издательская группа
Восточно-Сибирская правда

И тихо падал снег…

Говоря откровенно, я впал в некоторую задумчивость от предложения вспомнить что-нибудь весёлое, связанное с Новым годом. На память, как назло, приходили истории, отнюдь не сдобренные искромётным юмором. Что, скажем, смешного в предновогоднем происшествии, случившемся лет этак 15 тому назад, аккурат за несколько часов до наступления Нового года?

По заданию редакции я отснял фотосюжет об одном увлечённом человеке, страстью которого было коллекционирование старых подсвечников. Свою довольно богатую коллекцию мой визави (по профессии художник) решил предложить краеведческому музею. Чем не повод заглянуть к старому чудаку, а заодно и поздравить с наступающим? Вдоволь посмеявшись, приняв малость для «сугрева», мы расстались в самом что ни на есть благодушном настроении.

До дома мне было совсем недалеко – несколько трамвайных остановок. Бульвар Постышева, где жил герой моего будущего фоторепортажа, был особенно красив в этот предновогодний вечер. Традиционная ёлка на площади, смех ребятишек на горках, сияние разноцветных огней, лёгкий пушистый снежок – всё  радовало душу. А мысль о праздничном столе, ёлке, которую, кстати,  я всегда наряжаю сам – ритуал! – подгоняла. (Кстати, приключение с искусственной ёлкой, которую я когда-то привёз из Москвы, тоже весьма забавно. Но это уже другая история!)

Так вот, спешу я домой, весьма довольный своим визитом к художнику, рисуя в памяти волшебную картинку из полусотни зажжённых свечей в самых причудливых подсвечниках, мысленно улыбаясь рассказу коллекционера об истории редкостных находок. Что ни говори, хороший материал для фоторепортажа!

Хоть улица Байкальская довольно пустынна (канун Нового года всё-таки), я, как законопослушный гражданин, решил воспользоваться подземным переходом, о чём пожалел сразу же, как только спустился вниз. Вокруг – кромешная тьма, только впереди чуть-чуть обозначено пятно выхода из тоннеля. Первой мыслью было вернуться назад и перебежать улицу, как все нормальные люди. Но всё-таки решил идти дальше, мысленно ругая городских начальников, будто это они нарочно разбили все лампочки в тоннеле.

Не успел я сделать нескольких шагов, как услышал за собой топот догоняющих ног. И почти одновременно удар по голове. Три мордоворота повисли на мне, пытаясь отнять сумку с фотоаппаратурой, диктофоном, объективами. Ну уж нет, это богатство вам не достанется! Откуда силы взялись – я рванулся к выходу, буквально таща на себе гроздьями повисших юнцов-молодцов, одной рукой отбиваясь, а другой мёртвой хваткой удерживая массивный кофр. Последний отчаянный рывок, крик «Милиция, на помощь!», и я уже бегу по лестнице вверх, к выходу на улицу Волжскую. Мои обидчики не решились бежать вслед за мной, отстали.

Наверху всё так же горела иллюминация, падал снег, редкие прохожие торопились по своим делам. «Моя взяла!» – с удовлетворением подумал я и потопал к трамвайной остановке, волоча истерзанную фотосумку: одна из ручек оторвана, замок вырван с мясом. Но аппаратура при мне!

Дома меня уже ждали – праздничный стол, ёлка, шампанское и улыбающаяся жена. Ещё до того, как позвонить у дверей, я решил не распространяться о моём приключении. Негоже настроение портить. Праздник-то какой!

Конечно, несколько дней спустя я не утерпел, рассказал о случившемся. Мало того, опубликовал в своей родной «Восточке» заметку с заголовком отнюдь не новогодним: «Или убьют, или ограбят». Сегодня я улыбаюсь, вспоминая этот случай, хотя тогда, в тот новогодний вечер, было не до смеха.

P.S. Сегодня подземный переход на Волжской выглядит куда более комфортно, особенно его украшают бутики, торгующие разными разностями. А появились они вскоре после той моей «весёлой» публикации.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер