издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Любимый художник мецената

  • Автор: Валерия НАЗАРОВА, искусствовед ИОХМ

Не ошибусь, если скажу, что самым знаменитым российским меценатом был московский купец I гильдии Павел Михайлович Третьяков. Его Третьяковская галерея – первый в России общедоступный музей национального искусства – с 1892 г. до сего времени остаётся любимым музеем многих миллионов людей во всём мире. В Иркутске уже в те времена (в конце 19 века) была своя «малая сибирская Третьяковка» – картинная галерея В.П. Сукачёва, в которой также находились произведения известных русских мастеров.

Валентин Распутин в предисловии книги «Иркутские сокровища» пишет: «Сукачёв скупал и свозил в Иркутск картины не из тщеславия богача, а из желания заронить в не искушённые искусством души своих земляков зёрна красоты и вдохновения». Так же, как у любого коллекционера и собирателя, который заботится о том, чтобы представить более-менее полную картину искусства, у Сукачёва были и свои пристрастия. Его любимым художником был Константин Егорович Маковский (1839 – 1915 гг.). Это один из самых популярных и модных русских художников последней четверти 19 столетия, мастер роскошного салонного портрета и исторической картины, прославивший боярские корни российской аристократии. В советское время художник упоминался редко, в основном как автор жанрового полотна «Дети, бегущие от грозы».

Художник прожил долгую и счастливую жизнь. Рано определился в выборе своего пути, успешно сделал карьеру, был обласкан императором Александром II. Учился Маковский в Петербургской академии художеств. Начинал своё творчество как художник-реалист демократического направления. В 1860 – 1870-е годы был одним из учредителей товарищества передвижных художественных выставок. Но постепенно он выработал салонный стиль, «бравурный» и «цветистый». Не случайно современники считали его «виртуозом кисти», «баловнем судьбы». Смерть его была случайной, нелепой. В 1915 г., в разгар I мировой войны, в Петербурге на углу Невского проспекта и Садовой улицы конка сбила его карету, и, получив травму головы, художник вскоре скончался. Критик А. Бенуа писал: «Если кто-то из художников и был популярен на Руси, так это именно К. Маковский. На него если не молились, то называли богом, а главное – все его любили!». К. Маковский заслужил внимание русской истории уже тем, что был талантливым современником Репина, Сурикова, Васнецова, Шишкина и, будучи на них непохожим, воплотил по-своему дух эпохи.

Ещё в академические годы К. Маковский сближается с императорским двором. В 1862 г. им был написан портрет Александра II для русского посольства в Лондоне. Император дал молодому живописцу, ещё ученику Академии художеств, один сеанс в Зимнем дворце – случай из ряда вон выходящий! Известно, что «государь остался очень доволен сходством». Впоследствии Маковский много раз с натуры писал Александра II (даже на смертном одре), членов семьи императора и других представителей рода Романовых.

Внимание к К. Маковскому со стороны Александра II в самом начале его творчества способствовало тому, что художник быстро стал популярен. Будучи учеником ИАХ, Маковский получает от иркутян заказ написать портрет Н.Н. Муравьёва-Амурского, генерал-губернатора Восточной Сибири с 1847 по 1861 год. Портрет экспонировался на выставке Академии художеств и имел множество положительных отзывов, после чего художник получил немало новых заказов. И в 1874 г. Маковский вновь пишет для Иркутска портрет генерал-губернатора И.П. Синельникова. Оба эти портрета сейчас находятся в собрании ИОХМ.

[/dme:i]

Вообще, выполненные в салонной манере, портреты русской знати К. Маковского пользовались большой популярностью в тот период. В коллекции В.П. Сукачёва был, например, «Портрет императрицы Марии Фёдоровны» (жены императора Александра III и матери последнего русского императора Николая II). Портрет этот и сейчас украшает экспозицию ИОХМ им. В.П. Сукачёва, привлекая внимание посетителей характерной красивостью и усиленным вниманием к аксессуарам.

Где и когда купил Владимир Сукачёв эту работу К. Маковского, неизвестно. Известно, что в его коллекции было ещё две работы К. Маковского – «Савояр» 1872 года, выполненная в Венеции, где художник с глубокой симпатией рисует образ маленького нищего; и живописный эскиз «Князь Репнин на пиру у Ивана Грозного», вероятно, созданный в 1880 – 90-е годы.

Интересно, что в 1889 году на Всемирной выставке в Париже К. Маковский получил большую золотую медаль за историческое полотно «Смерть Ивана Грозного».

Собственно картина про князя Репнина так и не была написана по не известным нам причинам. Сюжет эскиза, который находится в экспозиции ИОХМ, раскрывает один из эпизодов борьбы Ивана Грозного с именитыми боярами. Михаил Петрович Репнин, князь и боярин, известен походом в Ливонию в 1558 г. Грозный однажды призвал к себе Репнина на маскированный вечер; когда последний стал говорить, что христианскому царю сие непристойно, то Иоанн, надев на него маску, сказал: «Веселись, играй вместе с нами». Но Михаил Петрович, сорвав и растоптав маску, ответил: «Чтобы я, боярин, стал так безумствовать и бесчинствовать?!» Иоанн велел через несколько дней убить его в церкви. Политическая борьба выливается в картине в бытовой эпизод, что позволяет художнику изобразить происходящее событие как жанровую сцену с подробностями русского быта.

То, что перечисленные выше работы Маковского находились в коллекции иркутского собирателя и мецената В.П. Сукачёва, ещё раз подтверждает мысль о том, что наш сибирский коллекционер обладал прекрасным художественным вкусом, был весьма образован для того, чтобы чувствовать пульс художественной жизни России.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер