издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Такой формат общения нам всем не нужен!

«Формат общения» – под таким заголовком на страницах газеты «Восточно-Сибирская правда» 18 июня с.г. появилась публикация журналиста Дмитрия Шибанова. Нам хотелось бы высказать своё мнение по содержанию этой статьи.

Материал посвящён личному анализу журналистом такой ответственной и сложной проблемы, как обзор существования и деятельности в столице Восточной Сибири Генерального консульства Республики Польша (далее сокращённо: Генконсульство РП. – Б.Ш., Е.В.) за истекший почти десятилетний период. Скажем прямо, подобная задача едва ли станет по плечу всякому, если только он не обладает специальной подготовленностью и эрудицией в данном вопросе. Однако Д. Шибанов пытается одолеть избранную им тему в самостоятельно им же изобретённом «формате».

Лейтмотив своего «подхода» к поставленной задаче автор раскрывает в самых первых абзацах своей статьи. «Кроме, так сказать, мемориальных, – объявляет свой вердикт Д. Шибанов, – иных причин к существованию польского консульства в Иркутске нет и никогда не существовало» (?! – Б.Ш., Е.В.). Забегая вперёд, заметим, что всё, о чём далее пишет Д. Шибанов, упоминается им ровно настолько, насколько, в его понимании, это подтверждает его только что процитированный нами исходный надуманный и абсурдный «постулат».

Развивая свои рассуждения в соответствующем «формате», Д. Шибанов обрушивает на читателей поток, как мы полагаем, явно тенденциозных сведений. Характерной общей чертой подобных «аргументов» журналиста является то, что все они, без исключения, содержат заведомо уничижительную и негативную направленность в отношении Генконсульства РП. И поданы, как мы полагаем, в непозволительном с точки зрения норм международной этики тоне. В изложении автора работа консульства выглядит лишь как «защита интересов настоятеля католического прихода, пары католических монахинь да общественных волонтёров из не очень известных организаций». Переходя к конкретной характеристике персоналий первых лиц Генконсульства, журналист демонстрирует свою поразительную осведомлённость об их деятельности, однако лишь сугубо в одностороннем негативном направлении.

Приведём несколько примеров. Отзываясь об открытии Генконсульства РП в Иркутске как о «появлении в сибирской глубинке манящей двери в страну Шенгенского соглашения», Д. Шибанов демонстрирует свой дилетантизм в указанном вопросе, ибо в столице Восточной Сибири Польша открыла своё консульское учреждение задолго до её вступления в Европейский союз. Общеевропейский же режим Шенгенской зоны был распространён на въезжающих в эту страну российских граждан значительно позднее, около двух лет назад. Совершенной нелепостью является объяснение автора от имени «общественности» (не вполне ясно, кого именно он к ней относит. – Е.В., Б.Ш.) открытия Генконсульства РП в Иркутске как «знака покаяния российской власти за грехи дедов и прадедов» и его же рассуждение о том, что хотя «поляков в Восточной Сибири побывало немало, кто-то сгинул здесь, а большая часть благополучно отбыла положенный срок и возвратилась на родину». По мысли автора, этим и объясняется, что ныне они составляют от общего числа населения Иркутской области «менее десятой доли процента». Весьма примечательно выглядит фраза о том, что полякам «в Сибири волей-неволей пришлось забыть про шляхетский гонор (?! – Б.Ш., Е.В.) и даже послужить интересам своей новой отчизны, имена многих из них – учёных, просветителей и преподавателей – навек заняли своё место в истории Иркутской губернии». Приходится только сожалеть, что иркутскому журналисту, видимо, неведомо о многолетних обширных учебных, научных и культурных связях между РП и Иркутской областью: по крайней мере, пять высших учебных заведений, а также ряд институтов ИНЦ СО РАН участвуют в этой работе. Не говоря о Днях польской культуры в Иркутской области, которые систематически проводятся начиная с 1992 г. И эта работа, как и осуществление многих других разнообразных культурно-просветительных задач и проектов на благо сибирского региона и Республики Польша, проводится при непосредственном участии Генконсульства РП в Иркутске и «неширокого круга» местной полонии.

Хотелось бы подчеркнуть, что появление иностранных государственных представительств, в том числе и польского Генконсульства в Иркутске, отнюдь не продиктовано неким «знаком покаянного одолжения» со стороны российских властей, как пишет автор. Напротив, если подобное и может быть истолковано как некий знак, то это служит знаком признания конкретного региона страны и конкретного города, которые страна избирает для открытия своего зарубежного представительства. В регион компетенции польского консульского округа с центром в Иркутске входит не одна только Иркутская область, но также и Красноярский край, Республика Бурятия, Забайкальский край и даже с недавнего времени и Монголия. Вполне естественно, что такого рода знак служит повышению международного статуса и имиджа Иркутска, избранного центром указанного региона, косвенным признанием его определённых достижений в сфере международных отношений.

Появление польского консульского представительства в Иркутске и его деятельность уже сами по себе являются и залогом и стимулом дальнейшего развития, расширения и укрепления российско-польских отношений в Байкальском регионе. Безусловно, это накладывает на местное общество определённую моральную и конструктивную ответственность за реализацию этих отношений. Это и есть главный смысл «формата общения».

Совершенно непонятно, почему объектом нападок журналиста стало именно польское консульство. В частности, он пытается укорить Генконсульство РП недостаточным размером участия польской стороны в региональной экономике Иркутской области. Однако, во-первых, давно миновали времена экономики командно-директивной. Во-вторых, известно, что экономические функции в зарубежных дипломатических представительствах выполняют посольства, а не консульства. А посольство РП в РФ находится в Москве. Иными словами, претензии экономического характера, предъявляемые журналистом Генконсульству РП в Иркутске, выглядят безадресными. Хотя по-своему журналист правильно поднял вопрос об участии польского бизнеса в экономике региона. И думается, что планируемое строительство многофункционального Дома польского в Иркутске когда-нибудь начнётся.

Завершая анализ статьи Д. Шибанова, авторы данных строк приходят к выводу, что истинное состояние современных российско-польских отношений в нашем регионе и обрисованная журналистом в публикации ситуация вокруг них диаметрально противоречат друг другу по основной своей сути. Видимо, общение Д. Шибанова с затронутой им проблематикой происходит в каком-то ином формате, нежели у авторов данного очерка, хотя все они – жители одного региона и даже города. Перефразируя известное высказывание знаменитого российского спортивного обозревателя и общественного деятеля Н. Озерова в отношении публикации «Формат общения», так и хочется воскликнуть: «Такой формат нам не нужен!».

Мы надеемся, что в целях соблюдения демократического плюрализма и объективного здравого смысла руководство газеты «Восточно-Сибирская правда» вслед за упомянутым журналистом предоставит и нам, общественным практикам в сфере народной дипломатии и развития позитивного сибирско-польского диалога и партнёрства, возможность обнародования нашей статьи со своим взглядом по обсуждаемому вопросу.

Б.С. ШОСТАКОВИЧ, профессор Иркутского государственного университета, председатель Научной комиссии Конгресса поляков в России, Почётный работник высшего специального образования РФ, Заслуженный деятель культуры РП Е.Э. ВРЖАЩ, профессор Иркутской государственной сельскохозяйственной академии, президент польской культурной автономии «Огниво», Заслуженный деятель культуры РП

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер