издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дан приказ ему – на запад

Воронежский военный университет принимает пополнение

В командировку в Воронеж мы собирались, как в рейд по тылам врага. Уверенности в том, что командование Воронежского авиационного инженерного университета (ВАИУ) будет с нами общаться, не было – и поэтому мы заранее запасались телефонами курсантов Иркутского высшего военного авиационного инженерного училища (ИВВАИУ), уже отправленных в Воронеж, искали единомышленников среди воронежских журналистов и просто знакомых. На всякий случай привели в порядок давно просроченные редакционные удостоверения – вдруг придётся спасаться от бдительных патрулей.

Первых иркутян мы встретили на проспекте Революции – местном Бродвее. Как это – «приходи на Бродвей, проведёшь время с пользой»? Прогулка по вечернему Воронежу и в самом деле оказалась небесполезной. Воронеж здорово напоминает Иркутск или, например, Ангарск. Только побольше размером и повыше этажами: во время войны через город туда и обратно прокатилась линия фронта, и центр города  застроен сталинским ампиром конца сороковых. В вечерней толпе иркутские курсанты выделялись шевронами училища. На протяжении всей командировки эти белые кресты сослужили нам хорошую службу, сигнализируя, что тут и там есть тема для разговора.

Группа курсантов человек примерно в шесть вела себя так, как положено туристам, знакомившимся с достопримечательностями: глазели на витрины, приглядывались к девушкам. Знакомимся. Судя по нашивкам, третий и четвёртый курсы. Как и положено будущим военным, они держались бодрячком. Находятся в Воронеже третий день, долетели нормально, их группу разместили в казармах, которые находятся в первом городке. Казармы хоть и не новые, но первое впечатление – «в общем, не хуже, чем в Иркутске». Как заклинание, ребята твердили: у нас пока всё хорошо. Представляться, правда, не стали: мало ли…

По словам курсантов, порядки в ВАИУ другие, приходится привыкать. Дисциплина в училище жёстче, чем была в Иркутске, однако на вопрос, правда ли, что здесь у курсантов отбирают сотовые телефоны, все тут же показали мобильники: «Всё в порядке, связь есть».

Курсантам твёрдо обещано, что они будут учиться по специальностям, которые избрали для себя в Иркутске. Учебная база на новом месте пока не готова, занятий по специальным дисциплинам ещё не было. Зато есть свободное время, и их отпустили в увольнительную знакомиться с городом. В увольнении каждую группу сопровождает курсант ВАИУ, ведь в Воронеже они пока ориентируются плохо. Правда, наши земляки оказались без сопровождающего, у него, надо полагать, нашлись в городе другие дела. Со старожилами-курсантами пока никаких проблем нет, отношения нормальные. К девушкам местным пока не присмотрелись, да и почти у каждого есть подруга в Иркутске. Воронежцы, кстати, считают, что у них самые красивые девушки в России. Ребята с этим утверждением спорить не стали, но вполне по-гусарски заверили: «Дайте время, и мы тут себя ещё покажем».

[/dme:i]

Оставив земляков осваиваться и продолжать знакомство со столицей Черноземья, мы продолжили прогулку по проспекту Революции. И правильно сделали: буквально через сотню метров снова нашивки с белым крестом. И ещё. Похоже, этим вечером в ВАИУ был день открытых дверей. Подходим к двум офицерам, представляемся, заранее готовясь к тому, что молодые командиры пошлют журналистов тройным петровским загибом. Но мало-помалу разговор завязался. В отличие от своих подопечных, офицеры далеки от эйфории. Более того – мужики, прямо скажем, на нерве. По их словам, хороших новостей пока мало, одна неопределённость. Они числятся в командировке, живут в гостинице при части. На службе штатных расписаний пока нет, нет, кстати, и того самого постановления правительства о переводе училища, которое им показывали с трибуны в Иркутске. «Я просмотрел весь Интернет: постановления нет, – говорит офицер. – Это значит, что документ не был опубликован, а следовательно, он не вступил в законную силу». В логике военному отказать трудно.

Командование военного университета настойчиво предлагает писать рапорты на перевод из Иркутска. Обещают много, и главное – квартиры. В принципе, у генерала Зиброва репутация человека, который держит слово, и в Воронеже он пользуется неподдельным авторитетом. Но даже если будут квартиры – нет мест в детских садах, непонятно, когда привозить семьи и где работать жёнам. Ведь на зарплату младшего офицера в Воронеже содержать семью сложно: на руки получается где-то в районе 12 тысяч. Цены, правда, тут пониже, чем в Иркутске, но ненамного: маршрутное такси 8 рублей, бензин почти такой же. Значительно дешевле, пожалуй, только овощи и картофель. Черноземье.

Новости из дома офицеров тоже не радуют. Главное, что стремительная расправа с иркутским училищем подорвала  в офицерских семьях веру в то, что в Минобороны кто-то думает об интересах военнослужащих: «Моя жена вообще заявила: увольняйся из армии. На «гражданке» и работу найдёшь, и человеком будешь себя чувствовать». Естественно, нам выдвигается условие – никаких имён и званий.

Заместитель начальника ИВВАИУ полковник Василий Пригарин, к которому мы позже обратились с просьбой прояснить ситуацию с переводом военнослужащих, сообщил, что пока офицеры откомандированы на месяц, но уже часть из них вернётся в Иркутск на этой неделе: «Те из командиров, которые не хотели сюда ехать, поедут обратно. Пока рапорты о переводе в Воронеж написали примерно треть командиров».

[/dme:i]

На следующий день мы отправляемся в Воронежский военный авиационный инженерный университет. Вопреки ожиданиям, руководство университета оказалось открытым и контактным. Заместитель начальника по воспитательной работе Рафхат Валиулин организовал встречу с начальником училища, провёл экскурсию по учебным классам и жилым помещениям, представил офицерам и курсантам, прибывшим из Иркутска. Должен признать, что товарищ полковник является настоящим специалистом по общественным связям: показывает лучшее, ненавязчиво старается уйти от скользких тем.

Военный городок ВАИУ действительно производит впечатление. Аккуратно, красиво, параллельно и перпендикулярно. Что должно быть покрашено – блестит свежей краской, что покрасить невозможно, то выдраено до блеска. До прибытия иркутян военный университет готовил специалистов-метеорологов, инженеров по аэродромно-техническому обеспечению полётов, энергетиков, специалистов по строительству аэродромов, а с 2006 года, после объединения с училищем связи, – специалистов по радиоэлектронной борьбе. Хотя это не афишируется, но в училище обучаются военные специалисты из-за рубежа, и даже гордость училища – группа девушек, которые будут военными психологами (правда, к тому времени, когда им придётся выпускаться, в Вооружённых силах с психологов погоны, видимо, снимут).

Материально-техническая база по этим специальностям на неспециалиста производит впечатление: компьютеры, электронные интерактивные доски, классы, под завязку набитые оборудованием. В университете никто не скрывает, что иркутян учить пока не на чем, и в то же время все уверены, что через пару лет при должном финансировании новые специальности будут оснащены всем необходимым: «Были бы кости, мясо нарастёт». То, что кость есть – настоящая военная косточка, видно невооружённым взглядом.

Прибывшие из Иркутска курсанты заметно отличаются от местных. Воронежский курсант – воплощение устава: застёгнутый, подтянутый, по территории училища передвигается или строем, или бегом, на установленном расстоянии переходит на строевой шаг и отдаёт воинское приветствие, как и предписано, «чётко и молодцевато». Иркутян видно издалека по «крутой» походке, небрежно зашнурованным ботинкам и вялым снисходительным жестам где-то в районе подбородка. Местных офицеров это явно бесит и выливается в рычание «Будем ррррихтовать». Ещё в Воронеже, как ни странно, строго запрещена пьянка, а наши, по словам генерал-майора Зиброва, были замечены «с запашком» ещё по прилёте.

Полковник Валиулин устраивает эксперимент. По очереди заходим в казарму, в которой проживают иркутяне и воронежцы. Чисто, вопреки ожиданиям кирзой и мастикой не пахнет, цветы в горшках, линолеум. Нас с гордостью ведут в туалет: белизна, хорошая сантехника, индивидуальные кабинки. Если честно, то по сравнению с казармой, оставшейся в памяти со времён службы в сухопутных силах, – рай земной. Но вот что интересно: в одной казарме по команде дневального «Смирно!» все замирают, в другой дневальный курсант сорвал голос, пока докричался до сослуживцев. Лишь с третьего раза их лица обратились к «взлётке», по которой двигался разъярённый полковник уже в компании с курсовым офицером. Как вы думаете, кто обитал во втором расположении? Правильно.

Подходим к первому попавшемуся курсанту. Впрочем, к первому не получается. В казарме жарко, поэтому большинство в нательных рубахах. Замполит с тоской косится на фотоаппарат и просит курсового: «Найди мне кого-нибудь одетого». Одетым оказывается курсант Волобуев, второй курс, высшее обучение по программе летательных аппаратов. Сам из Улан-Удэ. Краткое резюме: «Материальная база лучше, чем у нас, пища лучше готовится, казармы лучше. Ну… и дисциплина получше, чем у нас, спрос построже». Совершенно с вами согласен, товарищ курсант.

[/dme:i]

Впрочем, так считают далеко не все. И, в любом случае, не перед оком полковника Валиулина. «Здесь нас не считают за людей: кругом-бегом и никаких разговоров», – в неофициальной обстановке делится впечатлениями один из курсантов ИВВАИУ. По его словам, всё по уставу, к курсантам придираются, передвигаться по территории училища без поручения или цели запрещено, в увольнительную – только по записке дежурного офицера, иркутским увольнительную на сутки не дают, отпускают только тех, у кого есть родственники в Воронеже. Словом, мука мученическая… как на срочной службе.

Начальство университета в Воронеже старается улучшить быт прибывших. Например, подразделения, в которых было по два телевизора, один «добровольно» передают в расположения иркутян, расстаются с мягкими уголками и музыкальными центрами. Иркутяне и рады бы смотреть «свои» телевизоры, но большая часть из них при переводе была списана как слишком старые. Были в казармах ИВВАИУ и новые телевизоры – плазменные, полученные от спонсоров или купленные курсантами на собственные деньги. Но их почему-то в Воронеж привезти не дали. Затерялись в пути и компьютеры, и семь подаренных спонсорами спортивных уголков. Сейчас полковник Валиулин пытается отыскать их, но тщетно: складывается впечатление, что их уже кто-то присмотрел в Иркутске, решив, что даренное училищу с ним не расстанется. Теперь заместитель по воспитательной работе закидывает рапортами Москву, выбивая для прибывших телевизоры.

– Ребята, вы напишите про уголки. А вдруг у кого-то совесть проснётся?.

На следующий день в училище ждали заместителя министра обороны генерала армии Николая Панкова. Тем не менее особой суеты видно не было, жизнь шла своим чередом. К высоким проверкам в Воронеже привыкли. Здесь частый гость – главком ВВС, а год назад побывал и Дмитрий Медведев – правда, ещё в должности первого вице-премьера.

[dme:cats/]

Когда верстался номер. Заместитель начальника Воронежского военного авиационного инженерного университета полковник Валиулин по телефону сообщил, что статс-секретарь – заместитель министра обороны РФ Николай Панков побывал в университете, встретился с курсантами, проверил условия их размещения и осмотрел квартиры, предназначенные для офицерского состава. В беседе с офицерами он подтвердил, что этому военному вузу будут выделены значительные финансовые средства на строительство новых учебных корпусов, оказана помощь в создании учебно-материальной базы и выделена авиационная техника для обучения курсантов.

[/dme:i]

[/dme:i]

[/dme:i]

[/dme:i]

[/dme:i]

[/dme:i]
[/dme:igroup]

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное