издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Третьяковка в Иркутске!

В художественном музее открылась выставка «Магия русского пейзажа»

Иркутский художественный музей связывают с Третьяковкой особые отношения: во-первых, очень похожи судьбы двух замечательных современников – москвича Павла Третьякова и иркутянина Владимира Сукачёва, одинаково их стремление прославить отечественное искусство; во-вторых, в разное время Третьяковка передала в иркутское собрание более 30 живописных и графических произведений.

Весной этого года выставка иркутского музея гостила Москве, а теперь у нас находится в гостях ответная выставка – «Магия русского пейзажа». На ней экспонируются 43 произведения мастеров XIX – первой четверти XX века. Среди них и самые популярные пейзажисты, и многие другие, без которых невозможно представить развитие отечественного пейзажа, а также известные мастера пейзажно-жанровой живописи В.Перов, И.Репин, Н.Кузнецов, И.Прянишников, Г.Мясоедов, П.Суходольский и другие (всего 33 художника). Имена почти всех мастеров известны сибирякам – любителям изобразительного искусства, так как их работы представлены в собрании иркутского музея. И только трое из них – И.Хруцкий, О.Лагода-Шишкина,К.Первухин – впервые в нашем городе.

Любопытно, что выставка построена не по хронологическому, а по тематическому принципу: картины разных лет объединены самыми популярными у российских мастеров темами – тема леса, тема гор, неба, морская тема (марины); ноктюрны (ночные пейзажи); времена года; человек и природа и самая популярная в отечественной живописи тема дороги.

Это время блестящего расцвета русского пейзажа, за которым стоят имена А.Саврасова, Ф.Васильева, А.Куинджи, И.Шишкина, В.Поленова, И.Левитана, В.Серова. Русский пейзаж ХIХ столетия поражает разнообразием ярких индивидуальностей и динамичностью развития.

Погружаясь в мир пейзажного жанра, можно наблюдать, как идёт формирование популярных мотивов, которые будут жить в русском искусстве целое столетие: традиционная для русского пейзажа тема дороги, тема просторов, широких панорам российских ландшафтов; как традиционные первоэлементы пейзажа – земля и небо, солнце и ветер, вода и деревья, горы и степь, моря и леса, травы и камни – найдут в русском пейзаже свои пропорции, своё неповторимое воплощение.

До сих пор мы смотрим на мир русской природы сквозь призму полотен русских пейзажистов и любим в ней то, что они научили нас любить. Художники второй половины ХIХ столетия совершили открытие русского национального мотива в пейзаже. Художник и критик Александр Бенуа писал, что лишь с появлением картин Левитана он поверил в красоту русской природы: «…многое мне казалось хотя и трогательным, но и «безобразным». Мне не нравился силуэт нашей чахлой листвы, бледные отношения красок, малая скульптурность почвы, тусклое небо… И вот Левитан вдруг обнаружил, что не только «поэтична» в литературном смысле природа, но и прекрасна… Прекрасны все отношения её особых красок, самых даже вялых, чахлых, серых. Главное – оказалось, что всё в русском пейзаже прекрасно сгармонировано и что этой цельностью можно так же наслаждаться, как прославленными красотами других стран. На радостях этого открытия сразу тогда показалось, что русская красота превосходит всякую другую, что все другие знаменитые пейзажи Италии и Флоренции слащавы и лишены настоящей бодрящей силы. И это Левитан вызвал такое очарование своим вдохновенным творчеством, это он указал на этот цельный новый мир, на эту целую новую систему красоты».

Традиционно в русском пейзаже ХIХ века принято выделять несколько линий: линия так называемого лирического пейзажа, или «пейзаж настроения» (А.Саврасов, И.Левитан, В.Серов, Д.Поленов); линия романтического пейзажа (М.Воробьёв, И.Айвазовский, А.Куинджи, Ф.Васильев); линия пейзажа натуралистического, объективистского (И.Шишкин).

Родоначальником «пейзажа настроения» в русском искусстве признан Алексей Саврасов. Он остался в памяти поколений как художник одной картины – «Грачи прилетели», хотя его творчество богато и разнообразно. В некрологе на смерть Саврасова его ученик и последователь И.Левитан скажет: «С Саврасова появилась лирика в живописи пейзажа и безграничная любовь к своей родной земле…». Весна всегда оставалась любимой темой художника. Как никто другой из русских пейзажистов он умел передавать этот вздох и затаённую радость человека при виде солнца, новой листвы, слетевшихся птиц. «Земля ведь рай – и жизнь тайна», – любил повторять художник, философ и романтик на свой лад. «Пейзаж не имеет цели, если он только красив. В нём должна быть история души. Он должен быть звуком, отвечающим сердечным чувствам…

Природа вечно дышит, всегда поёт, и песнь её торжественна…» – говорил Саврасов своим ученикам. На выставке представлена его картина «Скоро весна» – очень близкая к «Грачам» по настроению. Рядом с этим холстом вспоминаются слова П.Третьякова, своеобразное кредо коллекционера в подходе к пейзажному жанру: «Мне не нужно ни богатой природы, ни великолепной композиции, ни эффектного освещения… Дайте мне хоть лужу грязную, да чтобы в ней правда была, поэзия, а поэзия во всём может быть, это дело художника». Без Саврасова, который любил и зимние мотивы, вероятно, не появилась бы в русском пейзаже «Масленица» Бориса Кустодиева – праздничный и колоритный образ русской зимы.

В русском искусстве имя Фёдора Васильева навсегда осталось феноменом ранней одарённости, удивительной загадки природы. Его жизнь была трагически короткой: двадцать три года. Едва ли не мальчик, почти самоучка, в восемнадцать лет от роду он оказался в среде ведущих художников своего времени. В становлении Васильева как художника приняли участие Шишкин и Крамской, но их влияние было лишь косвенным. Васильев развивался самостоятельно, жадно впитывая жизненные и художественные впечатления. Его называют драматургом света и тени, конфликтов и тревог человеческого бытия.

В работах И.Левитана «На Волге», «Золотая осень», «Лунная ночь. Большая дорога», одновременно простых и изысканных, нашли отражение тонкие лирические переживания автора.

Ярким контрастом пластичному, бесконечно разнообразному творчеству Левитана, гениального выразителя почти неуловимых для слова состояний и настроений, представляется фигура Ивана Шишкина. «Патриарх леса», как называли его современники, Шишкин создал образ русской земли – необъятной, древней, с её «раздольем», «просторами», «чащобами». Искусство Шишкина на редкость оптимистично. Его художественный язык ясен и чёток, в нём нет места внутреннему разладу.

Россия – страна лесов и степей, с давних пор мечтавшая о море. Эта мечта, как известно, была осуществлена в эпоху царствования Екатерины II, когда в результате побед русского флота в русско-турецких войнах Россия получила выход к морю. И с тех пор море заняло в творчестве русских пейзажистов важное место – Л.Лагорио, Н.Дубовской и, конечно же, И.Айвазовский сделали «морские темы» своей специальностью. Среди них Иван Айвазовский лидирует по степени не только российской, но и мировой известности. Море Айвазовского – непременная часть мозаичной картины мира, которую каждый русский ребёнок собирает для себя в детстве. Как мечта о празднике и путешествиях в далёкие страны, как страшная сказка, как спуск с горы на санках – и жутко, и невозможно оторваться.

Творчество Айвазовского с его интересом к эффектам лунного и солнечного освещения, созданный им романтически окрашенный образ природы стали импульсом для формирования одного из самых оригинальных мастеров русской пейзажной школы – Архипа Куинджи. Он создал особый тип романтического пейзажа, основанного на реалистическом восприятии мира, но преображённого его яркой творческой индивидуальностью («Дарьяльское ущелье»).

Большую роль в развитии пейзажного жанра в русском искусстве конца ХIХ – начала ХХ века сыграло объединение московских художников «Союз русских художников», куда входили А.Архипов, И.Грабарь, С.Жуковский, И.Остроухов, К.Первухин, В.Переплётчиков, А.Степанов, К.Юон. Пейзаж был главным жанром в творчестве членов «Союза русских художников». Камерные мотивы русской природы художники этой группы сумели окрасить лирическим настроением, и в этом они были учениками Саврасова, Левитана, Коровина. Большинство их пейзажей было написано непосредственно с натуры, на пленэре. В результате по-новому были осмыслены понятия «этюд» и «картина». Этюд у художников «Союза» приобрёл черты картинной выразительности, смысловой законченности, содержательности. Этюдная непосредственность и поэзия незамысловатого пейзажного мотива, притягательная естественность пленэрной живописи, светоносность энергично положенных на холст «скульптурных» мазков, обострённая чуткость к живым токам природы, оптимистичное жизнечувствование стали отличительными особенностями работ членов «Союза русских художников».

Жанр пейзажа второй половины ХIХ – начала ХХ века в европейском искусстве, и в русском в частности, одухотворён верой в то, что природа – божественна, задача художника – открыть это божественное начало в природе, открыть ему своё сердце и приобщить к этому открытию других людей. Вера в природу, вера в её очищающее и возвышающее воздействие стала новой формой религии ХIХ столетия. Человек ХХI века, несмотря или вопреки всем потрясениям, пережитым человечеством в веке минувшем, по-прежнему склонен видеть в природе источник бесконечной радости и утешения.

Можно поздравить иркутян с большим событием в культурной жизни города – выставкой из Третьяковской галереи и выразить надежду, что высокое искусство мастеров прошлого обогатит посетителей музея духовно и нравственно.

Татьяна КАРПОВА, заместитель заведующего отделом русской живописи второй половины XIX – начала XX века Третьяковской галереи

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер