издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Квадратура любовной этики

Первой премьерой нового сезона в музыкальном театре имени Загурского стал спектакль «Коммуна «Любовь». По атмосфере, всему строю сценического действия постановка приближена ко времени написания Валентином Катаевым в 1928 году пьесы «Квадратура круга», которая и легла в его основу. Шумным успехом пьеса не пользовалась, но появлялась на сценах театров в периоды, когда он остро нуждался в молодёжной тематике.

Привлекательной «Квадратура круга» стала и для петербургского композитора Марка Самойлова, написавшего на её основе водевиль, а по сути, комедию, в которой сюжет развивается в чередовании неожиданных коллизий. Время свободных отношений, когда можно было жениться и пережениться в течение одного дня, не снижает накала чувств, которые испытывают герои комедии. Музыка Самойлова легко запоминается, в ней есть мотивы, которые могут звучать в концертном исполнении на любой площадке. Оркестр под управлением дирижёра Евгения Зеленцова так и играет их, с юмором и озорством. Надо заметить, что «Коммуна «Любовь» на сцене нашего театра поставлена впервые и достойно выразила замысел композитора.

Сценическую редакцию пьесы написал его постановщик, лауреат Государственной премии, заслуженный деятель искусств РФ Михаил Поляков, стихи – Евгений Зеленцов. Сценический материал выдержан в лёгкой и непринуждённой манере исполнения, в нём много юмора и бесхитростных сцен, которые соответствуют жанру комедии положений. Художник Зиновий Лейзерук конкретизировал время действия, построив на сцене деревянные конструкции, распространённые в театрах России 20–30-х годов. Присутствуют в них и «Окна РОСТА» — наивные агитплакаты, без которых не могли обойтись люди, собравшиеся строить новое общество.

Это общество в спектакле представлено двумя супружескими парами – Васей и Людмилой, Абрамом и Тоней, которым после регистрации в загсе пришлось жить в одной комнате. Можно представить, сколько неудобств должны были испытывать молодожёны, но куда денешься от обстоятельств в период уплотнения и перераспределения «квадратур». Молодые и обосновались по-новому, разделили жилплощадь на две части табуретками и лентой.

Актёры: лауреат Всероссийского конкурса артистов оперетты Игорь Ладейщиков – Вася, Арсен Митичашвили – Абрам, Александра Гаращук – Тоня и Евгения Калашникова – Людмила создают на сцене образы, которые определяются не по общности интересов, а в их противопоставлении. Лёгкий, игривый Вася являет собой полную противоположность «очкарику» Абраму, а кокетливую Людочку трудно представить с красной косынкой на голове и книгой в руках, какой предстаёт на сцене Тоня.

Надо заметить, что роли, выписанные в пьесе, схематичны и довольно банальны по характеристикам, но актёры наполняют свои образы обаянием молодости, той энергетикой, которая делает их живыми и узнаваемыми персонажами даже в наши дни. Если бы не постановочная конкретизация времени, этих молодых людей легко можно было бы представить в любом общежитии любого современного вуза. Меняется многое, но не меняются чувства человека, его способность любить и стремиться найти свою половинку.

Найти-то нашли, вот только с первых дней совместной жизни поняли, что совсем не тех, о ком мечтали. Парадоксальность ситуации заключается в том, что любящие сердца живут на разных половинах: Абрамчику нужна женская забота и ласка, а Вася, наоборот, сам должен заботиться о любимой. Актёры играют растерянность своих героев, предчувствие новой любви и задаются вопросом: этично ли следовать зову новых чувств?

Михаил Поляков взаимоотношения героев спектакля выстраивает конкретно и находит точное место для вмешательства в неразбериху взаимоотношений молодых очень ответственного работника Флавия. Народный артист Владимир Яковлев, понимая всю «сказочность» своего героя, играет его волшебником, который легко может разрешить любую ситуацию. Этот Флавий – всезнающий и всепонимающий – расставляет влюблённых по местам, туда, куда тянет сердце. Одним словом, дарит им счастье, вспоминая и о своей молодости, и о собственной любви.

Не обошлось в спектакле и без героя-простака, поэта-самородка Емельяна Черноземнова, который растрезвонил по всему общежитию о женитьбе студентов и о том, кто кому муж и жена. Актёру Евгению Алёшину долго искать образ своего героя не пришлось, он на поверхности: сколько графоманов, вообразивших себя гениями, можно было видеть в старых лентах кино и в спектаклях театров. Черноземнов – тип, который с ходом времени не меняется.

Есть в спектакле и массовые сцены, в которых заняты актёры хора и балета. В начале спектакля они задают тон всему действию, потом приходят непрошеными на свадьбу со своей провизией. Вот только когда танцевать начинают, с продуктами не расстаются, и забавно наблюдать вытанцовывающих парней с тарелками, яйцами и бутылками пива в руках. Кажется, могли бы и на табуретку положить (стол в декорациях не предусмотрен). Но разве могут актёры поменять мизансцену без разрешения режиссёра или балетмейстера, лауреата международного и всероссийского конкурсов Людмилы Цветковой?

Финал у спектакля благополучный, влюблённые пары разобрались в своих чувствах и, наверное, будут счастливы. Как в каждом водевиле, в «Коммуне «Любовь» есть назидательный посыл зрителям: не торопитесь, не стройте семейные отношения, руководствуясь одним рассудком. Только любовь дарит счастье и возвышает человека над прозой жизни. Впрочем, назидание это адресовано молодым, и хочется верить, что спектакль именно они и будут смотреть.

P.S. В обновлённом зрительном зале, как и прежде, голоса актёров в сценической речи звучат отчётливо, а вот в пении тексты остаются невнятными. Этот промах можно отнести на счёт несовершенства вокала, но и акустика оставляет желать лучшего. Кто виноват и что делать?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector