издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Недуг в «пессимистических тонах»

  • Автор: Беседовала Элла КЛИМОВА

Нынче 27 мая по инициативе Всемирной организации здравоохранения на планете впервые отмечается День рассеянного склероза. Заболевание столь же коварное, сколь до конца и не изученное, оно с каждым годом собирает с человечества всё более «щедрую» трагическую жатву. Собственно, этим и объясняется решение ВОЗ посвятить рассеянному склерозу вполне определённую дату, сделав её традиционной. Во-первых, чтобы обратить внимание всех государств на проблемы людей, страдающих тяжёлым недугом, которых в мире становится всё больше; и во-вторых, чтобы подчеркнуть необходимость и актуальность совместных усилий, предпринимаемых учёными и практикующими врачами в борьбе с этой болезнью.

Такова была и тема интервью, которое согласился дать «Восточно-Сибир-ской правде» доктор медицинских наук, профессор, главный невролог – эксперт минздрава Иркутской области Владимир Викторович Шпрах.

– Рассеянный склероз – тяжёлая патология нервной системы. К сожалению, всё чаще поражающая людей в самом цветущем возрасте: где-то между двадцатью и сорока годами. Нам, врачам, приходится сталкиваться и с вовсе драматическими коллизиями, когда рассеянный склероз диагностируется у детей. Правда, не столь часто, как у людей в самом расцвете сил. Впрочем, рассеянный склероз не только «молодеет», но и «стареет», поражая и тех, кто уже перешагнул через свои пятьдесят лет. Вывод однозначен: заболеванию «все возрасты покорны». Тем более важно «знать его в лицо». Оно протекает по-разному. Далеко не всегда сразу принимает тяжёлый характер. Бывают формы относительно благоприятные, при которых на протяжении многих лет неврологические дефекты не нарастают или нарастают постепенно. То есть проходит первая атака болезни, появляются какие-то симптомы, скажем, слабость в ногах или слепота на один глаз. Потом эти симптомы проходят, человек чувствует себя вполне здоровым. Но механизм разрушения, увы, уже запущен. И с каждой новой атакой рассеянный склероз всё болезненнее и неотвратимее напоминает о себе.

Приходится констатировать, что он плохо поддаётся лечению. Конечно, были в прошлые годы препараты, которые врачи рекомендовали своим пациентам в период обострения их болезни. Но они не способствовали выздоровлению.

– Но фармакология, как и любая наука, не стоит на месте. Препараты минувших лет были несовершенны. Разве современные лекарства не превосходят их по силе воздействия на поражённый рассеянным склерозом организм?

– Да, конечно, появилась новая группа препаратов – так называемые иммуномодуляторы, предупреждающие новые атаки болезни и позволяющие удерживать пациента в относительно благоприятном состоянии. Но, к сожалению, они оказывают благотворное действие не на всех больных, а на 30 – 60 процентов от числа всех поражённых рассеянным склерозом. Это связано с особенностями человеческого организма, и с этим приходится считаться не только нам, медикам, но и людям, страдающим этим заболеванием. Иммуномодуляторы помогают не всем; не всем они и показаны. При этом стоит сказать, что стоимость годового курса лечения ими велика – 700–800 тысяч рублей в год. Поэтому сам факт реализации в России целевой федеральной программы лечения больных рассеянным склерозом иммуномодуляторами – акт истинной гуманности государства: ведь терапия иммуномодуляторами проводится за счёт федеральных средств.

– Понятно, что иммуномодуляторы относятся к дорогостоящим препаратам, обеспечение которыми государство взяло на себя. И это действительно и гуманно, и благородно. Но что делать тем больным, кто в силу объективных причин не может уповать на эти препараты? Горький вывод напрашивается сам собой…

– Не нужно спешить с горькими выводами – таким больным, как и прежде, назначается лечение курсами и в период обострений, и в период ремиссий. Но, замечу, при рассеянном склерозе нет каких-то определённых сроков лечения даже иммуномодуляторами. Мол, провели курс, и тут же наступило улучшение. Лечиться нужно длительно. Драматический момент может наступить и на фоне лечения препаратами самого последнего поколения. К сожалению, болезнь берёт своё. И от реальности никуда не уйти. А реальность такова: ни одно, даже самое современное, лекарство не является панацеей.

– И медицинской науке даже сейчас, в двадцать первом веке, ничего не известно о причинах, провоцирующих этот недуг?

– Важнейшее значение в развитии заболевания имеют так называемые аутоиммунные механизмы, непосредственно участвующие в разрушении миелина. Именно наличие в тканях головного и спинного мозга очагов демиелинизации является определяющей чертой рассеянного склероза. Особенности иммунопатологических и клинических проявлений рассеянного склероза зависят как от внешних факторов, так и от генетических особенностей каждого больного. К сожалению, никто не может со всей определённостью уверенно сказать: вот она, единственная причина, вызывающая рассеянный склероз.

Хотя изучение его, идущее одновременно с оказанием врачебной помощи, в Приангарье продолжается. Как один из примеров могу привести кандидатскую диссертацию по эпидемиологии рассеянного склероза в Иркутске, защищённую недавно врачом Оксаной Скляренко. Приходится учитывать, что заболеваемость рассеянным склерозом в разных частях света различна. В северных странах, скажем, в Швеции или Норвегии, им хворают чаще, чем на юге Европы. Практически не болеют рассеянным склерозом монголы, и очень редко – буряты.

Традиционно сложилось так, что рассеянным склерозом глубоко и серьёзно занимался основоположник нашей, иркутской, школы неврологии, талантливый врач и учёный профессор Х.Г. Ходос. А поскольку он более полувека заведовал факультетской клиникой нервных болезней Иркутского медицинского института, то и сегодня в её стенах лечат, наблюдают, консультируют таких больных. Понятно, что больные рассеянным склерозом лечатся и в других неврологических стационарах Иркутска и Иркутской области.

Центр рассеянного склероза развёрнут в Иркутском государственном институте усовершенствования врачей. Руководит им опытный врач-невролог Татьяна Ромазина. Но я и мои коллеги регулярно консультируем здесь пациентов, решаем вопрос о назначении им тех или иных лекарственных препаратов. Ни один пациент, страдающий рассеянным склерозом, не оказывается беспризорным. Я именно в этом вижу назначение нашего центра.

Да, пока рассеянный склероз – это недуг, «окрашенный в пессимистические тона». Но научная мысль, как и врачебная практика, не стоит на месте. Я уверен, настанет время, когда общими усилиями неврологов мира удастся его обуздать.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер