издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Забор поменял прописку

«Суп» купил у Six Apart право обслуживания кириллической зоны «Живого журнала». Вы что-нибудь поняли?

Безусловно, значительная часть читателей в курсе. Но как быть с теми, кто не успевает шагать в ногу со временем? Ведь в таком случае срабатывает принцип домино — для того, чтобы объяснить читателю, что такое «блогосфера», треба преподать основные знания о предмете. И одним рассказом о «Живом журнале» тут дело не ограничится, коснуться придётся форумов и чатов, но не только: боюсь, придётся и интернет объяснять. Полагая, что электричество, как физическое явление, большинству читателей известно, начнём, пожалуй, с него. А ещё лучше — с забора. Обычного российского забора, на котором непременно написано известное всем слово на три рубля, если считать по рублю за букву.

Заборные граффити, помимо мощного влияния на современное изобразительное искусство, всегда несли мощную коммуникативную функцию. С одной стороны, они являлись средством публикации некоего информационного контекста, а с другой — они были анонимны. Если кто-то, положим, опасался инквизиции, общественного мнения, конторы глубокого бурения или соседских кулаков, то он мог на этом пресловутом заборе под покровом ночи ознакомить земляков со своим мнением о поведении означенного соседа, уложенным к краткие, но ёмкие определения. Количество лиц, ознакомившихся с публикацией, равнялось количеству прохожих, а время экспонирования равнялось бесконечности — до следующей покраски.

Появление последовательно электричества, электронно-вычислительных машин и сетей, объединяющих эти машины в единую информационную среду, человеческой природы не изменило, но дало ей принципиально иные средства для самовыражения. В интернете появились сообщества, специально предназначенные для общения — так называемые форумы, этакие коллективные заборы, на которых каждый может написать своё сокровенное о соседке по парте, о любимом кинофильме или книге, или, если свербело в совершенно конкретном месте, о сионистском заговоре или «кровавой гебне». В 2000 году эта технология была блестяще усовершенствована американцем Брэдом Фицпатриком. Этот парень из известных технических решений и алгоритмов собрал принципиально новый продукт, который и назвал Live Journal — то есть «Живой журнал». Сервис, зарегистрировавшись в котором, любой из пользователей мог создать «блог» — страничку, где можно вести свой интернет-дневник. Изюминка была в том, что с согласия других пользователей стало возможно просматривать их дневниковые записи и оставлять в них свои комментарии. Теперь у каждого пользователя был свой маленький кусочек забора, на котором можно было писать всё, что угодно…

В Соединённых Штатах блоггерство стало излюбленным развлечением подростков и молодых людей, плебейским вариантом светского альбома девятнадцатого века, «великолепные альбомы, мученье модных рифмачей…». Россия — дело другое. Спасаясь от кретинизма на телеканалах и в официальных СМИ, в ЖЖ перекочевало всё действительно ещё живое: журналисты, писавшие в стол то, что уже не годилось для эфира; философы; горе-поэты и признанные литераторы; ультра-либералы и националисты — те, кто по разным причинам был лишён доступа к средствам массовой информации. Следом за тотальной миграцией живого к всероссийскому альтернативному забору потянулось и мёртвое: провокаторы, политтехнологи и потенциальные пациенты психиатрических лечебниц. В США редко «живые журналы» посещали более 50-40 человек, и лишь отдельные, «топовые» странички насчитывали сотни пользователей. В России запросто сформировалась когорта «тысячников», среди которых не редкость журналы с посещаемостью 4000 и более пользователей.

Русская блогосфера распухала на глазах, причём жила по своим законам, которые американские интернет-бизнесмены не очень понимали. Для решения конфликтов в американской зоне достаточно было небольшой команды Abuse Team. «Абуз тим» принимала решение — и пользователь, который вёл себя чрезмерно агрессивно или занимался, например, пропагандой терроризма, в один прекрасный момент получал уведомление, что его страничка закрыта. Это не становилось предметом общественного обсуждения. Когда количество русскоязычных пользователей ЖЖ достигло 650 тысяч, владельцы компании нашли выход: они перепродали право на обслуживание всех «кириллических» журналов компании «Sup», которая принадлежит олигарху Александру Мамуту. Компания заявила, что она создаёт собственную конфликтную команду, которую возглавит один из основоположников российского интернета Антон Носик.

Сказать, что российский интернет взорвался, — это нечего не сказать. Он выплеснулся, как деревенский сортир, в который бросили гранату. Гламурные девочки и потенциальные пациенты психушек начали подозревать, что их записи станут достоянием тех, кому они не предназначены. Нацистам не понравился Носик, потому что он еврей и носит кипу. Либералам не понравился Мамут, потому что им показалось, что олигарх купил право распоряжаться последним кусочком их личной свободы. Пыль поднялась до небес и до сих пор висит в воздухе…

Самое забавное, что, за вычетом пользователей ЖЖ, остальные 142 миллиона россиян даже и не заметили, что главный российский забор поменял прописку. И, мне кажется, что это всё-таки к лучшему…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector