издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Коса на камень

Собственники БЦБК не торопятся погашать задолженность по зарплате перед бывшими работниками комбината

Десятки раз бывал на Байкальском целлюлозно-бумажном комбинате, но никогда не обращал внимания на этот камень, так похожий на над-гробие. Для абсолютного сходства не хватает только пары гвоздик…

До конца марта Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат будет должен своим работникам 115 млн. рублей, к середине лета – 240 с лишним. Об этом на встрече с работниками БЦБК, руководством комбината и города Байкальска заявил первый заместитель председателя правительства Иркутской области Сергей Сокол.

Мне довелось присутствовать на той встрече. Она состоялась 5 марта. Первого заместителя председателя правительства Иркутской области Сергея Сокола и министра экономического развития, труда, науки и высшей школы Владимира Пашкова жители Байкальска ещё до начала совещания перехватили на улице, под разлапистыми елями у входа в здание городской администрации. Окружили плотно – не пробиться. О чём говорят, не слышно, но по ситуации и жестам легко догадаться: конечно же, о задолженностях Байкальского ЦБК своим работникам по зарплате и другим выплатам, связанным с увольнением.

Антон Завалковский, генеральный директор БЦБК, находится рядом с высокопоставленными представителями регионального правительства, но ещё работающие и уже уволенные работники комбината ему вопросов не задают. Во-первых, потому что почти никто не знает его в лицо, а многие даже и про назначение очередного генерального директора ничего не слышали. Но главное, потому, что лесопромышленной компании «Континенталь Менеджмент», управляющей комбинатом с лета 2002 года, и всем, кого она присылает из Москвы руководить комбинатом, в Байкальске попросту не доверяют. А как верить, если столичные управители ни при каких обстоятельствах не хотят видеть очевидного.

– У нас 23 января последний раз были произведены выплаты, – докладывает С. Соколу и В. Пашкову председатель первичной профсоюзной организации комбината Александр Шендрик. – Работники тогда получили по три тысячи рублей. Деньги у людей кончились. Сейчас в профсоюз люди приходят, на хлеб просят…

А на сайте лесопромышленной компании «Континенталь Менеджмент» (ЛПК КМ) «висит» вполне оптимистичный комментарий генерального директора БЦБК Антона Завалковского, датированный 4 марта. В нём, в частности, декларируется, что «ОАО «Байкальский ЦБК», (…) несмотря на финансовые трудности, прикладывает все усилия, чтобы не возникло проблем с выплатой денег сотрудникам комбината, как увольняющимся, так и продолжающим работать на нём для поддержания в рабочем состоянии ТЭЦ».

Не знаю размеров зарплаты генерального директора БЦБК и топ-менеджеров ЛПК КМ, но, если судить по тексту комментария, суммарный долг по выплате заработной платы в сотню-другую миллионов рублей – это ещё не проблема, оказывается. Какие могут быть претензии к московским управленцам сибирским предприятием, если они «прилагают все усилия», чтобы проблем с выплатой денег так и не возникло.

– Они указали срок, с которого начнётся сокращение людей, и должны были оставить деньги для выплат этому количеству людей, – возмущается на встрече с представителями регионального правительства уволенная с БЦБК Людмила Усачёва. – Куда эти деньги делись? Пусть они ответят!

Под местоимением «они» Людмила Фёдоровна имеет в виду сразу всех руководителей лесопромышленной компании «Континенталь Менеджмент» и Байкальского ЦБК. По жёсткости интонаций присутствующие на совещании начальники и рядовые горожане понимают, что вопросы риторические. Задавая их, Л. Усачёва требует не столько ответа, сколько ответственности менеджмента, приведшего предприятие и город Байкальск к сегодняшней ситуации.

– Абсолютно с вами согласен, – неожиданно для присутствующих поддержал Усачёву Сергей Сокол и перевёл риторику в практическое русло: – Пожалуйста, коллеги, кто ответит? – спросил он, глядя на генерального директора БЦБК.

– Начну с того, что я назначен 20 февраля, – попытался было отмежеваться от наломанных дров Антон Завалковский, но поправился: – Это не к тому, что я не буду отвечать на вопрос…

Взгляды присутствующих в переполненном зале заседаний администрации города Байкальска, фотоаппараты и видеокамеры журналистов сфокусировались на новом генеральном директоре БЦБК. И Антон Григорьевич начал «переводить стрелки» на государство.

– Деньги оставить можно, если они есть, – сообщил он пробившимся в зал «сокращённым» людям с неполученной зарплатой. – К сожалению, определённые обстоятельства, все о них знают, это требование государства по замыканию оборота Байкальского ЦБК, не дают возможности выпускать прибыльную продукцию. Не дают возможности комбинату иметь те самые деньги, которыми оплачивается ваш труд…

Ему никто не возразил, поэтому вынужден напомнить директору, что убытки и большие долги появились у комбината не в сентябре, когда была запущена система замкнутого водооборота, а в июле прошлого года, когда предприятие ещё выпускало «прибыльную» белёную целлюлозу. Но куда та прибыль делась, ни мне, ни моим консультантам выяснить не удалось.

В том, что государство в лице Росимущества, как второй собственник предприятия, виновато в сегодняшней ситуации, – согласен с А. Завалковским абсолютно. Но, по моему убеждению, вина государства заключается не в том, что оно что-то требовало от управляющей компании, а совсем наоборот, в том, что, передав свой пакет акций ей в управление, оно не требовало ни-че-го. Оно самоустранилось от управления градообразующим предприятием. И внедрения системы замкнутого водооборота, на которую ЛПК КМ ссылается как на форс-мажор, потребовало вовсе не государство, а действующий Федеральный закон России «Об охране озера Байкал» и его подзаконные акты.

Сбрасывая стоки в озеро, Байкальский ЦБК находился вне правового пространства России. Он, по определению министра природных ресурсов Юрия Трутнева, вёл «истощительное использование природных ресурсов», получая «не очень корректное конкурентное преимущество». Чтобы вернуться в правовое поле, руководство управляющей компании хоть и с двухлетним опозданием, но всё-таки вынуждено было создать на Байкальском ЦБК систему замкнутого водооборота. Только сделало это, проигнорировав требование существенной части проекта, направленное на  обновление оборудования и технологий, как если бы жадный дачник, ремонтируя провалившуюся крышу, накрыл её новым шифером, не заменив прогнивших и покосившихся стропил. Отсюда и результат. Тот самый, который мы получили  как раз к началу экономического кризиса, многократно усилившего  все негативные последствия.

…Ответ генерального директора Байкальского ЦБК Людмилу Усачёву, разумеется, не устроил. И она, по примеру С. Сокола, конкретизировала свой вопрос:

– Зачем же вы делали приказ о сокращении людей, если у вас нет денег, чтобы с ними рассчитаться?

– Если не делать этого приказа, деньги не появятся, – ответил  генеральный директор.

– Но вы же нарушили закон! – возмутилась Усачёва. – Если человек совершил проступок, он за это отвечает. Отвечайте и вы тогда!

– Был вариант оставить всех на работе и не платить зарплату. Точно такое же нарушение, – не стал оспаривать неправомерность увольнения работников без полного финансового расчёта с ними А. Завалковский.

Совещание было долгим, но генерального директора больше никто ни о чём не спрашивал. Байкальчане предпочли диалог с представителями правительства Иркутской области, которому, как сказал от имени горожан «сокращённый» с БЦБК после 34 лет работы депутат городской Думы Рафаил Насыров, они пока ещё верят. Впрочем, Сергей Сокол смог сказать горожанам мало чего конкретного. Он потребовал от генерального директора провести срочные консультации с собственниками предприятия с тем, чтобы подготовить список источников финансовых средств и график погашения задолженности по зарплате. А байкальчанам пообещал, что региональное правительство будет внимательно следить за всем, что происходит с активами предприятия, и «взаимодействовать с собственником, с акционерами, чтобы все эти процессы направить в пользу тех, кто работает или работал на БЦБК».

В минувший вторник генеральный директор Байкальского ЦБК Антон Завалковский был приглашён в правительство Иркутской области для доклада. Он заверил, что задолженность предприятия по зарплатам будет гаситься быстрее, чем появятся новые долги. Проинформировал членов правительства, что для получения нужных сумм БЦБК начинает распродавать собственность, не связанную с производственным циклом. В том числе металлолом. Ну а первые платежи в размере 17 миллионов рублей могут быть осуществлены до 18 марта, после возврата предприятию налога на добавленную стоимость за произведённые ранее экспортные операции. Правда, эта конкретная сумма составляет лишь около четверти накопленных долгов…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер