издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Расстрел» после «Снохождения»

Новая эстетика театра во все времена начиналась с драматургии того времени, в каком жил театр. Московский художественный театр в конце XIX века первый спектакль поставил по пьесе своего современника Антона Чехова. «Современник» во второй половине ХХ века рождался вместе с Виктором Розовым, Александром Володиным, Михаилом Рощиным и другими авторами, которые работали в 60-80-е годы.

В 90-е годы прошедшего столетия драматурги вдруг замолчали — всерьёз и надолго. Исторический слом, произошедший в России, был настолько близок авторам, что оценить, осмыслить его оказалось просто невозможно: «Лицом к лицу лица не увидать…» Театр, как в годы революции, обратился к классике, находя в ней и источник вдохновения, и ответы на мучившие его вопросы. Шекспир и Чехов, Мольер и Островский, Ибсен и Горький в очередной раз стали властителями дум поколения, переживающего слом исторических событий. Но ситуация должна меняться, и она меняется.

Живой процесс рождения новой пьесы можно было наблюдать в работе лаборатории драматургов Урала, Сибири и Дальнего Востока, проходившей недавно в городе Омске. Заявки на участие поступили от шестидесяти авторов, среди которых, как водится, были и графоманы, и начинающие молодые люди, которые только-только начинают постигать «драматургическое мышление». Руководители лаборатории — известные драматурги Владимир Гуркин и Леонид Жуховицкий — для работы отобрали десять пьес, в число которых вошёл и «Расстрел» Алексея Просекина.

Молодого иркутского журналиста Алексея Просекина в нашем городе не забыли. Его очеркам из «горячих точек» — Чечни, Грузии, Югославии, Осетии — читатели безоговорочно верили. Поступив на заочное отделение факультета журналистики МГУ, Алексей переехал в Киев; там живут его друзья, есть интересная работа. Верный теме, он и в своих пьесах продолжает писать об увиденном и пережитом на войне, оставаясь географически иркутянином, потому что ни гражданство, ни место прописки он не менял.

Просекин выделяется среди авторов, которые стали участниками лаборатории драматургов. Война бывает открытой, когда льётся кровь и в жертву политическим амбициям приносятся человеческие жизни. Но бывает и скрытая война, такая, какую человек ведёт сам с собой или с окружающей его действительностью. Не обязательно такой конфликт заканчивается смертельным исходом или победой над собственными внутренними противоречиями. Финалы могут быть разными, но ситуации часто становятся схожими по конфликтам, которые переживает современный герой.

Лаборатория драматургов в Омске отличалась от многочисленных читок, какими бывает отмечена работа мэтров с молодыми авторами. Пьесы были поставлены режиссёрами, которые работали с актёрами омских театров. Законченностью форм отличались спектакли, разыгранные исполнителями академического театра драмы. За пять-шесть дней, которые давались на постановку пьесы, актёры успевали выучить роли, образно и выразительно сыграть их.

«Расстрел» Алексея Просекина прозвучал убедительно, несмотря на возражение некоторой части аудитории, которая на обсуждении пьесы говорила о том, что её финал, в котором расстрельная команда отпускает противника, выдуман. Сегодня убить человека не составляет труда и в мирной жизни, не говоря о военной действительности. Алексей рассматривает в пьесе ситуацию расстрела: парни, которые должны выполнить приказ, препираются, спорят, кому стрелять и кто должен убить человека. Люди от земли, они не рождены солдатами; не они давали им жизнь, и не им отнимать её. Алексей показывает человека на войне, вынужденного взять в руки винтовку, отстаивая в нём гуманизм человека.

Одной из самых интересных пьес лаборатории стала работа Елены Ерпылевой из Тюменской области «До последнего мужчины». Её герой продолжает тему Зилова в «Утиной охоте» Вампилова. Возможно, такие ассоциации возникли, потому что этот образ создал заслуженный артист Михаил Окунев, который на последнем фестивале современной драматургии имени Александра Вампилова в Иркутске играл Зилова в спектакле Омского академического театра драмы. Окунев — выпускник Иркутского театрального училища, несколько лет работал в театре юного зрителя имени Вампилова, его хорошо помнит не одно поколение зрителей нашего города.

В пьесе «До последнего мужчины» герой, как и Зилов, мучительно вспоминает свою жизнь, анализируя ошибки, которые совершал в ней. Семнадцать лет назад он ушёл от жены: ему показалось, что второй ребёнок, появившийся в семье, не его сын. С той поры он пытается найти свою Незнакомку, которую не надо ревновать, которая, как облако, спустилась бы на землю в его объятия. Но современные Незнакомки выглядят уставшими, замученными жизнью, совсем не такими, какими хотели бы видеть их мужчины.

Впрочем, неблагодарное дело — пересказывать сюжет. Пьесу надо читать, а лучше увидеть на сцене. Стоит вглядеться в её героя, понять не только его состояние, но и состояние многих мужчин, проходящих мимо счастья, пытающихся подправить свою судьбу. Попытки эти часто кончаются опустошением и трагическим финалом. Драматургу Елене Ерпылевой повезло, её пьесу взял в репертуар Омский академический театр драмы, позволив Михаилу Окуневу продолжить в ней самоанализ Зилова, начатый им в «Утиной охоте».

Из десяти пьес, показанных во время работы лаборатории, пять стали лауреатами, получив грант на постановку в театрах Омска. Заявки были сделаны почти всеми театрами города, и это не случайно: материальная поддержка постановки произведения молодого драматурга всегда связана с экспериментом, результат которого может быть не-предсказуем. Впрочем, успех наверняка ожидает стильную, постмодернистскую пьесу Фёдора Грекова из Самары «Четыре желания мадам Ватто», в которой неожиданные повороты сюжета позволяют смотреть её с неослабевающим интересом. Пьеса «Я ухожу» омского автора Анны Ведерниковой явно рассчитана на молодёжную аудиторию. В пьесе раскрываются подробности взаимоотношений молодых людей, которые не могут жить друг без друга и в то же время не могут быть вместе. Ситуация для сегодняшнего дня расхожая и совсем не выдумана автором.

«Расстрел» Алексея Просекина будет поставлен на сцене Омского драматического театра им. Любови Ермолаевой. Автор в Омске казался счастливым, хотя одна из его пьес уже поставлена. В Иркутском любительском коллективе театра-студии-клуба «Диалог» идёт его «Снохождение» — пьеса о матери, отправившейся в далёкую Чечню на поиски пропавшего без вести сына. Надо заметить, спектакль не оставляет равнодушными зрителей, многие из которых сопереживают тем «снохождениям», которые приходится пережить женщине, по зову материнского сердца оказавшейся на войне.

Трудно предположить сценическую судьбу пьес, представленных омской лабораторией драматургов. Возможно, какие-то из них будут поставлены всего один раз, другие попадут в репертуар нескольких театров, как это было с «Любовью и голубями» одного из руководителей лаборатории — Владимира Гуркина. Зачем загадывать, что должно свершиться в сценической жизни российского театра? Хочется просто обратить внимание на то, что современные пьесы есть, театрам надо только научиться их внимательно читать. А зрители? Они ждут спектаклей, в которых о себе будут узнавать не только из классических произведений, но и из пьес авторов, которые живут рядом с нами, являясь нашими современниками.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector