издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Локальное потепление

На региональном рынке мороженого, который сами игроки характеризуют как «рынок без входов и выходов», происходят серьёзные перемены. Единственный оставшийся в Иркутской области массовый производитель мороженого находится в процедуре банкротства и может сменить собственника. В то же время на регион нацелился новый игрок, который обещает ещё до Нового года установить в областном центре первые киоски.

Сезон мороженого

Жители Иркутской области в день съедают в среднем 20 тонн мороженого, в год – около 7300 тонн. Это информация региональных ритейлеров. Точнее не скажет никто: статистику по продажам мороженого начали вести только с этого года, и данные Иркутскстата сообщают только о том, что за первое полугодие 2009-го мороженого и замороженных десертов в Приангарье было реализовано на 250 млн. рублей, из них на розничных рынках и ярмарках – на 20 млн. рублей.

Приангарье в основном ест мороженое брэндов «Инмарко», «Снежный городок», «Русский холод», «Нестле» и «Ангария». Местный производитель среди них только один – последний. В прошлом году бизнес шёл лучше, признаются руководители компаний – продавцов мороженого. По разным оценкам, продажи в регионе упали на 10-15%, а у некоторых компаний сократились даже на четверть. У единственного оставшегося в области массового производителя мороженого ООО «Фабрика Ангария», общая мощность которого составляет порядка 700 тонн в месяц, объёмы производства за год сократились вдвое.

Сейчас «Ангария» изготавливает по 100 тонн, тогда как в 2002-2003 годах эта цифра достигала 600 тонн. «Последний – кризисный – год покупательская способность крайне низка, – заметил исполнительный директор фабрики Юрий Федонов. – Сегодня мы полностью загружены сырьём, но работать на полную мощность не можем: столько мы не продадим. Ведь мороженое – не картошка, без него никто не умрёт». Впрочем, некоторые эксперты критически относятся к оправданиям местного игрока. «Слова про кризис – это вечные отговорки людей, которые неверно сработали, – уверен руководитель агентства регионального развития потребительского рынка и сферы услуг Сергей Лыков. – Бывают, конечно, исключения, но я могу привести примеры компаний-производителей, которые на кризис вовсе не жалуются и продолжают развивать сеть продаж, подвигая менее удачливых игроков». «На наш бизнес влияет не только кризис, но и сезон, – заметила руководитель компании «Айс-роско» Татьяна Михалёва. – Например, в прошлом году апрель и июнь были жаркими, а в этом – прохладными. Продажи из-за этого тоже упали». По словам Татьяны Михалёвой, в тёплое время года лучше продаются порционные изделия, а в холодное – весовое и «объёмное» мороженое в лотках и брикеты. Под Новый год начинают раскупать торты-мороженое.

Летние продажи делают мороженщикам половину всего их годового заработка. «Наша годовая выручка – порядка 120 млн. рублей, летняя доля в ней – почти 50%», – сообщил Федонов. Самое «жаркое» время продаж мороженого – период с начала мая по конец августа, рассказал руководитель ООО «Северные ветры» Сергей Лелюхин. Зимой объёмы реализации падают в два-три раза. Однако, по словам Федонова, застойное время для продавцов мороженого – межсезонье. «В зимние месяцы выручка не намного отстаёт от летнего времени за счёт продаж более дорогого «объёмного» мороженого, – сказал он. – Критичные месяцы – осенние и весенние, когда во время перехода от одной температуры к другой, видимо, совсем не хочется мороженого».

Цены на мороженое, несмотря ни на что, выросли на 15–20%. Продавцы во всём винят рост цен на сырьё: подорожали сахар, сухое молоко. Впрочем, Юрий Федонов утверждает, что себестоимость мороженого всё равно более чем в два раза отличается от его продажной цены. «Например, эскимо «Ангария» уходит от нас, стоя порядка семи рублей, а продаётся минимум за 15 рублей. При том, что наша накрутка равна 2–10%», – сказал он. Региональные ритейлеры ссылаются на дистрибьюторские договоры и своей прибыли не раскрывают. «Конечно, продажи ухнули у всех – на 15–18%, в прошлом году падало вообще всё, кроме хлеба, – рассуждает Сергей Лыков. – Вопрос в другом – в марже. На продовольствие накрутка равна 20%, а на мороженое при учёте дистрибьютерских, оптовых, розничных надбавок – 200%. Чувствуете разницу?».  

Изюминка производства

Как минимум 40% продаж мороженого делают изделия в вафельных стаканчиках. «Стаканчики традиционно популярны в России, – сказал директор компаний ООО «Альби-Айс» и «Торговый дом Ваш выбор» Евгений Александров. – Сортов эскимо очень много, поэтому один его вид долго не бывает на пике моды, а мороженое в стаканчиках остаётся востребованным всегда». Ритейлеры заметили, что кризис укрепил позиции вафельных стаканчиков ещё больше. С ноября-декабря прошлого года структура продаж начала меняться и в их объёме стала увеличиваться доля продукции низового ценового сегмента, к которой в первую очередь относятся стаканчики, сообщил Сергей Лелюхин. По словам продавцов, наиболее ликвидная продукция – мороженое за 10, максимум 20 рублей. Дорогими считаются изделия от 40 рублей.

[/dme:i]

Писк сезона сейчас – мороженое в вафельных стаканчиках с изюмом, утверждает Юрий Федонов. В середине октября на «Ангарии» произошёл запуск этой линии производства. «Это – последняя заявка торговли, – сообщил Федонов. – Мы эту линию ввели по просьбам продавцов, хотя уже лет десять не делали такого мороженого». Ещё одна тенденция – увеличение популярности изделий с усилителями вкуса. «Мы долгое время были противниками усилителя, но сегодня этого требует рынок, в особенности наши главные покупатели – дети», – отметил Федонов.

По словам Сергея Лелюхина, сейчас стали активнее продаваться стаканчики в шоколаде и объёмное мороженое, Татьяна Михалёва отметила увеличение продаж недорогого эскимо и мороженого в рожках. «Неожиданно «пошли» и самые дорогие изделия из нашего ассортимента – шоколадки-мороженое. Мы наконец «приучили» к ним покупателя», – сказала она.

По словам продавцов, общероссийский тренд, который подхватили региональные покупатели мороженого, – внимание к внешнему виду изделия и упаковке. «Народ стал более требователен к качеству упаковки, – констатировал Евгений Александров. – Сейчас даже вафельные стаканчики только запакованные идут. Те, кто «шлёпали» мороженое, не пакуя, могут продать его разве что в деревнях».

Региональный, как и российский, рынок мороженого довольно консервативен, признаются продавцы. «Например, в мире сейчас популярно мороженое с экзотичными вкусами – сёмги, сыра, – а в России такие изделия не нравятся широкому потребителю, – рассуждает Юрий Федонов. – В нашей стране вообще любительские сорта не «выстреливают». Поэтому, хотя задумок много, революцию мы вряд ли возьмёмся делать».

Менеджеры «Ангарии» с опаской относятся к новинкам ещё и потому, что уже пытались экспериментировать. «В Монголии, куда уходит порядка 40% нашей продукции, её реализаторы попросили полить сливочно-клубничное мороженое клубничной же глазурью. Мы сделали это, даже повторили на упаковке монгольские национальные рисунки, и назвали мороженое «Зэтгэнэ» – в переводе «ягодка» или «клубничка». Однако этот сорт совершенно «не пошёл», еле его распродали», – рассказал Юрий Федонов. «Не пошло» ангарское мороженое и в Китай, а после «китайская партия» очень долго реализовывалась на иркутских прилавках: люди видели иероглифы на упаковке, которые, видимо, ассоциировались у них с некачественным товаром, и отказывались брать такую продукцию.

«Ангария» на продажу

По оценкам Юрия Федонова, продукция «Ангарии» составляет не более 40% местного рынка мороженого. Фабрика мороженого Иркутского хладокомбината, просуществовав 50 лет, закрылась в прошлом году после того, как у неё появились сложности с возвратом кредитов.

Теперь такие же проблемы возникли и на «Ангарии». Комбинат признан банкротом. На фабрике до 14 июля следующего года введено внешнее управление. Предприятие не смогло рассчитаться по займам, набранным на покупку нового оборудования под залог всего имущества, и инициировало банкротство. Общую сумму долга арбитражный управляющий «Ангарии» Дмитрий Мурашов не называет. Основными кредиторами предприятия являются банки. У «Ангарии» есть также долги по налогам, в том числе Ангарскому муниципальному образованию, поставщикам, один из них – конкурент, компания «Инмарко».

Собственники «Ангарии» (группа физических лиц – жителей Иркутской области) согласились попробовать продать свой бизнес. Но не факт, что внешнему управляющему удастся это сделать, по крайней мере в ближайшее время. Конъюнктура плохая. По оценкам Мурашова, этот бизнес стоит более чем 300 млн. рублей: учитывая стоимость брэнда, розницы, купленное оборудование, которое ещё не всё используется (на фабрике заменено всё, кроме одной линии производства, и закуплено свыше тысячи холодильников для хранения мороженого), территорию распространения (Иркутская область, Бурятия, Якутия, Монголия, Хабаровский и Красноярский края) и более 50 наименований продукции. Сейчас за реальную цену предприятие никто не купит, считает он.

Между тем Сергей Лыков оценивает перспективы «Ангарии» менее оптимистично. «Я не очень верю в то, что «Ангария» будет реализована одним комплексом. Мне кажется, это просто невероятно, – заявил он «Конкуренту». – Другим компаниям выгодно купить фабрику не как бизнес, а как рухлядь. Я не видел, чтобы внешнее управление заканчивалось положительно для предприятия. Впрочем, конечно, бывают исключения. По крайней мере, с помощью этой процедуры удастся сохранить имущественный комплекс, чтобы в случае чего рассчитаться с кредиторами».

Пингвины на рынке

«Конкурент» поинтересовался у компаний «Инмарко», «Русский холод», «Нестле» и «Снежный городок» о возможности приобретения бизнеса «Ангарии», однако нигде не получил положительного ответа. Некоторые региональные ритейлеры вообще уже начинают списывать местного производителя со счетов, полагая, что фабрика «находится в финансовом коллапсе и с каждым годом всё больше подвигается под напором конкурентов». Продавцы мороженого в Иркутской области не ожидают каких-либо изменений на рынке, считая, что конкуренция здесь и так очень жёсткая (ритейлеры насчитывают шесть-восемь игроков), и бизнес слишком сложно организуемый, чтобы начинать им заниматься сейчас. «Фирмы «с улицы» в этот бизнес не зайдут: для его организации нужно иметь площади под склад, приобрести оборудование для хранения товара, – перечислил Сергей Лелюхин. – Новые компании на рынке не появлялись с конца 90-х годов». «Мы существуем с 1997 года, уже много лет на рынке без входов и выходов», – подтвердила Татьяна Михалёва.

Между тем на область нацелился томский игрок «33 пингвина», представляющий сегмент рынка мороженого класса «премиум». Пока его продукция появилась только в одном из кафе Иркутска. Сейчас компания активно ищет партнёров, с которыми будет работать на основе франшизы. Речь может идти о 30 точках. Генеральный директор ООО «Эста» (компания-правообладатель) Елена Рыбина обещает открыть первые точки в городе до новогодних праздников. «Мы зашли на рынок, однако пока не могу сказать, что мне нравится то, как это было сделано», – сообщила она.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер