издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Терпение и труд

... остаются работникам Иркутской области, пока суд и судебные приставы заставляют предприятия заплатить

Более десяти тысяч исполнительных производств о взыскании задолженности по зарплате на сумму 346 млн. рублей – такова статистика Управления Федеральной службы судебных приставов (УФССП) по Иркутской области за 10 месяцев 2009 года. За это время количество жителей региона, которые потребовали выплатить их заработок, увеличилось почти вдвое: 10038 производств в этом году против 5914 в прошлом. Но, даже пройдя суд и службу судебных приставов, обманутые сотрудники далеко не всегда могут рассчитывать на возврат долга. Не видя механизмов борьбы с работодателем, они прощаются с зарплатой. До прокуратуры дошёл пока только один из них.

«Стройка» века

Галина Маторкина оказалась в числе специалистов, уволенных в первую волну кризиса. Отрасль была подходящая: Галина работала инженером-сметчиком в скандально известном ООО «Стройка». Компания не достроила девятиэтажку на улице Павла Красильникова в Ново-Ленино, параллельно продав одни и те же квартиры сразу нескольким жильцам. Так застройщик провернул крупнейшую в Иркутске аферу и обманул несколько десятков дольщиков. В мае «Стройка» самостоятельно начала процесс банкротства, но возвращать деньги ни клиентам, ни сотрудникам, разумеется, не стала.

Инженеру-сметчику застройщик задолжал с октября 2008 года зарплату в размере 152 тыс. рублей. Всего по делу «Стройки» в работе находятся 24 производства на сумму почти 9 млн. рублей. Имущество компании было арестовано, вскоре состоятся конкурсные торги по его реализации. Пока же суд и Ленинский отдел судебных приставов Иркутска не вернули Галине Маторкиной заработанное. Со «Стройки» просто нечего взять: директор компании, а в прошлом заместитель мэра Бодайбо Александр Аракчеев почти полгода назад попал в СИЗО по подозрению в растрате 20 млн. рублей, переданных  дольщиками. Требования Галины Маторкиной, несмотря на её ходатайства в Арбитражный суд Иркутской области, не были включены в реестр должников банкротящейся компании, а дело, по выражению бывшей сотрудницы «Стройки», так и «подвисло».

Двойной форсаж

Процент должников, с которых пока не удалось взыскать зарплаты, с начала года уменьшился, утверждают в УФССП. Однако доля неоконченных исполнительных производств остаётся существенной – 20,6%. В их числе оказалось и дело инженера-сметчика Галины Маторкиной, чья зарплата остаётся у «Стройки». В целом людей, которым работодатели сочли возможным не выплачивать заработок, в этом году стало больше почти вдвое. С января по ноябрь 2009 года  у судебных приставов находилось 10038 исполнительных производств о взыскании задолженности по зарплате. Для сравнения: за аналогичный период прошлого года на исполнении было 5914 производств. Взыскиваемая сумма тоже увеличилась почти вдвое: 346 млн. в этом году  против 181 млн. рублей в прошлом. «С начала этого года в УФССП исполнительные производства по зарплате поставлены на особый контроль, поскольку очевидно, что во время кризиса платёжеспособных предприятий стало значительно меньше», – отметили в службе. В результате в этом году за десять месяцев с работодателей удалось взыскать 146 млн. рублей.

Число недовольных сроками получения заработка действительно растёт, подтвердили в государственной инспекции труда Иркутской области. 75% обратившихся туда жителей региона интересовались именно вопросами зарплаты. В этом направлении инспекторы провели за девять месяцев 2009 года 1651 проверку вместо прошлогодних 1200. В результате 22234 работникам предприятия выплатили 411,4 млн. рублей.  Для сравнения: в прошлом году за три квартала 7985 жителей региона получили задержанную зарплату на сумму 324,6 млн. рублей. Впрочем, до письменных заявлений в инспекцию труда доходит только пятая часть обратившихся. Остальные несколько тысяч людей обходятся устными консультациями с инспекторами.

«Самолёт б/у в счёт погашения»

Вернуть сотрудникам предприятий заработанное не так-то просто, признают эксперты. Работодатели уходят от долгов. С начала года – 29 фактов административных нарушений. В основном должники ограничиваются непредставлением информации (22 факта), хотя есть и воспрепятствование деятельности пристава и неповиновение должностному лицу (6 фактов). Кроме того, в отчёте службы судебных приставов с формулировкой «невозможность установить местонахождение имущества должника» проходят 44 постановления о розыске. Общая сумма, подлежащая взысканию с таких предприятий, равна 14,1 млн. рублей. Тем, кто не успел перевести имущество на другие организации, приходится расплачиваться весьма оригинальным образом. «В сентябре в Усть-Илимске судебными приставами за долги по зарплате организации РОСТО ДОСААФ арестован и передан на реализацию в счёт погашения самолёт б/у», – говорится в отчёте службы. Всего, чтобы рассчитаться с сотрудниками, у работодателей арестовали и передали на реализацию имущества стоимостью более 19 млн. рублей, но в общем объёме просроченной задолженности по зарплате эта цифра выглядит не такой уж существенной.

Отказываются платить в основном официально состоятельные предприятия, свидетельствуют данные инспекции труда Иркутской области. Из 44 предприятий-должников на начало октября в процедуру банкротства вступили только восемь организаций. Ещё на шести предприятиях производство просто остановлено. Общая сумма задолженности этих структур перед 1532 работниками составляет 40,2 млн. рублей. По информации УФССП, задолженность обанкротившихся или ликвидированных компаний ничтожно мала: всего 745 исполнительных производств (9,4%) на сумму 41,5 млн. рублей. И значит, большинство должников формально могут погасить невыплаты.

Злостные неплательщики

На особом контроле у инспекции труда и Управления Федеральной службы судебных приставов крупные «проблемные предприятия». Каждые десять дней инспекторы ведут мониторинг состояния дел, связанных с выплатой заработка на ОАО «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат», ООО «ММЗ» в Черемховском районе, ООО СХПК «Падунский» в Братском  районе, ООО «Восточно-Сибирский завод ЖБК» в Шелеховском районе и ОАО ПО «Усольмаш». В отношении предприятий «принимаются надлежащие меры инспекторского реагирования». Какие конкретно, «Конкуренту» не пояснили. Однако, как стало ясно, меры зачастую специфические.

Так, в начале октября представителя ООО «Усольмаш», которое не заплатило своим работникам почти три миллиона рублей, отдел судебных приставов вместе с рабочей группой мэрии Усолья-Сибирского пригласили «на заслушивание». После беседы с властями сумма была погашена в полном объёме. Как признают эксперты, в ситуации, когда все инстанции пройдены, а долг остался, не исключено и политическое воздействие. В этом помогают специальная межведомственная рабочая группа при прокуратуре Иркутска, городской координационный совет по соблюдению законодательства РФ о труде и контролю за выплатой зарплаты, а также областная межведомственная комиссия по обеспечению прав граждан на вознаграждение за труд при правительстве Иркутской области. За длинными названиями инстанций, как утверждают собеседники «Конкурента», скрывается  более-менее действенный способ вернуть деньги хотя бы у крупных предприятий.

В противном случае предприятия и деньги не отдадут, и руководителей лишатся. Так, например, в суде от должности на год был отстранён директор Нукутского филиала  ОГУП «Окравтодор», который в течение длительного срока нарушал срок выдачи зарплаты. Кроме того, в суд на дисквалификацию были направлены материалы в отношении директора ООО «ЗБСМ-131» в Казачинско-Ленском районе и директора ЗАО «Юникс» в Нижнеудинском  районе. Просто оштрафованных работодателей оказалось значительно больше – 504 виновных должностных лица, которым пришлось выплатить почти 2,5 млн. рублей. Это больше, чем в прошлом году, на 40 человек и на 200 тыс. рублей, хотя, в сущности, средний штраф остался незначительным и составил всего чуть меньше 5 тыс. рублей.

«Ничего страшнее тюрьмы ещё не придумали»

Несмотря на работу приставов и инспекции, жители региона примерно в трёх из ста случаев остаются один на один с предприятием-должником.    231 исполнительное производство (2,9% от всех исполнительных производств по взысканию заработной платы за 10 месяцев текущего года) окончено с невозможностью исполнения. Но, в отличие от тех же банков, обычные работники не спешат к коллекторам. «Что толку обращаться к коллекторам? По-моему, различие между ними и приставами одно – агентствам надо платить, – сетует Галина Маторкина. –  В одной конторе мне сказали, что берут за услуги 30% от долга. А если вернуть не удастся, получается, за работу коллектора всё равно придётся отдавать свои деньги, которых у меня сейчас нет». Коллекторы, как правило, запрашивают от 10 до 50% от суммы долга, уточнил финансовый директор юридической компании «Веритас» Алексей Ткач.

По словам заместителя руководителя ООО «Первое коллекторское бюро» Игоря Ситникова, сотрудники предприятий в кризис не стали искать помощи у частных юристов. «В нашей практике подобных случаев не было», – отметил он. Такие обращения единичны, и те приходятся на топ-менеджеров, чьи зарплаты колеблются от 300 до 400 тыс. рублей: за несколько месяцев успевает накопиться приличная сумма, над взиманием которой потом работают агентства. «Для большинства простых сотрудников предприятий услуги коллекторов окажутся неэффективными. Их зарплата – лишь часть большого долга, по которому уже, скорее всего, поработали суды и правоохранительные органы», – уверен Ткач. Методы  коллекторов в большинстве таких ситуаций бесполезны: они могут либо «позвонить и напомнить», либо «приехать с двумя внушительного вида дядьками и культурно всё объяснить», либо начать судиться и впоследствии обеспечить сопровождение приставов. Но всё это не гарантирует возврата долга и хотя бы морального удовлетворения обманутых сотрудников, признают эксперты. «Ничего страшнее тюрьмы для должников  ещё не придумано. Так что, по-моему, лучше попытаться возбудить уголовное дело в отношении недобросовестного работодателя, нежели идти к коллекторам», – резюмировал Алексей Ткач.

Между тем на десять тысяч исполнительных производств по взысканию зарплаты по одному удалось выявить признаки злостности. В конце сентября этого года в Иркутской области впервые возбудили уголовное дело в отношении руководителя усть-илимского лесообрабатывающего предприятия ООО «Канитма», которое задолжало своему работнику при сокращении 64 тыс. рублей. Устав ждать положенной зарплаты, житель Усть-Илимска обратился в суд, который полностью удовлетворил его исковые требования. После этого судебные приставы дважды оштрафовали работодателя в общей сложности на 20 тыс. рублей, но это не подействовало. В итоге в конце сентября в Усть-Илимске был создан прецедент: дознаватель службы судебных приставов Усть-Илимска в отношении главы «Канитмы» возбудил уголовное дело по статье 315 УК РФ за неисполнение судебного решения. Следствие готовит материалы для передачи в суд, и в случае признания вины менеджера предприятия ему грозит как минимум штраф до 200 тыс. рублей, а как максимум – тюремное заключение на срок до двух лет.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector