, ничего не могу делать после этого. Я отходчива. Но когда кричат во время сложных сцен, мне такая работа не по душе. Кто-то не обращает на это внимание, а я так не могу.

— С Говорухиным легко, комфортно?

— Очень. На первой картине мы привыкли друг к другу. На второй вообще уже всё шло как по маслу. Я понимаю Станислава Сергеевича, он меня понимает. Где-то он принимает мою работу, где-то советует сделать по-другому, приходим к консенсусу. И всё замечательно. Ещё за это и призы дают. Лучше не придумаешь. (Смеётся).

— Следующая совместная работа грядёт скоро?

— Не знаю. Слышала, что готовятся какие-то съёмки, но что это будет, где, когда и с кем — понятия не имею.

— Света, вы уже обзавелись агентом?

— Да.

— От каких предложений отказались в последнее время?

— Было предложение сниматься в Казахстане, в горах, но мне не понравился сценарий.

— Сейчас чем занимаетесь?

— Пока отдыхаю. Играю в спектакле. Побывала на кинофестивале в Петербурге. В конце июня начну сниматься.

— Что это будет?

— Полнометражный художественный фильм Рауфа Кубаева, комедия — романтичная, сентиментальная, некая пародия на бандитов. Рабочее название — «Реальный папа». Я вообще люблю комедии. И сценарий понравился. Буду играть молодую девушку, опять же — учительницу (как и в «Не хлебом единым…»), у которой завязываются отношения с одним из «реальных пацанов».

Девушка из другой эпохи

— Вы в кино ходите?

— Да, часто, я киноман. И дома смотрю на DVD. Практически все наши фильмы не пропускаю. И мультики очень люблю, такие, как «Ледниковый период», бесподобный фильм. Почему-то наши так не умеют снимать, они могут красиво нарисовать, но это так бестолково и ни о чём, что обидно за державу.

— Чем увлекаетесь в свободное время?

— Горные лыжи. Картинг. Мы с мужем часто ездим на трассу. Ещё люблю поиграть в бильярд.

— Что-нибудь коллекционируете?

— Бабочек. В любом виде, разных проявлениях: чашки, ручки, скатерти, занавески с их изображением.

— С чего, интересно, началось?

— С дипломного спектакля «Эти свободные бабочки». Девчонки-первокурсницы подарили нам программки, в которые наклеили много-много бабочек. Так и пошло…

— О вас говорят, что вы девушка из другой эпохи. Согласны?

— Как это? Я достаточно современна, нормально одеваюсь. Да, мне очень нравится 18 век, 19-й, было бы спокойнее именно в той эпохе. Раньше говорили «тургеневская девушка». Так вот, я абсолютно такая. Хотелось бы сыграть в «Домике в деревне». Взялся бы кто-то экранизировать «Обрыв», я с удовольствием сыграла бы Верочку, хотя, наверное, это несколько странный выбор, у Гончарова она брюнетка, с чёрными глазами, с сильным характером. И Грушеньку в «Братьях Карамазовых» не отказалась бы сыграть.

— А что вы сейчас читаете?

— «Весёлые похороны» Улицкой, хорошая вещь. Мне вообще нравятся её книги. Я немножко не успеваю за ритмом нынешней жизни, и от этого мне не очень комфортно. Что я с удовольствием взяла бы в ту эпоху, так это сотовый телефон. А вот компьютером так и не овладела. Но совершенно от этого не страдаю.

Фото Андрея СЛАДКОВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Актуально
Мнение
Проекты и партнеры