издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Лучше столкнуться с медведем

Этот майский «ужастик» семилетней давности, может, и не стоило бы сейчас ворошить, но он напомнил о себе недавним приговором, вынесенным Падунским районным судом г. Братска. После длительного расследования Фемиде всё-таки удалось взвесить на своих весах степень вины бравых ребят в милицейской форме. Скорее всего, сделать это было непросто, ведь фигурантами уголовного дела выступали профессионально подкованные люди, хорошо знающие и сам закон, и как его можно обойти. Но обо всём по порядку.

Сначала вышел на кривую тропу милиционер-водитель из Братска Георгий Братиков (здесь и далее имена и фамилии действующих лиц изменены). Нашёл трёх рубщиков и лично руководил фронтом работ – незаконной порубкой деревьев. Лесники задержали его с поличным, а вальщики успели разбежаться. Тут же была составлена так называемая перечётная ведомость с точным указанием качества семнадцати срубленных деревьев. Знали бы лесники, во что это им выльется буквально через два дня, в святой для всех праздник 9 Мая!

Когда незадачливый сотрудник патрульно-постовой службы понял, что ему грозят крупные неприятности, решил спасать себя правдами и неправдами. Тем более что по родственной линии было к кому обратиться. Так в этом деле появляется ещё одна, более крупная фигура – старший следователь прокуратуры Братска, теперь уже бывший, Лариса Голикова. Для солидности в группу спасения лесного вора вошёл ещё оперуполномоченный уголовного розыска Олег Шугаев.

Вот эта грозная команда и подкатила на автомобиле, управляемом всё тем же Братиковым, к конторе Падунского лесничества. Первым им попался на глаза лесник Валентин Ушаков. Его и стали трясти, как грушу, выпытывая, где ведомость, кто её составлял. Для острастки оперуполномоченный вывел его за сарай, где ударил ладонью по лицу и выбил зуб. Так в материалах дела описывает своё общение с сотрудниками правоохранительных органов Валентин Ушаков.

Что чувствовал лесник, глядя после этого в бескомпромиссные очи Ларисы Голиковой? Именно она взяла в последующий оборот защитника природы. Из приговора: «Придавая законность своим действиям и руководствуясь желанием помочь родственнику избежать ответственности за незаконную порубку леса, она составила изначально подложный документ – протокол допроса свидетеля…». Разумеется, всё в том протоколе было искажено до неузнаваемости, начиная с фамилии лесника и кончая обстоятельствами дела. Как говорил классик: «А был ли мальчик?».

Затем ретивые блюстители порядка поехали домой к помощнику лесничего Валентину Горину. Под обманным предлогом, что якобы надо показать им место обнаружения трупа на территории лесничества (в округе как раз расследовалось убийство), посадили его в машину. Помощник лесничего тоже страху натерпелся, будь здоров! У железнодорожных путей в посёлке Осиновка его вывели из автомобиля, стали, по его словам, угрожать убийством, пугали, что, если не выдаст ведомость, его привяжут к рельсам.

Вполне понятно, что человек реально воспринял эти угрозы и согласился выдать документ о незаконной порубке леса, который хранился в конторе лесхоза. Был составлен очередной протокол допроса, куда тоже были занесены заведомо ложные сведения. Вначале пострадавший подписать его отказался, но, получив удар в спину, подчинился. Читая материалы этого уголовного дела, несколько раз натыкаешься на признания лесников, что им было по-настоящему страшно. Их можно понять: произвол, чинимый людьми, призванными нас защищать, – вот так нагло, среди бела дня, на глазах свидетелей, – способен повергнуть в ступор и лишить воли.

Кстати, во время судебного разбирательства никто из этой лихой тройки виновным себя так и не признал, даже милиционер-водитель, позарившийся на охраняемый лес. В показаниях той же Ларисы Голиковой столько хитроумно переплетённых ходов, связанных с перетасовкой документов, что голову можно сломать. Но суд критически отнёсся к её уверениям, будто она не вносила ложные сведения в официальные документы. Он считает, что это обвинение нашло своё полное подтверждение, более того, действия бывшего следователя были общественно опасными.

Увы, всё, что касается насилия, не получило в деле чёткой доказательственной силы. Выбили зуб – заяви в милицию, обратись тут же к медикам, чтобы зафиксировали увечье документально. Ничего этого в ходе дознания и предварительного расследования сделано не было. В уголовном деле даже промелькнуло, что зуб-то, оказывается, был гнилой…

Подсудимые вообще защищались весьма умело, взяв себе в союзники самого лучшего адвоката – время. Приговор им вынесен лишь несколько месяцев назад, спустя годы после произошедших событий, уголовное дело не раз за это время уходило на проверку в надзорные инстанции.

Подсудимые всё же признаны судом виновными в превышении должностных полномочий, повлёкшем существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых интересов государства. Но от уголовной ответственности их пришлось освободить в связи с истечением сроков давности. Кассационная и надзорная инстанции областного суда оставили приговор Падунского районного суда без изменения.

Надо думать, что уроки из этой истории осуждённые вынесли, тем более что их карьера в правоохранительных органах завершена: все от занимаемых должностей были освобождены.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector