издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дачное возмездие

  • Автор: Татьяна СЕРОВА

В дачном посёлке под Братском никто не считает Николая Краснова убийцей (по понятным причинам мы изменили его имя и фамилию). Для многих он чуть ли не герой – человек, осуществивший справедливое возмездие. Ведь это ворьё всех дачников уже давно достало! Ничего приличного привезти на участок нельзя – вмиг лишишься. После недельной отлучки люди со страхом подходят к своей калитке – нет никакой гарантии, что замок на дверях не сбит и окна целы. А милиция на дачные кражи, как водится, реагирует вяло. У неё в городе хватает забот.

В тот страшный день, перевернувший  всю жизнь, предприниматель Николай Краснов проснулся рано. Вышел из дачного домика и обнаружил, что кто-то основательно потоптал грядки. Проверил баню – оказалось, из неё похищен инструмент: деревообрабатывающий станок, электродрели, бензопила, 20 метров электрокабеля, два гвоздодёра и газовый ключ.

На улице внимание хозяина привлекла иномарка с кузовом «универсал». Когда автомобиль проезжал мимо, Краснов вдруг увидел в багажном отделении салона свой деревообрабатывающий станок! Первая реакция была молниеносной – дачник попытался остановить авто. Но водитель с тремя пассажирами спокойно проехал мимо.

Тогда потерпевший быстро сел в свою машину и кинулся вслед за ворами. Ему удалось перегородить им путь на дорожном перекрёстке. Злоумышленников  встретил не с голыми руками. В салоне его авто как раз находилось ружьё. Зарядить его двумя патронами с дробью и картечью было делом минуты.

На предварительном следствии, а потом и в зале Братского городского суда владелец ружья не раз повторял, что убивать никого не хотел. Была одна цель – сдать воров в милицию. Он вынудил их выйти из машины и приказал водителю отдать ключи и документы. В ответ все четверо сделали несколько шагов ему навстречу. Вот тут и прозвучал первый предупредительный выстрел в землю.

Интересный момент из материалов уголовного дела: «…в это время с дач в город Братск ехало несколько машин, водители которых, видя сложившуюся ситуацию, останавливались, но из своих машин не выходили. Краснов объяснял водителям, что поймал грабителей, просил их вызвать по сотовому телефону милицию, но все они уезжали».

Анализируя эту историю, можно вполне уверенно предположить, что если бы проезжающие мимо водители не были столь равнодушны, события могли бы развернуться не так трагично. Никто не заставлял очевидцев этого противостояния вступать с ворами в рукопашную. Можно было бы поддержать Краснова просто своим присутствием. И, конечно, помочь вызвать милицию. Но этого не произошло.

Когда горячий перекрёсток миновала последняя машина, задержанные решили использовать свой шанс – бросились врассыпную. И прозвучал второй выстрел.

Один из убегавших парней упал на землю. К чести Краснова, он не покинул тяжелораненого. Пытаясь остановить кровотечение, наложил ему жгут и сам привёз на ближайшую станцию скорой помощи. А потом заявил обо всём в милицию. К сожалению, пострадавший скончался на руках у медиков. Огнестрельное дробовое ранение оказалось несовместимым с жизнью.

Кем был так нелепо погибший мужчина? Ничего хорошего о нём не смогла рассказать в суде даже собственная мать. Пил, употреблял наркотики, несколько раз был судим. Жил на деньги, вырученные от дачных краж. Получается, свою тридцатилетнюю жизнь ещё задолго до рокового выстрела он загубил сам.

Хозяин дачи, застреливший  вора, не пытался выгородить себя в суде, понимая, что его действия явно не соответствовали степени общественной опасности совершённой кражи. Кучка похищенного инструмента и отнятая жизнь – как дико и несоразмерно сопоставлять эти величины. Николай Краснов чистосердечно раскаялся в том, что совершил такой жестокий самосуд.   

Пока Братский городской суд решал его судьбу, за него, кроме друзей и знакомых, переживали члены дачного кооператива. Они прислали своё ходатайство о назначении ему наказания, не связанного с лишением свободы. В этом уголовном деле суду помимо буквы закона пришлось учесть немало личностных и социальных факторов, чтобы вынести справедливое решение.

Николай Краснов был признан виновным и получил наказание в виде одного года лишения свободы условно с испытательным сроком в два года.

Рассказывают, что в дачном кооперативе, о котором шла речь, в последние месяцы кражи поутихли. Воры уже не выходят на них, как на прогулку. Охотничьи ружья имеют сейчас многие дачники. Чем чёрт не шутит?!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер