издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Союз ума и страсти

  • Автор: Валерий ВЛАДИМИРОВ

В Иркутском музыкальном театре премьера спектакля «Хелло, Долли!» в постановке Наталии Печерской.

Мало сказать: Печерская в нашем театре – эпоха! На её недавней пресс-конференции кто-то пошутил: «Если б ИМТ не был бы уже имени Н.М. Загурского, он по праву должен быть имени Н.В. Печерской!» 18 лет на посту главного режиссёра – это дольше, чем был кто-либо прежде. «На посту» – канцеляризм. Лучше и точнее: на престоле! Когда в 2003 году праздновали в театре её 50-летие, все так и говорили: театр Печерской (а одна из юбилейных статей называлась «Помазана на царство музыкальное») – царствование в искусстве. Царствование в искусстве – это явление высокой художественной воли, откровения и, разумеется, мудрости, где исключены личностные амбиции, бесценны артистические индивидуальности, схвачен «исторический момент», не мода. Это всё о ней – Наталии Владимировне Печерской. Она выстроила Иркутский музыкальный театр (до неё был театр музкомедии) стратегически.

Берега Ангары, театр она оставила три года назад… по причинам для нас загадочным, но что было, то было. В Москве была востребована сразу же – в молодёжном театре на Басманной в труппе подвижников Ж.Г. Тертерян, своего педагога ещё по годам учёбы в ГИТИСе, где ставила комические оперы Оффенбаха, Вебера, Доницетти, Моцарта. Она постоянно имеет приглашения в другие театры, города. Не говорит сейчас: «Я счастлива», – а так: «Я очень довольна, как сложилась моя творческая судьба». Но, само собой, счастье художника подразумевается!.. А уж какая радость ей (это видно по глазам, тону речи, всему облику Н.В.) репетировать сейчас, с конца марта, в ИМТ популярный мюзикл… «Улетала из Москвы при сером небе, в слякоть, дождь, снег, ветер, а прилетела – и сразу мужу (Павел Владиславович Степанов, в ИМТ исполнитель главной роли в «Иисусе Христе – суперзвезде», интереснейший режиссёр и педагог) эсэмэску пишу: «Привет из солнечного Иркутска!»

– Как работается? Да ведь все актёры как родные! А ученики мои (со Степановым – в Иркутском театральном училище) – Анечка Рыбникова, Саша Гаращук, Баязитов, Переверзев, Калашникова, Мякишева, Щепеткина… да вы (журналистам) всех знаете… И новые для меня актёры – Ладейщиков (очень большие надежды подаёт), Алёшин… Приходите на спектакль, зачем сейчас говорить…

Она очень занята и посмотреть успела только «Белую акацию», свою последнюю в ИМТ постановку (к 60-летию Победы в Великой Отечественной войне). Это безусловный шедевр. Но, как известно, годы «расшатывают» любой спектакль, он тускнеет, блекнет, теряет детали, находки. «Ничего подобного с «Акацией» не произошло! – говорит Наталья Владимировна. – Артисты играли с таким вдохновением, отдачей, что любо-дорого!..» Ещё бы, играли для любимой Натальи Владимировны, считай, – Матери!..

Её приезд на разовую постановку – событие для всех, кто любит ИМТ. А для критика восстаёт в памяти вся панорама 18 «печерских» сезонов. Ею была поставлена «золотая» оперная классика: «Кармен», «Травиата», «Паяцы», «Дон Паскуале». А потрясающий эксперимент «Браво, мама!» – неистощимая импровизация в духе вахтанговской «Турандот» (в связи с чем она сказала мне: «Наш театр вмещает 880 зрителей, но у нас есть спектакли, когда я бываю счастлива, если на них собирается и сто человек!»). Десятки, если не сотни постановок, необъятных по жанровости: венско-парижские оперетты, советские музкомедии, американские мюзиклы…

Её спектакли – это синтез ума и страсти, в комедийности – блёстки ироничности. Ибо режиссура Печерской, если хотите, концептуальна, порой даже с философской подоплёкой, до парадоксов, если, скажем, на подмостках «юморят» едва ли не в площадной, шутовской манере. Но всё, что в лоб, серьёзное искусство (даже оперетта) отторгает. И у Печерской идеи – в цельной структуре её театра, в органичности сценической палитры, в диалектике красок, в неповторимо художническом мирочувствовании. Так сейчас на расстоянии я вижу потаённое ментальное родство её «Шельменко-денщика» (с восхитительным простаком В. Варлашовым), где водопадно обрушивался на нас природный смеховой пантеизм, с «Иисусом Христом – суперзвездой», где много аскезы и минимум шоу, где мотивы Евангелия русским художником интерпретированы как народная музыкальная драма (едва ли не по Мусоргскому). Это – сказания о народах… Интеллектуальны по-своему в подтекстах были у неё и «Человек из Ламанчи», и «Моя прекрасная леди», и «Целуй меня, Кэт!» при всей их ослепительной бурлескности. А грандиозный «рубежный» концерт-спектакль «Прощай XX век!» потрясал энциклопедичностью – от Прокофьева до «битлов» и Уэббера!

«Вы будете ещё у нас ставить?» – и журналисты, и, уж конечно, артисты не удерживались от сего вопроса. В планах Натальи Владимировны постановка «Алеко» Рахманинова – на природе, в Ивановке, где Дом-музей композитора. Его директор А.И. Ермаков, автор идеи, обещал даже пруд вырыть – фоном для оперы! (Он – рахманиновский «Гейченко», знает Наталью Владимировну очень давно). А что касается Иркутска: «Молчу. Дайте закончить «Хэлло, Долли!».

Я же по опыту могу сказать заранее: с неотвратимым успехом вас, Наталья Владимировна, ещё одной постановки к вашим 18 сезонам в Иркутском музыкальном!..

Фото Марины СВИНИНОЙ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер