издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пепел, «стучащий в сердце»

Вышел из печати 8-й том Книги памяти «Жертвы политических репрессий Иркутской области»

  • Автор: Юрий МИНЕЕВ

Внезапный уход из жизни человека в расцвете лет по причинам, совершенно независящим от него самого, всегда производит на окружающих тягостное впечатление и вызывает глубокое сожаление. Гибель десятков и сотен людей в катастрофах, от стихийных бедствий и бандитских нападений, подобных бесланскому, общество воспринимает чрезвычайно болезненно, что вполне естественно. А вот результаты сталинского террора, оборвавшего жизни миллионов российских граждан в 30-е годы прошлого столетия, у многих моих современников не вызывают не только осуждения палачей, осуществлявших репрессии, но даже простого сочувствия к жертвам чудовищного произвола.

В те далёкие уже теперь годы в СССР исключительно ради нагнетания страха среди населения, в целях укрепления сталинской диктатуры специально подготовленными карательными органами, именуемыми НКВД, было уничтожено (расстреляно или загублено в системе ГУЛАГа) как минимум 16 миллионов ни в чём не повинных советских граждан, т.е. в два раза больше, чем их погибло на полях сражений за все четыре года Великой Отечественной войны (8,5 млн.).

Нельзя не согласиться с высказыванием писателя и историка В. Николаева: «Я не раз замечал, что для некоторых людей миллионы ни в чём неповинных жертв сталинского террора являются своего рода какой-то фикцией, абстракцией.

Самого факта невиданных в истории человечества злодейяний они сегодня уже отрицать не могут, но миллионы погибших их абсолютно не волнуют. Пожалуй, это самое страшное из всего того сталинского наследия, которое всё ещё с нами.

Освободиться от этого проклятия поможет только правда обо всём, что с нами было, только восстановление подлинной нашей истории и возвращение к нам памяти о погибших.

Не вернуть в нашу историю имена невинных жертв — значит предать и убить их во второй раз и разделить преступления их палачей».

Нынешняя власть, видимо, боясь усиления существующего раскола в нашей обществе между людьми, ностальгирующими по советским временами, и теми россиянами, которые ратуют за скорейшее искоренение последствий тоталитарного режима и постепенное установление в стране подлинной демократии, не считает нужным инициировать юридическую оценку преступлений режима против народа путём проведения открытого судебного разбирательства этих преступлений, дабы осудить их на документальной основе и показать обществу, что именно они послужили причиной деградации великой России в ХХ веке и привели к распаду страны.

Общественная палата России поддерживает позицию власти, заявляя, что «упоминание преступлений сталинизма стимулирует развитие антагонистических настроений в обществе».

Невольно вспоминаются строки из поэмы А. Твардовского «По праву памяти»:

Забыть, забыть велят безмолвно,

Хотят в забвенье утопить

Живую быль. И чтобы волны

Над ней сомкнулись. Быль забыть!

Однако многие люди считают, что авторитетное судебное разбирательство и определённые выводы положили бы конец великой лжи о нашем недавнем прошлом.

Вот что, например, недавно сказал уважаемый всеми народный артист России Игорь Кваша: «Плохо, что в стране не произошло того, что должно было произойти, — покаяния.

Мы прожили многие десятилетия с чудовищным, бесчеловечным режимом. Вроде он разрушился, но не было катарсиса, не произошло общественного очищения. Я считаю, необходим суд над тем строем… Надо сказать в полный голос о преступлениях против собственного народа, осудить их раз и навсегда — в этом есть насущная необходимость».

Быть может, власть права в стремлении отложить на будущее судебное определение по поводу преступлений тоталитарного режима, но такое время неизбежно наступит, ибо не могут нагромождения лжи о жизни народов России в ХХ веке навсегда закрепиться в истории на правах правды.

Многочисленные архивные документы расскажут обо всём, что замалчивается и скрывается до сих пор. Большую помощь объективным историкам окажет Книга памяти «Жертвы политических репрессий Иркутской области», восьмой том которой только что вышел из печати.

Скорбный список иркутян, загубленных во время сталинского геноцида, пополнился ещё 5824 гражданами, фамилии которых начинаются на буквы С, Т, У, Ф, Х и Ц.

Из них 2784 человека расстреляны и 3040 — направлены в систему ГУЛАГа, где люди погибали, как правило, в первые же месяцы от непосильного труда и голода.

Большинство репрессированных, поименованных в восьмом томе, — представители рабочих, крестьян и мелких служащих, то есть людей из самой народной гущи, в возрасте от 16 до 70 лет.

Этих несчастных, схваченных органами НКВД ради выполнения и перевыполнения разнарядок, поступающих от ЦК ВКП(б), объявляли врагами народа, а их семьи — семьями врагов народа.

Арестованным ставили в вину вредительство, шпионаж и другие действия против советской власти, которые они никак не могли совершать просто в силу своего служебного положения.

Абсурдность обвинений, предъявляемых этим людям, настолько очевидна, что в годы массовой реабилитации (вторая половина пятидесятых и шестидесятые годы) не было никакой необходимости в доказательствах невиновности жертв репрессий.

Ознакомление с содержанием томов Книги памяти у каждого нормального человека вызывает ужас от сознания колоссального размаха произвола и недоумение, как смогла великая страна Россия допустить такое чудовищное истребление своего народа тёмными силами.

Произвольно раскрываем 8-й том на стр. 222 и читаем:

— Соляр Андрей Иванович — житель г. Зимы, машинист локомотива.

Осуждён по ст. 58-9. Расстрелян 19.02.38 г. Реабилитирован 15.02.58 г.

— Солярик Пётр Тимофеевич — житель прииска «Светлый», рабочий прииска.

Осуждён по ст. 58-2. Расстрелян 13.03.38 г. Реабилитирован 30.07.57 г.

— Солярчук Николай Семёнович — житель г. Иркутска, преподаватель правовой школы.

Осуждён по ст. 58-1а. Расстрелян 17.02.38 г. Реабилитирован 17.05.57 г.

— Сомов Александр Никитич — житель г. Зимы, зам. начальника 2-го отделения эксплуатации ж.д. станции Зима.

Осуждён по ст. 58-1а. Расстрелян 16.02.38 г. Реабилитирован 05.03.57 г.

— Сомов Константин Васильевич — житель г. Иркутска, электросварщик.

Осуждён по ст. 58-8 на 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 29.03.40 г.

— Сомова Мария Васильевна — житель г. Тайшета, профессия не указана.

Осуждена по ст. 58-11 на 10 лет ИТЛ. Реабилитирована 04.12.54 г.

— Сомсин Пётр Демидович — житель г. Иркутска, кочегар.

Осуждён по ст. 58-1а. Расстрелян 26.03.38 г. Реабилитирован 13.06.89 г.

— Сомсина Антонина Иосифовна — житель г. Иркутска, домохозяйка.

Осуждёна по ст. 58-10. Расстреляна 26.03.38 г. Реабилитирована 13.06.89 г.

На одной странице перечислено шесть убийств ни в чём неповинных иркутян — шесть тяжких преступлений, совершённых государством!

А всего в 8-м томе почти 700 подобных страниц.

Подписи под «признаниями» заключённых добывались под воздействием избиений и пыток, а за тех, кто не был сломлен издевательствами, палачи НКВД ставили поддельные подписи.

Видимо, прав был Виктор Астафьев, совесть российского народа, сказав следующее: «Врагом советской власти и правящей партии сделался весь народ, и она никого так не боялась, как своего народа, сводила и сводила его со свету — больше ста миллионов свела, а у того, который остался, надорвала становую жилу, довела его до вырождения…»

Иркутская Книга памяти подтверждает сказанное известным писателем.

8-й том Книги памяти в отличие от всех предыдущих, выходивших в свет с 1998 года ежегодно по одному тому, готовился к печати целых два года, но по качеству издания существенно отличается в худшую сторону.

По инициативе А.Л. Александрова с шестого тома была начата публикация статистики архивной сводки по отдельным томам. Эти статистические данные характеризовали общую картину политических репрессий в Восточной Сибири и представляли различные статистические показатели для изучения сути террора, проводимого органами НКВД.

Это полезное новшество в восьмом томе почему-то исключено, и книга фактически превратилась просто в список пострадавших от репрессий.

Исключены основные необходимые данные о пострадавших: не указаны места приведения в исполнение расстрельных приговоров, а также названия органов, осуществивших реабилитацию.

В книге допущено большое количество неточностей, несуразностей и несоответствий с архивными справками. Одни и те же лица из числа пострадавших повторяются по нескольку раз. Создаётся впечатление, что книга перед тем, как её печатать, совсем не корректировалась. Искажена даже фамилия одного из четырёх членов редколлегии.

Хочется пожелать совету редколлегии в заключительном томе не допустить повторения недостатков, упомянутых выше, и как можно скорее закончить работу по полному изданию Книги памяти. Этого с нетерпением ожидают тысячи иркутян, о реабилитации родственников которых в официальной печати до сих пор ещё не объявлено.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector