издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Байкальский киномарафон

  • Автор: Александра АНТОНОВА

Байкальский международный кинофестиваль «Человек и природа», проходивший в Иркутске с 6 по 12 сентября, закончил свою работу. Как всякое большое событие, семидневный киномарафон оставил длинный шлейф впечатлений и воспоминаний. У каждого, кто хотя бы отчасти соприкоснулся здесь, у берегов Байкала, с волнующим миром современного документального кино, они, безусловно, свои. Но, по общему мнению, нынешний 6-й фестиваль был особенно многоязычным, многонациональным. И творчески очень разно-плановым.

– Более 140 документальных лент из 22 стран мира – своеобразный рекорд в истории нашего фестиваля, – отметил его президент Владимир Самойличенко. – Это тем более отрадно, что начинать приходилось буквально с нуля. Первый провели в 94-м, он стал своего рода разведкой, хотелось посмотреть, кто к нам приедет, насколько заявленная тема – «Человек и природа» – будет востребована зрителями и кинодокументалистами. Оказалось, попали в самую точку – следующий уже стал международным, к нам приехал представитель Каннского кинофестиваля, было очень радостно, очень почётно. Документальное кино вообще редкий гость на российских экранах, поэтому значимость всего, что происходило в эти фестивальные дни в Иркутске, особенно высока.

Семидневный киномарафон состоял из фильмов трёх категорий: документальных, научно-популярных и учебных. Не умаляя значимости двух последних, отмечу, что наиболее востребовано зрителями было документальное кино – жанр, обращённый не только к сердцу, но и к разуму человека, заставляющий думать, сопереживать. В этой особенности кинодокументалистики, пожалуй, одна из её нынешних проблем: ни первое, ни второе потенциальный российский зритель делать не хочет – так считают многие авторы документальных лент. Отучили годы бездумной киножвачки с мускулистыми героями и сексапильными красавицами, новое российского телемыло тоже, впрочем, не блещет ни мастерством, ни интеллектом. Однако, по мнению жюри Байкальского международного, эта проблема решается здесь, в Иркутске, год от года плодотворнее, полные зрительные залы на просмотрах почти всех фестивальных лент тому подтверждение.

Что же продемонстрировали фестивальные киноэкраны?

Кроме официальной структуризации фильмов, документальные следует, по-моему, разделить ещё на две категории: фильмы-открытия, обращённые к внутреннему миру человека, его совести, сердцу, уму, и фильмы-отчёты.

– Когда-то я работала на советском телевидении, делала небольшие сюжеты о различных технических новшествах и достижениях, своего рода телеотчёты, – рассказала одна из постоянных зрительниц фестиваля, член СП России Людмила Мироновна Бендер. – Некоторые документальные ленты, показанные на Шестом международном, напоминают, к сожалению, этот не очень популярный даже в СССР жанр. Например, болгарский фильм «Витоша – внезапное вторжение». Начало там захватывающее: налетевшее торнадо (документальные кадры!) с корнем вырывает огромные деревья, уничтожает все леса в округе. Но уже через несколько минут начался унылый комментарий дальнейших событий. Сколько леса погублено, сколько восстановлено и т.п., «говорящие головы» на телеэкране вместо живого рассказа о минувшей трагедии – тот же советский телеотчёт.

И всё же фильмов-открытий на фестивале хватало. Порадовали австрийские, финские, чешские, словацкие, немецкие, некоторые российские ленты. Великолепные съёмки, интересные технические находки и сюжетные решения – по словам известного англо-российского эколога Дженифер Саттон, бессменного члена жюри фестиваля в Иркутске, в этом году здесь продемонстрировано как никогда много хороших лент, очень трудно было отобрать лучшие. «Но это хорошо, – улыбнулась Дженифер, – хорошие фильмы помогают воспитывать массовые зрительские вкусы. У людей есть возможность выбора, сравнения, оценки. Если они могут посмотреть это, то начинают понимать, что хорошо, а что плохо».

Россия было представлена на нынешнем фестивале наибольшим числом картин. География российских киноработ тоже широка: Москва, Санкт-Петербург, Иркутск, Иваново, Улан-Удэ, Самара. Многие российские авторы показали сразу несколько своих работ. Географической пестроте соответствовала, на мой взгляд, неровность представленного на конкурс материала. Так, рядом с яркими, интересными фильмами, например «Охота на мамонта» (Екатерина Ерёменко, диплом «За лучший публицистический фильм»), «Ладога» (Сергей Попов, Ольга Подольская, Санкт-Петербург, диплом Института географии Сибирского отделения РАН РФ), «Галина Шарепова – человек-амфибия» (Алексей Малечкин, Москва, приз Иркутской региональной организации «Байкальская экологическая волна») и другими, были и более слабые ленты.

«Дети великого озера» – так назвала свою работу московский режиссёр Анастасия Тарасова. Небольшая документальная лента правдиво рассказывает о жизни одной северобайкальской деревушки. Повальное пьянство, безработица, всеобщее уныние. На экране проплывают хорошо знакомые картины быта заброшенной, так называемой депрессивной, сибирской деревни, за судьбой потерянного поколения почти не видно красоты и величия огромного озера, справедливо считает автор фильма. Но…

Для этой работы, по мнению жюри, характерна большая несобранность материала, отсутствие ясной, чёткой идеи, а ещё невнятность художественной формы при безусловном богатстве собранного материала. Кстати, эти недостатки были свойственны, на мой взгляд, многим российским конкурсным фильмам. Что отражается на нашем зрительском восприятии: даже 25-30 минутная лента, снятая невнятно и сумбурно, утомляет, иногда и раздражает. Думаю, это не тот эффект, на который рассчитывали авторы.

Иркутский международный подарил зрителям и немало радостных минут. Так, блестящая философская кинопритча «Живое кладбище» (Манфред Коринн, Австрия) недаром была удостоена Гран-при фестиваля. Рассказ о жизни кладбищенских зверюшек и птиц в Вене построен живо, изобретательно, здесь всё как в жизни: горе соседствует с радостью, жизнь – со смертью. И покоряет, завораживает красота окружающей природы, мастерски снятой во все времена года.

Из фильмов-открытий нельзя не отметить финский фильм «Рай для хищников». Английский режиссёр Ник Аптон сделал фильм о финском кинооператоре Кари Кемппайене, который полтора десятка лет снимал крупных хищников Восточной Финляндии. Медведи, волки, росомахи, рыси долгое время подвергались истреблению в этом прекрасном уголке земли. Но в последние годы многое изменилось, что отразилось на жизни этих удивительно красивых созданий. Фильм Ника Аптона получил приз от департамента культуры и архивов Иркутской области.

Сквозь закадровый текст здесь проскальзывали тонкие политические аллюзии, воскресавшие некоторые подробности советско-финской истории. «Никакой политики мы не подразумевали!» – говорила мне, впрочем, продюсер фильма Эджелина Эрикссон, приехавшая на Иркутский кинофестиваль. Но в нынешней насквозь политизированной российской действительности политика, похоже, появляется помимо воли создателей документальных лент. Когда смотришь такие фильмы, время летит незаметно, а последние кадры сопровождаешь вздохом сожаления: как быстро всё закончилось.

Среди российских фестивальных лент особое место занимают фильмы о Байкале. Кроме уже упомянутой картины «Дети великого озера», на Шестом международном были показаны фильмы Александра Гилева («Чистые берега Байкала») и Андрея Гундорова («Свет Ольхона» и «День Байкала»). Оба автора – иркутяне и, следовательно, хорошо осведомлены о нынешней ситуации на великом озере. Хотя бы о том, что громадьё планов особых экономических зон тесно соседствует с многочисленными байкальскими бедами. Среди которых не только его промышленное освоение, но и не менее страшное – туристическое, коммерческое, по сути – варварское. Умирающая природа, обезображенные бухты Малого моря, тонны мусора, «складированные» на побережье, который разносит байкальский ветер, – всё то, о чём с тревогой говорили на недавней 31-й сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО представители мировой общественности.

И ещё один немаловажный аспект минувшего фестиваля. Его открытие и закрытие состоялось на разных киноплощадках областного центра. Помпезному и не очень продуманному, на мой взгляд, открытию в столь же помпезном и неуютном кинозале «Баргузина» стала антиподом церемония закрытия в Доме кино. Небольшой, уютный просмотровой зал, хороший сценарий, тёплая, почти домашняя атмосфера праздника документального кино запомнятся надолго. Ещё и потому, что «из всех искусств…» Впрочем, эту классическую цитату хочется немного подправить: кино и сегодня одно из важнейших искусств. В том числе и документальное.

Фото Егора СОБОЛЕВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное