издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Легенда о декабристе-энергетике

В 1986 году в прессе появилась информация о «сенсации» – журналист «Советской России» сообщал, что случайно найдены документы декабриста Петра Муханова, который «долгие годы вёл наблюдения за Ангарой» и создал «чертёж плотины, которая бы заставила реку служить людям». Эта история более 30 лет кочевала из газет в журналы, из журналов – в книги. Детально изучать её стали только в октябре этого года, по инициативе компании «Иркутскэнерго», предложившей создать выставку о жизни и исследованиях ссыльного декабриста, который в течение десяти лет вёл систематические наблюдения за изменением гидрорежима Ангары.

27 января 1833 года в село Братский острог в сопровождении казака прибыл штабс-капитан лейб-гвардии Измайловского полка член «Союза благоденствия» Пётр Александрович Муханов – декабрист и государственный преступник. После восьми лет каторги государственным постановлением он был направлен на поселение в северный посёлок.

Братский острог начала 19 века – это крупное село в несколько десятков деревянных домов с населением около 800 жителей. В первые дни пребывание там наводило на Муханова тоску. «Все девять тюрем, в которых я жил, были лучше этого поселения, – пишет он своей матери. – Деревня маленькая, на берегу Ангары, вокруг дремучий лес, непроходимый, не видно ни пашни, ни луга, пустыня дикая, ненаселённая. Место сырое, отвратительное. И генерал-губернатор сказал мне, что я поселён в самое худшее место, сказал совершенную правду, ибо хуже братского места я не видал, несмотря на то что проехал Россию по обоим её диаметрам».

В этом «отвратительном месте» Муханов получил надел в 15 десятин земли. Земледелие в северном районе было развито слабо, хлеб вызревал плохо, и ссыльный декабрист порой еле сводил концы с концами. Село он называл «могилой, окружённой соснами», однако духом не пал и через несколько лет даже вырастил из посланных ему семян помидоры и арбузы – впервые в Братске.

Часть «братского» времени Муханов отдавал литературным занятиям – до ареста он был журналистом, переводчиком и драматургом, занимался исследованием творчества Ломоносова. Муханов довольно много путешествовал и в конце концов привязался и к этому селу с его непроходимыми лесами, порожистой рекой Ангарой, которую много описывал в письмах к близким. Особое внимание в описании декабрист уделял рассуждениям о том, что хорошо бы было построить обводной канал на реке, чтобы обходить её пороги.

С одной стороны, этот факт послужил основой для утверждения его авторства по созданию «чертежа плотины, которая бы заставила реку служить», с годами он приобрёл характер исторического мифа. С другой стороны, необходимо учитывать, что Пётр Муханов закончил одну из лучших топографических школ Европы, был профессиональным топографом и изучал гидрографию. Но в любом случае первоначально факт стал причиной просуществовавшей более тридцати лет исторической сенсации.

Сенсацией стали документы, случайно найденные в архиве Муханова, когда проектировалась ГЭС. Оказывается, он долгие годы вёл наблюдения за Ангарой, результатом наблюдения стал чертёж плотины. Новость была подхвачена другими корреспондентами, и в итоге один из них пришёл к выводу, что «формулы и математические выкладки Муханова по строительству плотины у Падунских порогов оказались близкими расчётам гидротехников, на основе которых возведена плотина Братской ГЭС». Представление о том, что Муханов «чёрной китайской тушью» создал чертёж Братской ГЭС, поддерживалось различными периодическими изданиями.  

По инициативе компании ОАО «Иркутскэнерго» изучением этого факта занялись сотрудники Иркутского музея декабристов. Отмечая свой 55-летний юбилей, компания считает нужным изучить вклад декабриста в оценку гидропотенциала реки Ангары и отдать дань уважения ссыльному исследователю.

«Естественно, нас тоже заинтересовали данные о том, что Муханов был среди первых исследователей Ангары, – рассказала заместитель директора музея декабристов Ольга Акулич. – Пробираясь в глубь вопроса, я дошла до 1955 года. Тогда  писатель Георгий Марков написал о том, что Муханов мечтал об усовершенствовании правил судоходства». Ольга Акулич листает одну из книг, разложенных перед ней на рабочем столе, и зачитывает кусочек из письма ссыльного дворянина, адресованного сестре его невесты, Екатерине Шаховской – жене декабриста Александра Муравьёва. «Я выехал рано по утру в лодке, прибыл обратно к обеду верхом, поездка мне весьма понравилась, – пишет ей Муханов. – Место дикое, подобно Кавказу, пороги опасные для самого плавания. На одном и мы просидели два часа. А можно было избавиться небольшим обводным каналом. От этого 30-вёрстного перехода почти зависит всё сибирское судоходство». Исследовательница открывает примечания автора, где тот пишет: «Муханов более чем на век предугадал устройство будущей плотины Братской ГЭС», ссылаясь на другого писателя, Владимира Герасимова, и его книгу «Муханов – декабрист в Братском остроге», в которой тот утверждает, что ссыльный вёл наблюдение за Ангарой и делал графики перепадов уровня реки. Признанный исследователь декабристов, составитель тома «Муханов. Сочинения. Письма» Геннадий Чагин уже на основе книги Герасимова писал о том, что Муханов «разрабатывал проект проведения обводного канала» и «даже составлял чертежи плотины», причём «его геометрические обмерки совпали впоследствии с расчётами инженеров при строительстве Братской ГЭС». Иркутский краевед Гаскин позже добавил к этой истории, что Муханов нарисовал «плотину с мельницами на толстой бумаге чёрной китайской тушью».

В своих изысканиях Акулич даже обратилась с письмом к академику Чагину, чтобы узнать первоисточник этих данных. Однако в результате вновь пришла к статье, благодаря которой, вероятно, и родилась эта история. «К большому сожалению, я не знаю, где находится документ Муханова по строительству ГЭС, – написал Чагин в ответе. – Я ссылался на заметку в «Советской России», имея какие-то намёки на строительство канала на месте будущей Братской ГЭС (о которой Муханов тогда и не мечтал!) и что-то о плотине».

«Пока, к сожалению, информация о причастности Муханова к проектировке ГЭС не подтвердилась, – признала Ольга Акулич. – Однако инициатива энергетиков позволила нашим специалистам поработать в государственных столичных архивах, собрать воедино большой объём исторических материалов и заняться созданием выставки «Декабрист Пётр Муханов и Братск», спонсором которой стало «Иркутскэнерго». Ведь, даже не приписывая Муханову проектировку плотины, нельзя не согласиться с тем, что он провёл существенные исследования Ангары и для Братска середины 19 века стал очень знаковой фигурой».

Ковёр декабриста

Выставка «Декабрист Пётр Муханов и Братск» в доме Волконских открылась 17 декабря и будет работать в течение полугода. Один из уникальных мемориальных экспонатов, которые можно будет увидеть там, – афганский ковёр начала 19 века. «Существует предание о том, что, находясь в Братске, Пётр Муханов принимал участие в подготовке к строительству новой церкви, потому что старый храм в селе обветшал. Он даже попросил своих родственников выслать чертежи для строительства, однако когда бумаги были присланы, декабрист получил назначение о переезде в Усть-Куду. И уезжая из Братска, он подарил строящейся церкви этот ковёр», – рассказала Ольга Акулич.

Десять лет назад в фонд музея поступило также несколько мемориальных вещей, чьей историей специалисты серьёзно занялись в преддверии выставки. Например, два парных перстня – мужской и женский, которые принадлежали роду Мухановых. На печатках выгравированы имена пары и герб мухановского рода.

Историю декабриста продолжают изучать до сих пор. «Наши специалисты «лопатят» документы, просматривают публикации, – сказала Акулич. – И мы не оставляем мысли, что новая информация будет найдена и это станет ещё одним шажком в изучении богатейшего наследия декабристов и истории Сибири».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер