издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Между достижениями и ожиданиями

В Москве прошёл международный форум по нанотехнологиям

В Москве с 6 по 8 октября состоялся второй международный российский форум по нанотехнологиям. Три дня 3000 участников из 90 городов России и 35 государств мира обсуждали, как можно обустроить нанобудущее России.

В день открытия второго международного российского форума по нанотехнологиям было ветрено. Под сводами циклопических залов «Экспоцентра» на Красной Пресне гуляли пронизывающие сквозняки. В зале для пленарных заседаний, креативно подсвеченном ультрафиолетовыми прожекторами, усаживались участники форума. Наконец в окружении охраны появился Президент.

От Дмитрия Медведева ждали вступительной речи. Получили короткое, но ёмкое программное выступление о месте России в современном мире, ощутимо корреспондирующееся с недавним трактатом «Вперёд, Россия!». Дмитрий Медведев не скрывал, что недоволен очень важной тенденцией: выводов из кризиса не сделано, страна так и не смогла уйти от сырьевой зависимости: «… пока изменений в этом плане нет, несмотря на кризис, меняться никто не хочет». В нанотехнологиях Президент видит шанс для освобождения от «экономики трубы», по его словам, нанотехнологии находятся «на границе между прорывными достижениями и грандиозными ожиданиями».

По расчётам экономистов, сегодня объём мирового рынка технологий составляет приблизительно 250 млрд. долларов, а к 2015 году он достигнет 2–3 триллионов долларов, то есть станет сопоставим с рынком энергоносителей. Перед страной, и в первую очередь, перед государственной корпорацией «Роснанотех» под руководством Анатолия Чубайса, ставится задача, чтобы к 2015 году объём продаж российской наноиндустрии составил 900 млрд. рублей, причём четвёртая часть из них должна идти на экспорт.

Вступительное слово Президент произносил, бегло поглядывая в тезисы. Говоря о том, чего не хватает России в области нанотехнологий, Дмитрий Медведев вдруг начал оппонировать собственному спичрайтеру. «Вот мне тут в тезисах написали, что «нам не хватает, прежде всего, качественного законодательства». Но это не так!» Не оспаривая необходимости совершенствовать законодательство, Президент главным ресурсом считает «не законы, а наше желание. Желание заниматься этими вопросами в самом широком смысле этого слова». Казалось, Дмитрий Медведев возражает не безымянному клерку собственной администрации, а кому-то, кто не хочет меняться, несмотря на кризис, уходить от экспорта сырья и развивать инновационные технологии. Президент спорил с собственной страной.

Завтра, которое началось вчера

Под определением «нанотехнологии» сегодня понимают исследования, осуществляемые на атомарном, молекулярном или макромолекулярном уровне в диапазоне от 1 до 100 нм, в ходе которых создаются структуры, приборы или системы, обладающие новыми свойствами и функциями благодаря их малой размерности, которые можно контролировать или видоизменять на атомарном уровне.

В наномир, то есть в мир величин, равных 10–9 метра, человечество начало заглядывать не вчера. Фундаментальная наука изучает эту среду более 50 лет, например, с 70-х годов прошлого века нанотехнологии используются при изготовлении интегральных схем для вычислительных машин. Однако лишь в 21 веке человечество вплотную подошло к глобальной технологической революции, которая окажет на цивилизацию не меньшее влияние, чем появление радиоэлектроники и компьютеров.

Есть несколько сфер, где применение нанотехнологий будет наиболее значимым. Например, медицина начнёт работать не с больным органом, как в 19 веке, и не с больной тканью и клеткой, как сегодня, а напрямую с молекулами белка и генными цепочками. Следующий шаг – это создание нанороботов, программируемых искусственных молекул, которые будут уничтожать, например, раковые клетки прямо внутри человеческого организма. Перспективное и, кстати, наиболее широко сегодня промышленно освоенное направление – это создание новых материалов. Введение в существующие материалы наноэлементов позволяет добиваться новых свойств: они становятся боле прочными и твёрдыми, упругими или гибкими, изменяют электропроводимость или приобретают возможность «запоминать» исходную структуру. Это позволяет добиться более высоких эксплуатационных качеств уже существующих механизмов и конструкций или добиться снижения их стоимости. Например, компания «Лукойл», подписавшая с «Роснанотех» договор о сотрудничестве, надеется снизить затраты на бурение скважин за счёт применения буров с напылением наночастиц на режущих кромках. Нефтяники смогут отказаться от применения дорогостоящих буров с искусственными алмазами.

Появление «умных» материалов позволит выпускать «вечную» автомобильную краску, царапины и сколы на которой будет затягиваться сами. Новые ткани не будут пачкаться, а одежду из них не нужно будет гладить. Более того, куртка из наноткани сможет сама поддерживать заданный температурный режим. Однако самые революционные изменения ожидаются в сфере энергетики и электроники. Ожидается, что скоро произойдет прорыв в сфере производства аккумуляторов и батарей, и появятся ёмкие, долгоживущие  и компактные источники питания. На форуме председатель совета директоров фирмы Nokia Йорма Оллила говорил, например, о батарее для мобильного телефона, которую нужно будет заряжать раз в год. Наконец, уже совершенно ясно, что применение нанотехнологий приведёт к изменению конструкции электронных схем. Взрывной рост производительности компьютеров откроет новые перспективы для робототехники, разработки систем искусственного интеллекта и компьютерного моделирования сложных сред и процессов.

Одними из активных разработчиков наноинноваций, начиная от применения новых метательных и взрывчатых веществ, и заканчивая автоматизацией и роботизацией систем вооружения, станут военно-промышленные комплексы. Человека с поля сражения вытеснят неошибающиеся и не знающие усталости боевые комплексы.

Совокупность изменений, связанных с применением нанотехнологий, изменит окружающий мир не меньше, чем изобретение полупроводниковых микросхем, появление радиоэлектроники и компьютера. В своё время отставание в этих областях стало предпосылкой к экономическому, а затем – и политическому краху СССР. Масштаб нового вызова, который стоит перед Россией, сопоставим с вызовом, который СССР «проспал» в прошлом веке. Страны, которые окажутся «на гребне» очередной волны научно-технического прогресса, к 2030 году будут обладать подавляющим финансовым, экономическим и военно-политическим преимуществом перед государствами-аутсайдерами.

«Это не про науку, это про бизнес…»

Государственная корпорация «Российская корпорация нанотехнологий» (РОСНАНО) основана в 2007 г. для реализации государственной политики в сфере нанотехнологий, выступая соинвестором в нанотехнологических проектах со значительным экономическим или социальным потенциалом. Роснано участвует в создании

объектов нанотехнологической инфраструктуры, таких как бизнес-инкубаторы и фонды раннего инвестирования, реализует научные и образовательные программы, а также популяризирует нанотехнологические исследования и разработки. В сентябре 2008 года генеральным директором Роснано назначен Анатолий Чубайс.

Основная задача РОСНАНО – это поддержка проектов, направленных на создание конкурентоспособной нанотехнологической продукции с высокой коммерческой эффективностью. Объём финансирования определяется индивидуально, но не может превышать 50% уставного капитала проектной компании. Корпорация может взять на себя финансирование вспомогательных направлений, таких как НИОКР, создание инфраструктуры, подготовка кадров. Однако Анатолий Чубайс, генеральный директор РОСНАНО, подчеркивает, что корпорация не осуществляет финансирование научно-технических разработок: «РОСНАНО – это не про науку, это про бизнес». Корпорация не стремится к получению прибыли, но к пятому году реализации поддерживаемый ей проект должен предполагать получение выручки не менее 250 млн. рублей и возврат вложенных средств.

Предполагается, что государственное финансирование наноидустрии будет продолжатся шесть лет, до 2015 года. «С 2016 года финансирование прекращать надо, – убежден Анатолий Чубайс, генеральный директор РОСНАНО. – Государство может раскрутить сектор, если оно действует правильно, а оно, мне кажется, действует правильно, но, категорически не должно им владеть. Мы не стремимся создать глобальный нанохолдинг, несмотря на то, что наши компании уже находятся по всей стране. Нет ни одной из них, где бы мы были контрольными акционерами, и мы ими не будем». По словам Анатолия Чубайса, РОСНАНО будет выходить из финансируемых проектов «чем раньше, тем лучше».

В тот самый день, когда Дмитрий Медведев выступал с трибуны второго  международного российского форума по нанотехнологиям, премьер-министр Путин направил его участникам приветствие на свой лад: подписал постановление Правительства о выделении до конца 2012 года РОСНАНО 130 млрд. рублей. Одновременно принято решение Правительства о поддержке выхода корпорации на финансовые рынки в размере 182 млрд. рублей. «Эти цифры беспрецедентны, – признал Анатолий Чубайс, – и мы прекрасно понимаем масштаб ответственности, который возложен на нас этими решениями».

Однако государственным финансированием дело не ограничивается. Во время работы форума РОСНАНО подписала ряд соглашений с крупными российскими банками. Подписано соглашение о сотрудничестве со Сбербанком, который обязался принять участие в капитале корпорации, а также будет участвовать в её кредитных проектах, всего в объёме 45 млрд. рублей. На форуме объявлено о намерении РОСНАНО создать совместно с группой ВТБ и лидером международного венчурного рынка DFJ семейство венчурных фондов DFJ-VTB Aurora, в которое ВТБ намерен вложить 50 млн. долларов. О готовности выступить соинвестором в одной из проектных компаний РОСНАНО – компании по производству сверхвысокопрочных пружин, производимых с применением нанотехнологий, заявил банк УРАЛСИБ, который внесёт в уставной капитал компании 112 млн. рублей.

Руководство РОСНАНО не скрывает, что заинтересовано во взаимопонимании с регионами. Пока большая часть проектов, поддержанных корпорацией, локализована в столицах, Московской и Ленинградской области, а также в неожиданно выделившихся лидерах российской наноиндустрии – Татарстане и Пермском крае. Побывавший на форме губернатор Калининградской области Георгий Боос пообещал предоставить корпорации беспрецедентную поддержку – «всё, что хотите из того, что можно дать в рамках законодательства и устава области».

Генеральный директор корпорации РОСНАНО Анатолий Чубайс так ответил на вопрос, каким критериям должен соответствовать регион, чтобы начать работу с корпорацией: «Их четыре: это состояние вузов, состояние отраслевой и фундаментальной науки, если такая есть (но для нас отраслевая более значима и более приоритетна), и наличие высокотехнологичного бизнеса. Это может быть оборонка, это может быть радиотехника, но инженерная культура самоценна, и если есть вуз, но нет никакой вообще культуры инженерной, то вряд ли регион сумеет по-настоящему прорваться». По словам Анатолия Чубайса, есть ещё один критерий: «Имею нахальство сказать, что я знаю губернаторов. Я знаю, кто может решить задачу, а кто не может. С теми, кто не может, я время тратить не буду – мне его жалко, а к тем, кто может, готов не вылезать из региона, приезжать два-три раза в год. В моём понимании, регионов, соответствующих этим критериям, штук двадцать пять точно есть». Анатолий Чубайс считает, что это очень много: «в США 50% процентов всей инновационной экономики – это два региона: Гарвард – раз, и Стэнфорд – два».

По словам руководителя партнёрской сети РОСНАНО Сергея Вахтерова, в двадцатых числах октября в Иркутск должна прибыть делегация РОСНАНО в рамках подготовки визита Анатолия Чубайса. «Сейчас мы очень активно взаимодействуем как с правительством области, так и с администрацией города по повышению количества и качества заявок», – сказал Сергей Вахтеров.

Материал подготовлен при содействии «Клуба региональной журналистики»

[/dme:i]

[width=»100%»]
Участник форума «Руснанотех 09», начальник управления по стратегическому развитию
и инновационной политике администрации г. Иркутска Евгений Семёнов:

«Мы сюда приехали рассказать о своём опыте инфраструктурной поддержки коммерциализации технологий в Иркутской области. К сожалению, по ряду объективных и субъективных причин мы не можем похвастаться внедрёнными технологиями. Мы отстаём от всех, даже от Новосибирской области, а с Татарстаном даже и мериться неудобно. Дело даже не в деньгах, а в понимании того, насколько это важно и нужно делать. У нас долгое время эти процессы вообще игнорировались. И даже то, что мы пытаемся сегодня делать в городе Иркутске, в автономном режиме, без поддержки со стороны субъекта федерации долго не протянет. Против нас, к сожалению, законодательство о полномочиях местных органов власти и скромные размеры муниципального бюджета. Например, в рамках муниципальной целевой программы мы даём деньги на реализацию инновационных проектов на принципах частно-муниципального партнёрства. Это вполне можно было бы делать на уровне субъекта федерации.С РОСНАНО мы работаем уже год – с того момента, когда корпорация стала разрабатывать свою концепцию сети наноцентров. Сейчас наша главная проблема – это крайне небольшое количество заявок для участия в программе РОСНАНО. У нас было 17 заявок, из них десять – десять! – сразу были отклонены, потому что они не соответствовали требованиям РОСНАНО. Потому что их подали как научно-исследовательские работы, а РОСНАНО сразу заявляла, что НИР не финансирует. Из тех семи, которые остались, две находятся в активной стадии проработки. Это проект по доставке лекарственных средств в клетку и проект по производству тонкоплёночных нагревательных элементов. Остальные от активной стадии далеки».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное