издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ленина, бывшая Амурская. Амурская, бывшая Ленина

В конце января прошло общественное обсуждение проекта 130 квартала, называемого также Иркутской исторической слободой. На обсуждении меня поразила одна маленькая деталь. Местные активисты-общественники буквально категорически требовали, чтобы в резолюцию внесли отдельный пункт: в течение нескольких ближайших лет после строительства слободы обязать местные власти вернуть исторические названия нескольким прилегающим к ней улицам. При чём здесь, собственно, слобода? Да вовсе ни при чём! Просто в рядах некоторой части местной общественности возвращение исторических названий улицам Иркутска становится тем самым Карфагеном, который требовал разрушить на каждом заседании римского сената некто Катон.

Сразу вынужден оговориться: я не патриот Иркутска, я, наоборот, просто люблю этот город. Местечковый патриотизм – штука навязчивая и агрессивная. Он требует наглядных проявлений, зрелищных демаршей, публичных акций. Местечковый патриотизм – это борьба. Иначе патриотов просто не будет видно, а они этого не переносят. Любая борьба требует если не врага, то хотя бы идефикс. Такой идеей и стало возвращение улицам их прежних имён.

Говоря абстрактно, идея-то хорошая! Если и есть какие-то претензии к современным  названиям улиц нашего города, так это то, что они невыносимо скучные – по статистике, большая половина названий происходит от фамилий революционных деятелей, а меньшая – от фамилий классиков русской и советской литературы. Самый оригинальный – посёлок Искра за микрорайоном Зелёный, там всего три улицы, зато какие! Бурятская, Бабрская и Мирная. По одним названиям можно написать сюжет об освоении Сибири.

Почему улицы нужно переименовывать? Вопрос кажется глупым, а ответ очевидным – но только на первый взгляд. Ответ может быть практическим или концептуальным. И для местечковых патриотов очевиден как раз концептуальный ответ: вернув улицам их исторические имена, мы откажемся от своего недавнего проклятого тоталитарного прошлого, обретём исторические корни, сделаем улицы из типовых  отличительными от других городов по названиям. Улица Ленина есть в каждом городе России, а есть ли где-нибудь улица Амурская? Есть? А Нижняя или Верхняя Амурская? Точно нет! Офигительный повод для гордости!

В самом деле, признайтесь себе, что идти по улице и испытывать чувство  гордости за её название – это признак шизофрении (что с греческого переводится как «расщеплённое сознание»). Я живу на улице Лермонтова, Михал Юрича очень уважаю со школы, но названием улицы не просто не горжусь – я его вспоминаю только заполняя почтовые квитанции. Более того, на вопрос «Где живёшь?» я отвечаю: «В Академгородке». По логике местечковых патриотов, классик русской поэзии должен при этом переворачиваться в гробу.

Есть такое понятие, как номинатив. Название. Обозначение. И название улицы – это просто номинатив, при котором у слова теряется изначальное лексическое значение. Более того, в истории известны случаи, когда значение вообще меняется. Скажите любому битломану, что «дакота» – это не название дома, у подъезда которого убили Джона Леннона, а индейское племя, он, пожалуй, драться полезет.

То же самое происходит и с названиями улиц. Смысл слова за долгим использованием стирается. Вопиющий пример – улица Ленина. Стремление советской власти к доходящей до идиотизма стандартизации привело к тому, что «улица Ленина» стало общим обозначением главной улицы любого города, посёлка или даже дачного кооператива, к Владимиру Ильичу отношения уже не имеющих.

Или смысла названия вообще в голове не возникает. Это я к тому, что в быту название улицы – это просто способ отличить её от соседней улицы. И поводов для гордости тут нет. Конечно, можно сказать, что водить интуристов и гостей нашего города приятней по Амурской улице, чем по улице Ленина. Но если уж мы решили отказаться от проклятого тоталитарного прошлого, то давайте заодно откажемся и от дурацкой привычки делать приятное гостям себе в ущерб. Мы улицы собрались переименовывать для кого – для себя или для иностранцев?

И вот теперь мы подходим к очень болезненной теме – переводу абстрактного вопроса в практическую плоскость. Хорошо, давайте вернём улицам их исторические имена, как это у БГ – «чтобы стоять, я должен держаться корней». Но для начала нужно определиться, сколько мы готовы заплатить живыми деньгами за свою историческую гордость местечковых патриотов. Потому что переименование улиц – это в бюрократическом плане вопрос ой какой дорогущий! Трудно себе даже просто представить те кипы реестров, регистров и кадастров, которые придётся переписывать – очень долго и дорого.

Один мой приятель, мелкий бизнесмен, занимающийся мелким строительством, один раз из природного любопытства подсчитал, сколько ему будет стоить переоформить бумаги своей фирмы на другой адрес. Приблизительная стоимость оказалась порядка миллиона рублей! И это только для одной маленькой  фирмы.

Сталкиваясь с хамством в сфере обслуживания, моя жена всегда говорит могучую фразу: «Я потребитель, и у меня есть права!». Я – налогоплательщик, я имею право не только знать, куда идут мои налоги, но и иметь право совещательного голоса при их распределении. А теперь давайте задумаемся, готовы ли мы вытащить из кармана какое-то количество потом, кровью и соками мозга заработанной наличности и отдать их не на строительство нового детского сада, а на переименование улиц?

Фигурально говоря, вам что больше нравится – чтобы ваш ребёнок ходил в новую школу на улице Ленина или ездил в старую школу в соседний район с остановки «Амурская»?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное