издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Эксперименты на животных

  • Автор: Валерия ТОПОРКОВА

Медведь, живой волк, леопард во дворе, а то и прямо в квартире – желание иметь кусочек дикой природы, экзотичного питомца у себя дома достаточно распространено среди иркутян, констатируют специалисты-зоологи. Одни держат хищников, рептилий забавы ради, другие пытаются зарабатывать на своих подопечных. И то и другое может для животного плохо кончиться. Недавно Иркутский фонд защиты животных и сотрудники питомника «К-9» разработали предложения для регионального закона о содержании домашних и экзотических питомцев и, в частности, о защите от жестокого обращения. В плане законопроектных работ регионального парламента закон о защите животных не значится. Юристы опасаются, что без принятия нормативного акта на федеральном уровне вряд ли возможно появление областного.

– Несмотря на то что питомник называется собачьим, к нам приносят разных животных: медвежат, лосят, волчат, лисят, косуль, – рассказывает директор питомника «К-9» Вячеслав Славин. – Лесные пожары, заблудившиеся, потерявшиеся зверята, у которых погибла мать, случайно попавшие в населённый пункт, – вот так дикие животные попадают к обычным людям. Помимо этого зверей приобретают на распродажах, в  передвижных зоопарках.

Диких животных даже специально отлавливают – к примеру, был случай нелегального отлова и содержания медвежонка, которого милиционеры изъяли у частного лица в микрорайоне Синюшина гора. Зверь находился на балконе городской квартиры. Даже неспециалисту ясно, что подобные эксперименты опасны, прежде всего для человека. А выросшего в таких условиях медвежонка невероятно сложно адаптировать к естественной среде обитания: он не может обеспечить себя пропитанием и защититься от опасности, у него мало шансов выжить, поскольку медведи часто уничтожают чужих детёнышей.

Но в Иркутске можно сформировать небольшой зоопарк, не прибегая к специальному отлову. Так создавали ZOO-галерею иркутяне Вадим и Людмила Ивушкины. «Мы точно никого специально не отлавливаем, – говорит председатель детской организации «Дриада» Светлана Добрынина. – Покупаем зверей в других зоопарках. Принимаем в приют цирковых животных, которые из-за «профнепригодности» не могут выступать. Но большая часть поступает как «подранки», то есть с врождёнными дефектами, или брошенные и раненые. Мы их выхаживаем и ставим на ноги». Здесь, например, обитает ворона, которая попала в приют с отрубленной ногой и обожжёнными перьями. Говорят, ей на острове Юность отрубили ногу, о чём свидетельствовал ровный срез, чем-то облили и подожгли. На воле птица теперь жить не сможет. Когда-то лисёнка Яшку подобрали люди, некоторое время держали дома на забаву детворе, а наигравшись, решили пустить на воротник. Но Ивушкины его спасли, взяв в зоогалерею. У косули Кристины своя история: её нашли застрявшей в заборе строящегося храма в посёлке Молодёжный, отчего она и получила такую кличку. Возможно, Кристина принадлежала частному лицу, потому что она совсем ручная. Обычно косули пугаются неволи: бьются, пытаясь разрушить клетку.

Иркутяне пытаются держать в домашних условиях даже хищников. В зоогалерее выходили маленького умирающего львёнка, выросшего до взрослого льва. Он живёт у Ивушкиных три с половиной года. Львёнок из-за неправильного питания заболел рахитом тяжёлой формы. Хозяин принёс его в зоогалерею, чтобы специалисты поправили ему здоровье, но так и не забрал. Был случай, когда иркутянка держала семимесячного леопарда с крупной собакой в домашних условиях. «Потом продала его в частный цирк, но он отказался там работать и не поддавался дрессировке, – рассказала Светлана Добрынина. – Теперь леопард живёт в зоогалерее, ведь жалко его: качественный, относится к редкому виду, занесённому в Красную книгу, таких в природе всего 24–28».

Лошади и верблюды в городе – тоже экзотика. Хотя приобрести их в нашем регионе можно без труда и вполне легально. Под Иркутском есть специальная ферма по разведению лошадей и пони, в Улан-Удэ – этнографический центр под открытым небом, где выращивают верблюдов. Однако защитники животных обращают внимание на то, как их эксплуатируют. Одна из иркутянок в разговоре с корреспондентом «Конкурента» заметила, что уличные фотографы, владея лошадьми, пони, верблюдами, получают прибыль посредством фотосъёмки и проката на площади около Торгового комплекса и цирка. При этом, на её взгляд, владельцы животных относятся к ним крайне негуманно: как-то в течение дня она наблюдала за ними, но ей так и не довелось увидеть, чтобы копытных кормили или поили.

По словам ветеринара Ирины Орловой, уличные фотографы обязательно должны получать ветеринарное разрешение, документы на животных, сделать им специальные прививки. «В противном случае нет никаких гарантий, что звери не являются переносчиками какой-либо инфекции. К животным люди подходят и дотрагиваются, детей на них катают, – отметила она. – Владельцы уже получали нарекания за то, что звери голодные, стоят в жару, холод и любую непогоду». Но для хозяев главное – получить прибыль, а товарный вид их питомцы и так вроде как имеют, раз спрос есть. «Если ветеринарная служба не запрещает такую эксплуатацию животных, то почему бы и нет? – говорит президент зооветеринарной компании ООО «БайкалВет» Александр Солдатов. – Кони, верблюд, пони – частная собственность, и владельцы вольны распоряжаться ими по своему усмотрению. Тем более, если животные привыкли круглый год находиться на улице».

Наказать виновных за негуманное отношение к животным не так просто. «К сожалению, в отношении защиты животных, кроме статьи 245 Уголовного кодекса РФ, в настоящее время ничего нет, – поясняет президент Иркутского фонда защиты животных Виктория Косинская. – Но комментарий к нему так сформулирован, что обойти закон можно достаточно легко». Статья предусматривает наказание для граждан за гибель или увечье животного из хулиганских или корыстных побуждений, либо с применением садистских методов, либо в присутствии малолетних. К примеру, если зверь лишён естественной среды обитания и должного ухода в передвижном зоопарке, но при этом у него нет физических дефектов, владельцу ничего не грозит. Жестокость по отношению к животным, когда их выбрасывают на улицу, тоже остаётся безнаказанной.

В России нет закона о защите животных от жестокого обращения. Ещё в 1998 году документ был разработан, но после этого трижды – в 2000, 2004 и 2008 годах – снимался с рассмотрения Госдумы, рассказала Косинская. Проект ФЗ «О защите животных от жестокого обращения» относит к жестокому обращению действия, повлёкшие гибель или страдания, которые касаются в том числе лишения животного мест естественного обитания, чрезмерных физиологических нагрузок. Содержание диких животных в неволе допускается, если созданы условия, соответствующие их биологическим особенностям, и при получении специального разрешения. При этом запрещено их держать в жилых помещениях, детских учреждениях, на временных выставках, в передвижных зоопарках и цирках. Исключение делается только в случаях временного содержания спасённого пострадавшего животного, а также для владельцев мелких диких животных, которым можно обеспечить необходимые условия обитания, постоянный уход.

Недавно Иркутский фонд защиты животных и сотрудники питомника «К-9» разработали предложения для регионального закона о содержании домашних и экзотических питомцев и, в частности, о защите от жестокого обращения. Их предполагается направить на рассмотрение в Законодательное Собрание Иркутской области, службу ветеринарии региона. Согласно предложениям, законодательно должно быть закреплено право животного на жизнь, свободу, защиту от страданий. По словам Виктории Косинской, инициаторы обращения в Заксобрание предлагают запретить обращаться с животным как с исключительно частной собственностью, использовать как средство получения коммерческой выгоды, в сфере развлечений и отдыха. Также предлагается ввести крупные штрафы для нерадивых владельцев, которые выбрасывают своих надоевших питомцев, и даже обязать проводить регистрацию домашних животных.

В плане законопроектных работ регионального парламента закон о защите животных не значится. Юристы опасаются, что без принятия такого нормативного акта на федеральном уровне вряд ли возможно появление регионального. «Этим документом мы должны будем ограничить права граждан – владельцев этих животных, а вопросы ограничения прав граждан – прерогатива федерального законодателя», – отметила одна из наших собеседниц.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector