издательская группа
Восточно-Сибирская правда

К вопросу об экологии, или почему мы все такие «zasrantsy»?

  • Автор: Варвара Ивановна Михайлова

Отношение к окружающей среде у нас, сибряков, всегда было потребительским. Лозунг «Всё вокруг народное и всё вокруг моё» закрепил у людей стойкий взгляд на природу как на бесплатный магазин. И если в «ранешнее царское» время на деревне община сама решала и устанавливала сроки начала сбора ягод и боя шишки, то с годами все старые правила были утрачены. А новые если и есть, то практически не выполняются. Можно уверенно сказать, что браконьерство в некоторой мере пресекает только рыбнадзор и лесничества. Что же касается сбора ягод, кедровых орехов и папоротника, небольших (не в производственных масштабах) порубок деревьев, ежегодных поджогов леса сборщиками папоротника и черемши, то этим не занимается никто. По дороге на Савватеевку весной папоротниковые поляны ежегодно выжигаются профессиональными сборщиками для защиты от клещей и удобства сборки. После таяния снега с середины апреля горит трава, а с ней и лес. Дым стоит месяц. Некоторые садоводства оказываются под угрозой пожара. Минувшей весной пожарные машины неоднократно тушили лес рядом с садовыми домами. Гектары леса сгорают каждую весну.

Мне думается, что в этой ситуации патрули экологов и «зелёных» могли бы оказывать реальную помощь; может, даже с привлечением милиции. Поджигателя надо не только отпугнуть, но, установив личность, применить штрафные санкции.

К родительскому дню предприимчивые селяне к кладбищам десятками, если не сотнями, туго набитых мешков привозят еловую и пихтовую лапку. И если порубка ёлочек к Новому году несколько упорядочена, то кто считал, сколько нещадно ободранных и загубленных елей и пихт находится в привезённых к ангарскому кладбищу «Берёзовая роща» мешках из посёлка Тальяны?

Пора бы уже сельским властям выдавать талон на сбор ягод. Допустим, на месте сбора (пропускном пункте) — 50-100 рублей за ведро; на местах продажи в городе, в случае отсутствия таких талонов, соответствующих количеству продаваемого, — 200 рублей. Так же можно поступать и с кедровым орехом. Деньги — на оплату труда контролёров и нужды экологии.

«Красота спасёт мир» — это расхожее выражение меня только раздражает. Миряне с таким упорством уничтожают красоту — окружающую нас природу, что в первую очередь человеку надо спасать её. Посмотрите весной на «любителей» цветов: охапками выносят их из леса. И каждая обладательница «букетика» свято верит, что она любит красоту и природу и урона лесу никакого не нанесла. Как-то я заметила соседке по автобусу с большим букетом саранок, что в цивилизованной стране штраф за эти растения, занесённые в Красную книгу, составил бы сумму, превосходящую её пенсию. И получила в ответ гневную отповедь: «Я вреда никому не сделала, так как растения с корнем не вырывала». А того не знает, что если оставить только небольшой обрывок стебля, то луковица уже не будет получать полноценного питания, на следующий год может не зацвести, за пару лет измельчает, а потом вообще погибнет. Многие сибирские растения: жарок — купальница, подснежник — прострел или сон-трава, синие с белым колокольчики — водосбор или аквилегия, ветреница нарциссоцветковая, саранка — лилия кудреватая или мартагон, — в основном размножаются семенами. Срывая цветок, вы лишаете его потомства.

Люди старшего поколения ещё помнят обширные поляны жёлтых подснежников вдоль железной дороги напротив комбината в Ангарске. А розовое зарево багульника ранней весной! И где это всё сейчас… В придорожной полосе сегодня нет ни одного цветка и кустика.

Дачники, садоводы-любители, владельцы шести соток — это люди, любящие землю. С удовольствием работают на ней и кормят себя и «безлошадных» горожан. Но, как правило, любовь к земле ограничивается собственным забором. Осенью после уборки урожая дачники тщательно готовят свои сотки к зиме, выбрасывают в ближайший лесок, на обочину дороги, на соседний пустующий участок весь свой мусор. Когда в апреле первый раз после долгой зимы едешь на дачу, картина за окном автобуса ужасающая. Горы мусора на обочинах дорог.

Минувшей весной, чтобы облагородить въезд в Ангарск со стороны нового моста через Китой, отрядили роту солдат, которые собирали мусор по обеим сторонам шоссе от развилки до города. У автобусной остановки «Саянские зори» скопились сотни пластиковых бутылок; почти каждая остановка по дороге на Савватеевку загажена до невозможности. «Моторизованные» дачники останавливаются там, где им глянется, и выгружают мешки и коробки мусора, а то и вовсе выбрасывают мусор прямо на ходу, через окно.

Все соседи по даче — люди неплохие. Но за 15 лет существования нашего садоводства в конце каждой улицы образовалась помойка. Почти километровая полоса замечательного леса между двумя садоводствами, защищавшая от северных ветров, где собирали вёдрами опята, теперь просматривается насквозь. Сначала по ней прошлись дикие лесорубы, вывозя машинами строевой лес, потом и сами дачники извели оставшееся. На ограду (это сколько нужно было срубить молодых сосёнок, чтобы огородить 20 соток вместо штакетника?), на дрова для домов и бань. На дрова брался не сушняк и валежник, а лучшие деревья — лиственницы и берёзы. И где те лесники, экологи и прочие «зелёные»? Председатель Союза садоводств Людмила Безвидная признаётся, что «штрафуют крайне редко». Но почему? Стоит ли удивляться, что аккурат под объявлениями о штрафах, кстати, прибитых к соснам гвоздями, и образуются свалки?

Вообще-то сибирские деревни благоустройством и чистотой улиц и дворов никогда не отличались. Из известных мне деревень от Братска до Ангарска, пожалуй, только Сосновка и Раздолье в Усольском районе отличались ухоженностью. Особенно гнетущее впечатление от Мишелёвки: уж очень резкий контраст между былой красотой и её теперешними останками. Дом фарфорозаводчика, этот находившийся под охраной государства памятник, сгорел уже на моей памяти; сад запущен; из рукотворного пруда образовалась большая помойка, куда жители сносят из своих домов старый хлам.

Да что деревни! Ангарск в 2005 году был назван по благоустройству лучшим городом в России. Действительно, после десятилетий обветшания и грязи город заметно похорошел. Но отношение жителей не изменилось. Как и у большинства дачников, чистота только до собственного порога. В городе есть подъезды с цветами и картинами, про которые в газетах пишут, но мне ни жить, ни бывать в таких не довелось. А бороться и становиться врагом для соседей в своём подъезде нет ни желания, ни сил.

Ответа на свой вопрос, «почему мы все такие «zasrantsy», я не знаю. А вот что делать? Мне думается, что никакая просветительско-разъяснительная работа и призывы ничего не дадут. Только строгий контроль и реальные штрафные санкции могут помочь.

Допустим, приезжает в садоводство комиссия из Союза садоводств вместе с экологом, машиной и «зелёными», которым предстоит реальное дело по уборке мусора. Убрали, погрузили и предъявили счёт правлению и садоводству за уборку + штраф. Деньги — на оплату работы и нужды экологии. Ждать, пока председатели садоводств раскачаются сами? Можно и не дождаться. На общественность, как раньше, сейчас рассчитывать не стоит. Сейчас только гомон в дачных автобусах от обсуждения проблем экологии в глобальных масштабах: химики народ травят газом, а электролизники вообще сейчас радиацией задавят… Где уж тут снизойти до такого пустяка, как выброшенная на обочину дороги бутылка?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector