издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Три века иркутского паруса

  • Автор: Ярослав КНЯЗЕВ

Уникальное зрелище парусов на Иркутском море давно приковывает взгляды иркутян… Это стартует Байкальская регата. Уже три поколения яхтсменов каждое лето уходят в гонку, даруя байкальским ветрам ненапрасный парус. Так природная стихия перерастает в стихию духа странствий, который несёт паруса по «священному морю», добавляя крылья его суровой красоте и возвращая время на три столетия назад, к истокам парусного судоходства на наших берегах.

Заинтересовавшись вопросом рождения паруса на Байкале, я обратился несколько лет назад к сотруднику областного архива Евгению Борисовичу Шободоеву, который познакомил меня с чертежами первых парусных судов для хождения по озеру Байкал. Я с удивлением прочёл его опубликованную работу, содержащую невероятные для нас открытия. Испытывая почтение к научным изысканиям Е.Б. Шободоева (он скоропостижно покинул наш мир), привожу дословно фрагменты его текста.

«Привычный вид кораблей и лодок на ангарских и байкальских водах притупил наше восприятие и сделался обыденным. Современники не задумываются о длинном историческом пути, пройденном до этой привычной обыденности, о глубоких корнях и особых традициях местного парусного судоходства, насчитывающего более чем три сотни лет.

Летописец города под 1684 годом сообщает, что в первый раз иркутяне построили для ходу по Байкалу карбас, и на нём первым переехал через Байкал Нерчинский воевода Иван Власов. Один из этапов парусного судостроения связан со знаменитой экспедицией Витуса Беринга. В Иркутске провинциальная канцелярия просила находящегося в городе капитан-командора: «Для наилучшего надсмотрения в строении судов, которые строиться будут по проекту, чтоб определён был мастер, который бы мог построить суда удобные и впредь способные». Одновременно судоходство на Байкале, Ангаре и др. сибирских реках обращает на себя внимание Адмиралтейств-коллегии. Среди прочих распоряжений от Беринга требуют сведений о Байкале и предложений, какие суда необходимо иметь здесь. В 1737 году из коллегии в провинциальную канцелярию сообщается: в связи с тем, что почтовое судоходство на озере совершается гребными судами, есть необходимость иметь почтовые боты. Для их строительства Берингу предписано отправить в Иркутск ботового мастера Козлова.

В 1754 году сенатским указом учреждалась в городе Иркутске адмиралтейская команда. В её задачу входило содержание байкальских транспортов и заготовка припасов для Охотского порта. Она была подчинена губернскому начальству. Первым её командиром назначили штурмана Татаринова, числившегося в экспедиции. Ему же была подчинена навигационная школа».

Стоит сказать при этом, что расположилась адмиралтейская команда, а потом и Иркутское Адмиралтейство, в самом устье реки Ушаковки, возле позже возведённого Знаменского монастыря.

«2 июня 1763 года последовал правительственный указ о немедленной постройке двух казённых судов для перевозки через Байкал пассажиров и грузов. На основании указа была начата заготовка необходимых припасов, но к самому строительству, за неимением мастера, смогли приступить только в следующем 1764 году. На прибывших из Забайкалья мастеров и была возложена задача постройки двух новых ботов. Судостроителей возглавил ластовых судов подмастерье Попов. Он прибыл в Нерчинск ещё в 1754 году вместе со штурманами Татариновым и Карповым, шестью плотниками и двумя конопатчиками. В 1825 году Иркутское Адмиралтейство достигло расцвета. Трудами флотских офицеров, матросов и мастеровых людей казённое судоходство было прекрасно организовано и работало бесперебойно и слаженно».

Стараниями этих мастеров береговой  пейзаж Ангары впервые украсили паруса, без которых нам не обойтись… А за штурвалы этих яхтенных предков встали сибирские парни, выпускники «навигацкой школы», что была открыта при Иркутском Адмиралтействе.

Здесь и начиналась великолепная трёхвековая история байкальского яхтинга, который украшает ныне нашу жизнь.

«Однако за эти годы изменилась коммуникационная сеть Восточной Сибири. Кругобайкальский тракт вполне обеспечивал потребности восточной торговли, и иркутские администраторы стали предпочитать поездки на почтовых лошадях плаванью по Байкалу. Опять заговорили об экономии, сбережении средств и целесообразности казённого байкальского флота.  

Новый поход россиян на восток и освоение Приамурья опровергли соображения кабинетных экономов казённых палат. По Ангаре, Байкалу, Шилке и Амуру пошли пароходы, но единой государственной системы судоходства тогда так и не образовалось. Иркутское Адмиралтейство было закрыто в 1839 г., за несколько лет до назначения Н.Н. Муравьёва генерал-губернатором; дела его были ликвидированы, люди переведены в Охотск, а в помещениях бывшей морской команды в 1840 г. разместили артиллерийский гарнизон».

Рассказ Евгения Борисовича дал мне ясное представление о появлении паруса в Иркутске. Возможность парусного судоходства по Байкалу была предана забвению больше чем на 130 лет. Экономическая надобность иссякла, а то, что под парусом можно ходить для себя, чтобы почувствовать невероятное ощущение свободы, никому не приходило в голову. И я озадачился новым вопросом: а как у нас в городе возродился яхтинг, но уже в качестве спорта? За ответом отправился в наш яхт-клуб «Водник» и поговорил со старейшими капитанами, стоявшими у истоков возрождения паруса в нашем городе. Выяснилось, что в середине 70-х годов прошлого века в Иркутске появилась группа энтузиастов яхтенного спорта. За неимением крейсерских яхт фабричной постройки иркутские яхтсмены пытались своими силами и очень ограниченными возможностями строить собственные парусные суда. Это Артур Иванович Франго, Борис Алексеевич Демьянович, Владимир Александрович Чепурной. Постройки были достаточно успешными, яхты спускались на воду, выходили в Байкал. Но они оставались любительскими судами для прогулочного плавания, имея ограничения в запасе прочности, мореходности и маневренности.

Всё изменилось в начале 80-х годов. «Великая загадка социализма» состояла в том, что Польша начала выпуск великолепных крейсерских яхт «Конрад» и «Картер», не обременяясь авторскими правами американских конструкторов. В погашение долга перед СССР эти яхты по смешным ценам поступили в продажу для наших яхтсменов. Яхт-клуб Иркутского госуниверситета первым приобрёл три такие яхты в 1983 году. Тогда впервые ушла в большую байкальскую гонку «Синильга» и вернулась с победой не только в своём классе, но и по абсолютному времени. С тех пор уже 25 лет победные лавры её не обходят. У яхтсменов есть поверье, которое гласит: «Как научишь яхту в первом походе, так она и будет ходить!». «Синильга» с первым капитаном В. Чепурным и с нынешним Л. Ковалёвым это поверье превратила в истину под парусом. Надёжная и проверенная конструкция оказалась долговечной – «Конрады» и «Картеры» бороздят Байкал по сей день и оставались бы лучшими, если бы не постройки замечательного конструктора-иркутянина Юрия Шейкина – его яхты достойны специального рассказа…

С покупкой новых крейсерских яхт в Иркутске образовалось сразу три яхт-клуба: «Водник», «Исток» и яхт-клуб Иркутского госуниверситета. В каждом из них было достаточно профессиональных яхтсменов, и поэтому были организованы большие парусные гонки по Байкалу.

Уже в 1983 году на Байкале состоялась 500-мильная гонка с двумя промежуточными финишами. Впервые в таких соревнованиях участвовали экипажи из Братска и Усть-Илимска, где тоже образовались яхт-клубы.

Сразу определились и стали известными лучшие яхтенные капитаны: Владимир Чепурной на яхте «Синильга», Владимир Шевелев на яхте «Бабр», Евгений Андряшин на яхте «Вея», Виктор Иванов – на «Ангаре». В Иркутске сложилась и собственная квалифицированная судейская бригада во главе с Александром Лобановым.

Байкальские гонки стали ежегодными, кроме того, каждую осень в честь закрытия парусного сезона проводилась трёхдневная гонка по Иркутскому морю «Бархатная осень», которая в 2007 году отпраздновала свой 30-летний юбилей.

В байкальской стихии быстро выросло мастерство иркутских яхтсменов, они стали участвовать в крупнейших российских и международных регатах. Владимир Чепурной, к примеру, два раза занимал призовые места во всероссийской гонке на Онежском озере и однажды с успехом участвовал в международных соревнованиях, проходивших на Эгейском море. С 1985 года в Иркутске началась постройка собственных крейсерских яхт высочайшего класса. Организатором и исполнителем проекта стал Юрий Шейкин. Он успел построить около 10 яхт, одна другой лучше. Все они на воде, отличаются высокой мореходностью, скоростью, безукоризненным комфортом. Этими качествами они порой даже превосходят лучшие яхты европейской постройки. Именно на одной из них был совершён переход через Тихий океан к берегам Америки по маршруту командора Витуса Беринга. Авторами и организаторами этого проекта были Владимир Чепурной и Александр Князев, а посвящён он был 300-летию Русской Америки. С тех пор лучшая часть иркутских яхтсменов живёт в США, Австралии, Новой Зеландии. Они по-прежнему ходят под парусом и не забывают о своих иркутских друзьях.

А как не отметить здесь нашего замечательного мастера по пошиву парусов Игоря Попова – это его стаксели и спинакеры светят Иркутску.

По сей день у нас существуют два яхт-клуба – «Исток» и «Водник», которые сейчас, увы, не в лучшем состоянии: коммерция и спорт – чуждые стихии.  Но в яхтинге появились новые яркие имена: Лев Ковалёв, Михаил Дюжаков, Максим Фёдоров, Виталий Шейкин и др. В детской яхтенной школе «Водника» выросло несколько поколений и династий мастеров парусного спорта, которые ещё юнгами прошли байкальские штормы и стали настоящими мореходами, готовыми повторить кредо русских поморов: «Ходить в море необходимо, ибо море – это поле надежды».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное