издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Безмолвные свидетели

  • Автор: Алёна ЗЕЛЕНОВСКАЯ, помощник судьи Октябрьского районного суда г. Иркутска

Давно не встречались двоюродные братья Михаил и Артём, это и понятно: повзрослели, семьями обзавелись, у каждого свои дела.

Собрались как-то у Артёма дома, жена стол накрыла. Другой брат, Василий, компанию не поддержал, немного подустал после ночного кутежа. Артём год назад вернулся из мест не столь отдалённых, нужно было как-то вливаться в современную жизнь, приспосабливаться. Всё-таки два года на свободе не был, как в армию сходил. Только законы на зоне не такие, как на воле. И, видимо, сложно было это объяснить уже изрядно выпившему Артёму, который всё пытался научить брата Михаила жить «по понятиям». Миша же, просто обрадованный встречей с братом и щедро по этому поводу тративший наличность на спиртное, даже и не понял сначала, что Артём разговаривает с ним на полном серьёзе, добродушно отмахивался: мол, тебе свои «понятия» на зоне надо было оставить.

Не оценил серьёзности «задушевной беседы» даже тогда, когда разозлённый упорством брата Артём напал на него с кулаками, – пришлось защищаться, но самому ударить в ответ и в мыслях не было. Артём, ослепший от ярости, схватил нож. Тогда-то и дошло до горе-собеседника, что брат вовсе и не шутит. Какие уж тут шутки: «по понятиям», если берёшь нож, то непременно нужно бить им. В общем, как ни защищался Михаил, как ни просил брата остановиться, а удара ножом не избежал. Раненый попытался спрятаться в одной из комнат, но Артёму всё было мало. В пылу вызванной алкогольными парами жажды мести – за потерянные на зоне годы, за благополучие брата – он стал избивать постепенно слабеющего Михаила: бил с остервенением по голове, по телу, сначала кулаками, потом деревянным разделочным молотком. Когда инструмент сломался, принёс металлический молоток и потребовал выдать ему коды кредитных карточек. Жена Артёма и проснувшийся от шума брат Василий в конфликт вступать не захотели.

Что было дальше, Михаил помнит плохо: потерял сознание. Помнит только холодные, равнодушные глаза Василия и жены Артёма, наблюдавшие за происходящим без сочувствия. А вошедший в раж Артём тем временем снял со своей жертвы дорогие часы, забрал кошелёк и мобильный телефон, перевёл деньги с его телефонного счёта на свой, потом попытался снять какую-то сумму с карточки. Но тут уж сама судьба вмешалась: карточку «съел» банкомат. Когда, обделав все эти дела, Артём вернулся, так сказать, к столу, его жертву уже увезла бригада «скорой помощи», которую всё-таки вызвал брат Василий, опасаясь, что после нескольких часов мучений Михаил, чего доброго, умрёт в его квартире.

Мишу, конечно, спасли, и уголовное дело было возбуждено. Но на следствии свидетели по делу в один голос утверждали, будто всё было наоборот: это Михаил набросился на Артёма, а тому пришлось защищаться. Ведь свидетели-то все – лица заинтересованные, как говорится, все свои. Застрявшая в банкомате кредитная карта да переведённые телефонные счета не очень-то помогли следствию. Как ни бился потом на суде потерпевший, да один в поле не воин. Благо, рана осталась, её никак из базы доказательств не выкинешь.

Артём В. осуждён Октябрьским районным судом г. Иркутска по всей строгости закона. Он уехал в свои, теперь уже родные, места на очередные три года, а душевные раны Михаила, видимо, будет лечить время. Но какой суд ожидает свидетелей, которые безмолвно взирали на расправу, творящуюся на их глазах, а потом пытались выгородить виновного (как же, ведь он сильнее)? Фемида с повязкой на глазах тут бессильна, суд собственной совести им, похоже, не грозит. Но есть ещё Высший суд, остаётся надежда на него.  

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное