издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Новогодняя ликвидация

Иркутское военное авиационное училище закрыто при странных обстоятельствах

Ещё в 2005 – 2008 годах судьба Иркутского высшего военного авиационно-инженерного училища (института) была вполне определённой: он входил в число военных вузов, которые в рамках федеральной программы реформирования системы военного образования в Российской Федерации на период до 2010 года должны были получить развитие. В 2008 году в институте было закончено здание нового корпуса, получено финансирование на строительство бассейна и ремонт столовой. Более того: иркутский вуз должен был принять самое деятельное участие в реформировании системы военного образования страны и распахнуть свои двери для курсантов Ставропольского авиационного училища, которое планировали расформировать в январе 2009 года. Однако вместо этого скоро иркутским курсантам самим пришлось искать новое пристанище...

Генеральский вектор

Назаров Сергей Павлович, кандидат технических наук, полковник запаса, почётный работник высшего образования РФ: «В конце декабря в Иркутск из Москвы прибыл генерал-майор Величко, бывший начальник училища, который представился как председатель ликвидационной комиссии и начал действовать, ссылаясь на документы, по которым иркутское училище подлежит ликвидации. Тем не менее этих документов никто из преподавателей не видел».

Сначала в то, что училище «пустили под нож», никто не поверил. Но 25 декабря 2008 года ещё один визитёр из штаба ВВС, генерал-майор Юрий Аксёнов, показал план перевода училища из Иркутска в Воронеж, подписанный главкомом ВВС. Генералы, прилетевшие ликвидировать училище, начали вызывать к себе преподавателей. Очень скоро вырисовался вектор их интересов: в первую очередь они встречались с той частью профессорско-преподавательского состава, кто находился на военной службе.

Нужно сказать несколько слов о том, как организовано обучение в военном вузе. Коллектив училища делится на профессорско-преподавательский состав (ППС) и инженерно-технический состав (ИТС). Первые преподают, на плечах вторых лежит обслуживание техники: тренажёров, учебных пособий и так далее. Среди и тех и других примерно половина специалистов – офицеры, а остальные гражданские, а точнее – офицеры запаса. А откуда ещё возьмётся специалист по эксплуатации военной техники? Ими становятся только на военной службе. Многие из гражданских преподавателей ИВВАИУ прослужили в ВВС по 20-30 лет и имеют большой преподавательский стаж.

Как утверждают преподаватели ИВВАИУ, генерал Юрий Аксёнов предпочитал беседовать исключительно с военнослужащими, и исключительно из числа преподавателей. Их пугали увольнением, сулили в Воронеже должности и квартиры. Гражданский персонал и военнослужащие из числа ИТС ликвидационную комиссию не интересовали. Вопрос с трудоустройством семей также было рекомендовано не поднимать.

В российской армии такую постановку вопроса следует понимать так: гражданских собираются по-тихому уволить, а недовольных преподавателей и ИТС распихать по строевым частям. Естественно, не в Иркутске и не в Воронеже, а в зависимости от наличия вакансий. Которых, кстати говоря, и так немного, ибо в Сибири и на Дальнем Востоке с 2009 года настоящей военной авиации уже не будет.

Без права выбора

[/dme:i]

По мнению Михаила Пайкова, кандидата технических наук, полковника запаса, ситуация усугублялась тем, что чиновники от ВВС по сути ликвидацию училища сознательно начали проводить как его перевод в Воронеж. Разница принципиальная: по закону, если в училище проводятся организационно-штатные мероприятия по ликвидации учебного заведения, то преподаватели имеют право выбора – сменить место службы или уволиться с неплохим выходным пособием. Если же проводится перевод штатов училища, что называется, «клетка в клетку», то военные обязаны ехать, иначе их увольняют уже по статье за невыполнение ими  условий контракта с Министерством обороны, без сертификата на жильё и прочих льгот.

Многим важно также, откуда увольняться – пенсия рассчитывается исходя из заработной платы по месту службы, а в Сибири денежное довольствие со всеми надбавками, как ни крути, почти в два раза выше.

Наиболее пострадавшей стороной становятся женщины. В возрасте за 40 лет найти работу и так непросто, а в дни экономического кризиса со специальностью военного преподавателя можно рассчитывать только на непрофильную низкооплачиваемую работу. Забеспокоились и матери курсантов: до них дошли слухи о переводе училища, а надуманная атмосфера секретности и недоговорённости вокруг перевода лишь накалила ситуацию: преподаватели и родители курсантов развернули кампанию по защите училища. Первоначально их пикеты у здания областной администрации были встречены благожелательно, в поддержку выступили губернатор, Законодательное Собрание региона и Общественная палата. В Москву пошли обращения, и к концу года их число перевалило за полсотни.

Ликвидация или эвакуация?

Командование ВВС отреагировало на происходящее жёстко и форсировало перевод и пригрозило карами. Завертелась военная машина: 2 января офицеров вызвали на службу и приказали готовить личный состав училища к отправке.  Курсантам выдали наличные деньги и приказали отправить домой телеграммы об убытии в Воронеж.

В ответ 4 января 18 отчаявшихся женщин из числа гражданского персонала объявили голодовку. Местом для акции был избран клуб ИВВАИУ. Однако с точки зрения общественного резонанса дата начала голодовки оказалась невыгодной: страна пребывала в празднично-коматозном состоянии, и акция прошла почти незамеченной. Зато в Иркутск пожаловал представительный десант из генералитета ВВС: от московских генералов досталось всем – и исполняющему обязанности начальника училища полковнику Сергею Салтыкову, и женщинам, а заодно и всем сибирякам. Цитата из пламенной речи заместителя главкома ВВС генерала-лейтенанта Шевченко обошла все СМИ и до сих пор изустно повторяется и в училище, и за его пределами. Объясняя необходимость закрытия ИВВАИУ, генерал-лейтенант сделал смелое социологическое открытие: «На территории от Новосибирска до Владивостока проживают всего восемь процентов населения, и 70% из них – это спившиеся люди».

«Скрытно, под видом учений…»

Другая легендарная цитата принадлежит начальнику Главного штаба ВВС генерал-лейтенанту Вадиму Волковицкому, побывавшему у голодающих 5 января. Генерал показывал голодающим правительственное постановление о передислокации ИВВАИУ в Воронеж за номером 1951 от 24 декабря 2008 года,  клялся, что до 12 января Иркутск не покинет ни один курсант, заявлял, что поотбивает руки каждому, кто начнёт передислокацию до этого срока, даже предлагал отбить руки ему, если не сдержит слово. Надо полагать, он прекрасно знал, что в Иркутск уже летели ИЛ-76 полка военно-транспортной авиации, поднятого по боевой тревоге на внеплановые «учения».

В.Волковицкий принял участие в совещании, которое провёл исполняющий обязанности губернатора Иркутской области Сергей Сокол. После появления постановления правительства РФ тональность высказываний чиновников волшебным образом поменялась, и теперь все говорили о том, что есть приказ и его нужно выполнять. Вадим Волковицкий заявил, что офицеры ИВВАИУ, которые уже ушли в запас, получат все положенные денежные выплаты и будут обеспечены жильём. Для этого в Иркутске приобретается 200 квартир.

В эту же ночь в училище была вскрыта библиотека и в Воронеж начали вывозить учебную литературу. Следом за учебниками отправились и курсанты: с 8 января военно-транспортная авиация начала переброску личного состава училища в Воронеж. Курсанты покидали Иркутск в спешке, как солдаты отступающей армии. Вместе с людьми в самолёты грузили матрацы и одеяла (транспортный ИЛ-76 не самое комфортное воздушное судно). Пить воду помногу накануне перелёта не рекомендовалось. На самый крайний случай, помимо постельных принадлежностей, пассажирам в форме полагались пустая пластиковая бутылка и полиэтиленовый пакет…

Проданное училище

Пока курсанты лихорадочно паковали вещи, в канцелярии училища лежала директива за подписью командующего ВВС о переводе в Иркутск курсантов Ставропольского училища. Она была подписана 28 ноября, но за тот месяц, пока документ блуждал по почтовым вагонам, концепция кардинально поменялась. Почему?

По мнению преподавателей, причины бесславного конца ИВВАИУ нужно искать в итогах проверки училища комиссией под руководством заместителя министра обороны генерала Панкова. Комиссию институт прошёл, но итоговая оценка так и не была выставлена. И хотя на подведении итогов было объявлено, что недостатки можно исправить и училище будет развиваться дальше, именно с ноября появились первые слухи о его ликвидации.

Версий о том, почему закрывают ИВВАИУ, много. Среди них не последняя – что это единственный доступный для командования ВВС способ скрыть то, что происходило в последние годы на территории военного вуза. На сегодняшний момент на земле, которая входит в комплекс военного городка, сделано земельных отводов на 25 гектаров. Большая часть этих земель якобы принадлежит теперь фирмам, зарегистрированным в Москве. На этих участках уже построены многоэтажные жилые дома (в которых офицеры училища получили одну или две квартиры, да и те достались, естественно, командованию), частные коттеджи, а одно из строений училища передано торговому центру популярной сети магазинов электроники и бытовой техники. Тем, кто поделил территорию училища, забор и КПП теперь только мешают.

Между тем отвод земель, принадлежащих Министерству обороны, – дело непростое и совершенно невозможное без покровительства на самом верху. И то, что ликвидационной комиссией сегодня руководит бывший начальник училища, достаточно симптоматично. «Нас продали», – говорят об этом в училище.

Прощай, курсант!

[dme:cats/]

Тем временем бывшие иркутяне обживают казармы Воронежского высшего военного инженерного училища. По информации из Воронежа, около 200 курсантов из Иркутска разместилось во 2-м учебном городке на ул. Старых большевиков, другие прибывают в 1-й учебный городок, на ул. Краснознамённую, где для них выделен второй этаж благоустроенной казармы. В Воронеже уже побывала группа матерей курсантов, которая как будто осталась довольна размещением и питанием ребят. Правда, после посещения ВВВАИУ матери стали неохотно общаться с журналистами. Видимо, чтобы не создавать своим детям дополнительные сложности на новом месте.

***

От редакции. Вчера журналисты нашей газеты Дмитрий Люстрицкий и Дмитрий Дмитриев вылетели в Воронеж, чтобы на месте отследить развитие событий, встретиться с курсантами и руководством Воронежского военного университета. Репортаж о том, как после внезапного «марш-броска» чувствуют себя на новом месте бывшие иркутяне, читайте в субботнем номере газеты.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное