издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Партия Бога

  • Автор: Олег Воронин, историк

Недавно известная лишь специалистам по Ближнему Востоку, шиитская военно-политическая группировка «Хезболла» («Партия Аллаха»), оказав мощное сопротивление самой сильной в регионе израильской армии, в одночасье стала известной во всём мире. Что же это за партия и откуда она взялась?

Ведущий российский специалист по Ливану В. Ахметов так отвечает на этот вопрос: «Проблема будущего Ливана приобретает особую остроту и напрямую затрагивает интересы основных региональных и международных игроков на Ближнем Востоке. Основные фигуранты противостояния — Израиль, Сирия, другие арабские страны, а также Иран — на протяжении тридцати лет особенно активно использовали для реализации своих целей различные военно-политические и религиозные организации Ливана. Одной из таких организаций была «Хезболла».

Тегеран начинает… и выигрывает?

На Ближнем Востоке в конце 1970-х гг. произошло резкое усиление процесса политизации ислама. Не был исключением и мультиконфессиональный и мультиэтничный Ливан. Часть ливанских мусульман, разочарованных в способности светских партий выработать эффективный план урегулирования внутриполитического кризиса, увидела путь решения существующих проблем в возврате к «истинному исламу». В наибольшей степени этот процесс затронул крупнейшую в стране шиитскую общину, которая всегда являлась малоимущей, угнетённой и политически пассивной. Впервые в истории общины в ней возникли религиозно-политические организации, выступившие за отмену конфессиональной системы государственного устройства, отводившей шиитам второстепенное положение в обществе и не соответствовавшей возросшим политическим амбициям шиитской буржуазии. Мощным импульсом, способствовавшим радикализации ливанских шиитов, стала революция в Иране.

Тегеран принимал в ней непосредственное участие, осуществляя на практике реализацию идеи «экспорта исламской революции». После израильской оккупации юга Ливана в 1982 г. Иран через территорию Сирии направил в страну около 3 тыс. бойцов из элитных подразделений «Корпуса стражей исламской революции», в задачу которых входило оказание поддержки ориентированному на Тегеран шиитскому движению в Ливане. Стремясь реализовать идею создания здесь исламской республики по образу и подобию иранской, исламские клерикалы отчётливо понимали, что достичь этого невозможно без установления их полного контроля над шиитской общиной страны, и прежде всего над организацией «АМАЛЬ», которая к началу 1980-х годов завоевала в этой общине прочные позиции. Её руководитель Набих Берри (ныне спикер ливанского парламента) заручился поддержкой со стороны Дамаска и не хотел терять своего влияния на шиитскую общину, переориентировавшись на интересы Ирана. В этих условиях иранское руководство оказало большую финансовую и идеологическую помощь его заместителю Хусейну Мусави, выпускнику юридического факультета Тегеранского университета и ревностному стороннику идей аятоллы Хомейни. Летом 1982 г. Х. Мусави заявил о своём выходе из «АМАЛЬ» и, обосновавшись в Баальбеке, создал новую шиитскую организацию «Амаль исламий». Одновременно представитель «АМАЛЬ» в Тегеране шейх Ибрагим аль-Амин, несогласный с политикой Н.Берри, приступил к созданию ливанской «Хезболлы». Туда вошли две шиитские ассоциации — «Братское семейство» и «Союз исламских студентов в Ливане». Их исторические корни уходят в Ирак, который в 1950 — 1970-е гг. превратился в политический центр деятельности ливанских шиитов. В единственной в тот период шиитской организации «Партия призыва» («Ад-Даава») образовалось ливанское крыло, куда вошли современные лидеры «Хезболлы»: М.Фадлалла, С.Туфейли, Х.Курани. М.М.Шамсуддин и М.Садр — ведущий исламский идеолог. К числу сторонников «Партии призыва» принадлежали также нынешний генеральный секретарь «Хезболлы» шейх Хасан Насралла и его заместитель Наим Касем. Начало их карьеры было связано с так называемой «баальбекской теологической школой», где активно преподавалось учение Садра. Вот что говорил об истории создания своей организации Х.Насралла в интервью еженедельнику «Аль-Васат»: «После того как израильские войска в Ливане усилили оккупационные действия, стало очевидно, что для противодействия израильтянам нужны новые организационные формы и методы борьбы. Это стало причиной раскола «АМАЛЬ», члены «Ад-Даава» и других исламских организаций приняли решение о самороспуске, в июне 1982 г. на организационном съезде, в работе которого принимали участие представители из различных районов Ливана, было принято решение о создании новой организации «Хезболла». Одним из её руководителей являлся Аббас Мусави».

Боевой костяк составила исламская молодёжная ячейка, которая в первые дни израильского нападения на Ливан приняла решение действовать как «самостоятельная исламская группа в борьбе против израильских войск». Сам Насралла, которому в то время было 22 года, не принимал участия в её работе. По его словам, новая «Хезболла» была чисто внутриливанским образованием и вначале пользовалась поддержкой главным образом со стороны палестинцев и ливанских партий. «Что же касается помощи Ирана и Сирии, то она пришла позже». В 1985 г. на совещании в Иране лидеры «Хезболлы», «Амаль исламий» и других ливанских группировок приняли долгосрочные программные установки. Их суть сводилась к созданию в Ливане исламской республики по типу иранской, войне с Израилем вплоть до его полного уничтожения и борьбе с западным (прежде всего американским) влиянием. В ходе вооружённой борьбы с Израилем «Хезболла» сумела создать собственный арсенал оружия, а также смогла за сравнительно короткий срок мобилизовать под свои знамёна значительное число новых членов, существенно расширив социальную базу поддержки организации в шиитской среде Ливана за счёт денежных пожертвований, поставок местному населению продовольствия, медикаментов и т.п. Одновременно бойцам организации удалось закрепиться в шиитских общинах южных и западных районов Бейрута, а также на юге Ливана.

От экстремизма — к политике

Укрепление «Хезболлы» в районах традиционного влияния «АМАЛЬ» привело к усилению соперничества двух организаций, которое во второй половине 1980-х годов приняло форму ожесточённых вооружённых столкновений. Только вмешательство Дамаска смогло остановить кровопролитные столкновения, которые приняли особенно ожесточённый характер в 1988 г. Все это привело к резкому снижению активности боевых операций против израильской армии. В результате так называемых Таифских соглашений 1989 г. Сирии удалось не допустить разоружения «Хезболлы», сохранив её военную инфраструктуру, а уже к 1991 г. она превратилась в ведущую военную силу ливанского сопротивления, действующую на юге страны против «Армии Южного Ливана» и израильских войск. Когда в 1993 г. премьер-министр Ливана Р.Харири попытался поставить под контроль центральной власти ситуацию в районах к югу от реки Литани, его действия оказались заблокированы и не привели к конкретному результату. «АМАЛЬ» в 1990 г. отмежевалась от террористической деятельности и стала политическим движением религиозного толка. Его лидер Н.Берри вновь вошёл в состав ливанского правительства. Тем не менее «АМАЛЬ» пользовалась большей популярностью шиитского населения юга Ливана, поскольку движение имело более светский характер. Социологический анализ показал, что около половины населения г. Кана — основной цели израильских бомбардировок — поддерживало «АМАЛЬ». Опросы общественного мнения, проведённые среди ливанских шиитов в 1999 г., продемонстрировали, что «Хезболла» имела более прочные позиции в пригородах Бейрута, т.е. районах, удалённых от зоны непосредственных боевых действий. К этому времени в руководстве Ирана осознали, что намерение создать в Ливане исламскую республику сталкивалось с большими трудностями. Реакция большинства арабских государств на провозглашение исламской республики в Иране, а особенно на ряд аспектов её внешней политики, в целом была негативной. Как серьёзную угрозу своим международным и внутриполитическим интересам её рассматривали Египет и Саудовская Аравия. Даже многие лидеры «Хезболлы» подчёркивали ливанское начало своей организации.

Летом 1992 г. руководство приняло решение начать превращение «Хезболлы» в активную политическую силу ливанского общества. Лидеры организации заявили об её отказе от диверсионно-террористических методов борьбы. Внутри «Хезболлы» был достигнут компромисс между «умеренными» и «радикалами», установлено перемирие с «АМАЛЬ», и началась активная подготовка к парламентским выборам. Осенью 1992 г. «Хезболла» получила 8 из 128 мест в ливанском парламенте, что позволило ей, блокируясь с другими депутатами-исламистами, иметь от 10 до 20% голосов и, таким образом, претендовать на роль одной из ведущих политических сил Ливана. Структура высших руководящих органов «Хезболлы»: Духовный лидер — Съезд — Консультативный Совет (КС) — Политбюро (ПБ) — Центральный исполнительный комитет (ЦИК) — в целом осталась неизменённой. На съезде «Хезболлы» в апреле 1993 г. при выборах нового состава КС победу одержало «умеренно-прагматичное» крыло организации во главе с Х. Насраллой, который формально возглавлял организацию с февраля 1992 г. после гибели А.Мусави во время налёта ВВС Израиля на юг Ливана. Он был избран генеральным секретарём партии, его заместителем стал Наим Касем, Хусейн Халиль — председатель ПБ — осуществляет повседневное руководство. В 1992 г. военное крыло «Хезболлы» было выделено в самостоятельную боевую структуру, формально не связанную с организацией. Значительно активизировалось пропагандистское подразделение, в распоряжении которого имелись два сайта в Интернете, телевизионная станция, радиостанция, еженедельный журнал. Одновременно «Хезболла» продолжала вооружённую борьбу против израильских вооружённых сил на юге Ливана. Самым памятным для израильского командования оказался 1997 г., в котором погибло около 40 израильских военнослужащих. Потери израильской армии в результате военных операций (по израильским источникам) больше всех вместе взятых израильских потерь за время предыдущих арабо-израильских войн. В то же время Х.Насралла опроверг сведения о причастности его организации к взрывам французских казарм и американских морских пехотинцев в Бейруте в начале военных действий. По его словам, эти операции совершила «Джихад исламий» — организация, никак не связанная с «Хезболлой», а «Хезболла» действовала только на оккупированных территориях и на границах с Израилем исключительно против израильской армии.

Состоявшийся в июле 1995 г. очередной съезд «Хезболлы» сохранил контроль за руководством организации в руках Насраллы и его сторонников. Политбюро было преобразовано в Политический совет, во главе его был поставлен депутат ливанского парламента от «Хезболлы» Мухам-ад Раад. Один из ближайших сторонников Насраллы, бывший руководитель Х.Халиль стал политическим советником генсека и одновременно куратором Политсовета.

Постепенно «Хезболла» стала выступать одновременно как основная ливанская политическая партия, крупная шиитская общественная и гуманитарная организация. Она называла себя политической партией на службе 1,2 млн. ливанских шиитов, имела свою депутатскую группу в ливанском парламенте. В её управлении находились школы, больницы, стоматологические клиники. Организация оказывала финансовую помощь в восстановлении жилых домов и деловых центров, получивших повреждения в ходе боевых действий на юге Ливана, а также участвовала в работах по восстановлению дорог и в других видах деятельности. Выступая в столь разных ипостасях, «Хезболла» имела сотни и тысячи активистов и сторонников по всему Ливану, это обеспечивало организации прочную и долговременную основу для мобилизации в свои ряды новых преданных членов и бойцов из числа местного населения.

Сирийский след

Наличие в «Хезболле» различных группировок, ориентированных на Иран и Сирию, и их деление соответственно на более «радикальные» и «умеренные» имело весьма условный характер. Иран в одинаковой степени воздействовал на обе группировки, используя для этого свою идеологическую близость с «Хезболлой», что позволяло Тегерану напрямую работать в режиме тесной координации со всеми руководителями «Хезболлы».

Дамаск же обеспечивал информационно-пропагандистскую поддержку «Хезболлы» с целью укрепления легитимного характера деятельности организации в Ливане, арабских странах и на международной арене. С другой стороны, по сравнению с палестинскими организациями «Хезболла» всегда была «проблемной» организацией с точки зрения сирийского режима. В фундаментальных вопросах исламской веры и практики «Хезболла» находилась всегда ближе к Тегерану, а идеологическая ориентация организации была весьма далека от идей непролетарского социализма сирийской БААС.

В апреле 1999 г. Насралла встретился с Башаром Асадом, который по поручению своего отца сирийского президента Хафеза Асада вёл в сирийском руководстве «ливанское досье», и изложил ему свои планы относительно активизации военных операций против израильтян. Башар тогда не согласился с этими намерениями. При этом сирийцы исходили из чисто конъюнктурных политических интересов, учитывая неофициальную просьбу Вашингтона сдерживать активность «Хезболлы» в условиях намечавшегося прогресса на мирных переговорах с Израилем. В конце 1990-х гг. «Хезболла» распространила свою деятельность на территорию Турции. Характерно, что этому способствовали сами турки, по-видимому, недооценив организационные и военно-мобилизационные способности «Хезболлы». Ряд боевых формирований организации было решено привлечь к военным действиям против Рабочей партии Курдистана. Бойцов «Хезболлы» снабдили оружием и предоставили им значительную свободу действий в проведении военных операций против курдских повстанцев. В дальнейшем боевые отряды «Хезболлы» частично вышли из-под контроля турецких властей и стали действовать в качестве самостоятельной военной силы, в том числе в других районах на востоке Турции. Таким образом, «Хезболла» смогла создать альтернативный канал переправки оружия и боеприпасов из Тегерана в Ливан. Однако в 1998-1999 гг. турецкая армия нанесла ряд мощных ударов по базам «Хезболлы» в Турции, руководитель турецкого филиала организации Х.Велиоглу был убит, а её деятельность на турецкой территории была фактически парализована. Иранская помощь «Хезболле» отличалась от сирийской большей глубиной, она базировалась на общности шиитской доктрины, идеологических установках, не допускавших признания факта существования израильского государства. В начале 2000 г. Иран поставил «Хезболле» партию новейшего противотанкового оружия. Что же касалось стоимостного эквивалента помощи Тегерана «Хезболле», то, по некоторым данным, она оценивалась на рубеже 1999 — 2000 гг. в 30 млн. долл. Другие оценивали её в 65 — 100 млн. Часть этих средств руководство организации направляло на строительство школ, больниц и жилых домов в шиитских районах Ливана. Однако достаточно сложно исчислить стоимость военных и гуманитарных грузов, получаемых «Хезболлой». Скорее всего, речь могла идти о нескольких миллионах долларов в год безвозмездной иранской финансовой помощи «Хезболле». К тому же «Хезболла» получала средства как по линии международных неправительственных исламских организаций, так и по линии частных лиц.

Что дальше?

В своё время вывод израильских войск из южных районов Ливана превратил «Хезболлу» в серьёзный региональный фактор. Когда в июне 2000 г. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан встретился в Ливане с Насраллой, это было расценено как фактическое признание международным сообществом легитимности «Хезболлы» как политической организации. Каковы же перспективы развития конфликта в Южном Ливане сегодня?

Программные установки организации в отношении Израиля оставались неизменными: лидеры «Партии Аллаха» неоднократно заявляли, что продолжат вооружённую борьбу против Израиля до тех пор, пока хоть одна пядь ливанской территории остаётся неосвобождённой. С другой стороны, «Хезболла» продемонстрировала, что при определённых условиях она может вести переговоры с Израилем. Так, в 1993 и 1999 гг. между ними достигались соглашения о взаимном ненападении на населённые пункты вокруг «израильской зоны безопасности», по которым «Хезболла» давала переговорщикам время для отработки окончательного варианта вывода израильских войск с юга Ливана. Что является и оптимальным выходом из создавшейся ситуации на современном этапе начала урегулирования. Тем более что основные параметры мирного соглашения уже достаточно глубоко прорабатывались обеими сторонами ещё на рубеже веков.

Весь вопрос в том, заинтересована ли сегодня «Хезболла» в мирном разрешении конфликта? Пока её эмиссары начали прилагать усилия по реконструкции в шиитских областях, в которых разрушения особенно значительны. Эксперты утверждают, что на эти цели «Хезболла» уже получила деньги из Ирана, хотя официально Тегеран отрицает этот факт. Однако израильские военные утверждают, что возобновились и масштабные поставки оружия «Хезболле» из Ирана и Сирии. А это значит, что война в Ливане может возобновиться уже в ближайшие недели.

На снимках: молодое пополнение клянётся в верности партии; боевик «Хезболлы» на боевой позиции реактивной установки

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер