издательская группа
Восточно-Сибирская правда

У природы нет плохой погоды

А вот с климатом не повезло...

Вроде простой вопрос: это так холодно, потому что климат у нас теперь такой, или аномальные морозы настали? Главная проблема в том, что ничего невозможно понять. Учёные, каким-то боком причастные к климату, надувают от важности щёки и говорят: «То, о чём вы спрашиваете, – это не климат, это погода». При словах «всемирное похолодание» или «глобальное потепление» они стремительно ретируются. Метеорологи, которым и так исторически никто не верит, туманно рассуждают о влиянии барических явлений на циркуляцию атлантических воздушных масс. Всё это очень познавательно, но терзает только один вопрос, как того бурого медвежонка в анекдоте: «Мам, а у нас в роду коалы были? Нет? А что ж я так мёрзну?!!». Эта статья – не исследование климатических изменений в нашем регионе. Это поиски замёрзшим «Иркутским репортёром» ответа на вопрос медвежонка из анекдота...

Десять штук баксов за одну сотую градуса

Учёные могут говорить что угодно, но свою шкуру не обманешь – холоднее обычного уже второй месяц подряд. Старожилы, что называется, не припомнят… И первое, что приходит в голову, – апокалиптические мысли о всемирном похолодании, новом ледниковом периоде и прочей вечной мерзлоте. Тем более что есть в Иркутске серьёзные люди, которые уверены, что климат портится не только у нас в городе, области, СФО или РФ, а в планетарном масштабе. Иркутский учёный Владимир Башкирцев, сотрудник отдела физики Солнца из лаборатории изучения солнечной активности Иркутского института солнечной и земной физики СО РАН, настолько уверен во всемирном похолодании, что готов «забиться» на серьёзную сумму в конвертируемой валюте. Собственно, он это уже сделал…

Ещё в сентябре 2000 года Владимир Спиридонович и сотрудник его отдела Галина Машнич на международной конференции «Солнечная активность и её земные проявления», прошедшей в нашем городе, выступили с докладом «Ожидает ли нас глобальное потепление в ближайшие годы?». Доклад основывался на результатах многолетних наблюдений за глобальной среднегодовой температурой приземного воздуха Земли. Учёные сделали  вывод о предстоящем глобальном похолодании, начиная с 1998 до 2030 года, а затем о новом потеплении до 2060 года. Объяснялся данный прогноз тем, что колебания среднегодовой температуры на нашей планете напрямую связаны не с антропогенными, а с естественными факторами. И была выявлена прямая зависимость: чем ниже солнечная активность, тем ниже глобальная среднегодовая температура приземного воздуха и Мирового океана.

Летом 2005 года на «мыло» Башкирцева пришло письмо с очень ядовитым содержанием. Английский климатолог Джеймс Аннан сообщил, что работает в Японии, занимаясь моделированием климатических изменений на специально для этих целей построенном мощном компьютере. И его модели недвусмысленно утверждают, что грядёт глобальное потепление, связанное именно с антропогенными факторами – накоплением в атмосфере СО2, что неизбежно вызовет парниковый эффект.

Англичанин был настолько уверен в своей правоте, что предложил иркутским физикам пари: если до указанного учёными 2030 года температура понизится, то он выложит из своего портмоне 10000 долл., если наоборот, то раскошеливаться придётся иркутянам.

– Я ему ответил: «Мистер Аннан, мы оба немолодые люди, и было бы неплохо, чтобы хоть один из нас дожил до конца контрольного срока», – с улыбкой рассказал Владимир Спиридонович. – Так что условия выбрали такие: берём два контрольных шестилетних срока – среднегодовую температуру за период 1998–2003 – и сравниваем с подобной величиной за 2012–17 годы.

Пороговое значение – всего одна сотая градуса. Если хоть на одну сотую «Цельсия» средняя температура второго контрольного срока будет выше – выиграл Аннан. Ниже – и банк сорвут иркутяне. Владимир Башкирцев со сдержанным оптимизмом отмечает за прошедшее с заключения пари время устойчивую тенденцию к понижению среднегодовых глобальных температур. Пик солнечной активности наступил в 1998 году. В этом же году была отмечена самая высокая глобальная температура приземного воздуха – 14,8 градуса по Цельсию. Средняя температура первого контрольного срока 1998–2003 годов составила 14,74 градуса. За двенадцать прошедших лет она упала на пять сотых градуса, а в 2008 году остановилась на уровне 14,7 градуса.

На днях Галина Машнич подтвердила, что и по итогам  прошлого года температура была «за иркутян». То есть холоднее становится не то что в Сибири, а в планетарном масштабе, и этот факт греет мало. Радует, что всего на одну сотую градуса…

Тренд положительный – зимой теплее

Очень интересно и абсолютно бесполезно – вот что можно сказать о рассказанном выше. Учёные спорят об отвлечённых глобальных вещах, будто сами на улицах не мёрзнут. Что-то более приземлённое и близкое к народу «Иркутскому репортёру» удалось узнать в Иркутском институте географии, где очень вовремя нашлась лаборатория гидрологии и климатологии. Да, подтвердил её глава Анатолий Игнатов, мы занимаемся проблемами изменения регионального климата.

– Но вы должны понимать, что климат – штука достаточно устойчивая, и говорить о его изменении можно только на основании многолетних наблюдений, – сразу оговорился Анатолий Васильевич. – В Иркутске история инструментальных наблюдений насчитывает чуть более ста лет. Минимальный шаг наблюдений, чтобы зафиксировать устойчивое изменение климата, составляет 30 лет. То есть у нас уже есть несколько точек, которые мы можем сравнивать…

– Ну, не томите!

– Сегодня мы можем утверждать, что в нашем регионе есть факт климатических изменений. Один из наиболее показательных факторов этих изменений – стали гораздо чаще происходить аномальные погодные явления: сильные морозы, ливневые дожди, жара, наводнения…

«Истина – в науке! Не позволяйте фактам вводить вас в заблуждение», – шутят учёные. Пусть за окном свирепствует февраль, статистика температурных значений упрямо твердит своё: с 1987 по 2006 год зима в Иркутске стала теплее на семь градусов! Для периода зима-весна каждого года в этот отрезок времени вывели среднемесячный минимум. В 1987 году он составлял –29° С, а в 2006 – –22° С (это, грубо говоря, средняя температура зимы). Вот летом-осенью таких значимых изменений нет – за те же 20 лет среднелетняя температура (май – октябрь) в городе повысилась всего на один градус, до +12° С.

Странную картину представляет собой распределение осадков. За сорок лет, с 1960 по 2000 год, составили график их выпадения – в среднем в году – по районам области. В результате оказалось, что больше всего осадков выпадает на востоке области – в Бодайбинском и Мамско-Чуйском районах. Центр области на север от Иркутска стал за это время несколько засушливее, а меньше всего в области выпадало осадков, как ни странно, в пятачке на севере Байкала, в районе посёлков Байкальское и Тарасово, юго-западнее Нижнеангарска.

В Иркутске осадков в среднем выпадает 450 мм в год. Самый засушливый год был 1958 – выпало всего 280 мм. Самым дождливо-снежным оказался 1994-й – за год выпало 740 мм.

– По осадкам и распределению ветров выраженных изменений нет, – резюмировал Анатолий Игнатов. – Но по средним сезонным температурам тренд положительный. То есть мы видим общую устойчивую тенденцию на небольшое повышение среднегодовых температур – за сто лет в Иркутске повышение на два градуса.

И тут подумалось: лучше задёрнуть дома шторы, завернуться в плед, цедить кофе с коньяком и утешать себя мыслью, что в среднем зима стала значительно теплее, а осадков – немного меньше. Потому что по улице тем временем можно было передвигаться только короткими  перебежками от дома до работы и наоборот.

Вам не кажется – аномальные морозы имеют место быть

Последнее место, где можно узнать правду о местной погоде, – Иркутское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды. В смысле – истина в последней инстанции. Пришлось прийти к заместителю начальника Гидрометцентра Владимиру Гонтарю и задать простой и глупый вопрос:

– Ну почему у нас вообще бывает холодно?

– Вопрос вполне корректный, – соглашается Владимир Иванович. – Мы живём почти на одной широте с Киевом. Наш Ербогачён – это ещё не Заполярье, а Мурманск – Заполярье. И тем не менее Мурманск – незамерзающий порт, а у нас на севере области морозы за пятьдесят градусов, аж стволы деревьев лопаются. Наш умеренный климат более суровый из-за климатообразующих факторов: циркуляционного, количества солнечной радиации и особенностей подстилающей поверхности.

– Я журналист, разговаривайте, пожалуйста, со мной, как с ребёнком с задержкой умственного развития…

[/dme:i]

– Если предельно просто, то будет зимой тепло или очень холодно зависит от циркуляционного фактора – какие воздушные массы будут преобладающими. Это значит вот что. На севере Европы теплее, чем у нас значительно южнее, потому что они сидят у «батареи» – тёплого течения Гольфстрим. У нас такой «батареи» нет, зато близко Арктика, мы открыты её ледяному дыханию. Если идёт с запада на восток тёплый атмосферный фронт с Атлантического океана, то и зима у нас тёплая. Эти воздушные массы могут идти подряд месяцами, до самого Дальнего Востока. Но если барические образования блокируют…

– Вы забыли, я журналист…

– На пути тёплых атлантических течений могут возникнуть очаги высокого давления. Они блокируют движение атлантических воздушных масс. Тогда мы открываемся для арктического холодного фронта. Наступает сильный мороз. Это и происходит сейчас. К сожалению, мы ещё не умеем, не научились предусматривать, предсказывать, где и когда может возникнуть зона высокого давления, поэтому не в состоянии прогнозировать, какая будет зима – тёплая или холодная.

– Но то, что происходит сейчас, – это нормально, это заморозки или наступление нового ледникового периода?

– Никогда не употребляйте слово «заморозки» зимой! – рассвирепел Владимир Иванович. – «Заморозки» могут быть только летом. Зимой это называется простым русским словом «мороз»…

Про ледниковый период ничего не знаю, но то, что происходит с конца декабря по сей день, это действительно ненормально. Точнее сказать, это аномальные холода.

Итак, ещё со 2 декабря прошлого года наступили продолжительные устойчивые морозы. Среднемесячная температура декабря оказалась ниже средних многолетних значений на 3–6 градусов на юге области и на 7–10 градусов на её севере. Также аномальные холода стояли в первую декаду января. В Иркутске было в среднем холоднее на 10 градусов, чем обычно, а в западных районах области – на 16–18 градусов ниже средних значений для этого времени календаря.

В третьей декаде января слегка потеплело, но всё равно в среднем температура этого месяца оказалась на 3–6 градусов ниже обычных значений. Но февраль удивил даже видавших заснеженные виды метеорологов. 1 февраля в Иркутске в районе метеостанции было зафиксировано –39 градусов, а в районе аэропорта в это же время было –41° С. Для сравнения: абсолютный минимум февраля за 123 года инструментальных наблюдений составил –45° С, что было в далёком 1929 году. А абсолютный месячный минимум Иркутска вообще – это –50° С в январе 1915 года.  

Как утверждает Владимир Гонтарь, по показателю суровости зимы, который определяется суммой минусовых температур за весь месяц, зима 2009–10 годов стоит на втором месте за всю историю инструментальных наблюдений. Более холодная зима была только в 2000–01. До этого более-менее приближающиеся по суровости к текущим дням зимы случались в Иркутске в 1977 и 1969 годах.

– Вы должны понимать, что аномальна эта зима не по интенсивности морозов – то есть –40° или ниже температура если и опускалась, то в единичных случаях, – особо подчеркнул Владимир Иванович. – Зима выдалась аномальной по двум другим показателям: суммам отрицательных среднесуточных температур и продолжительности сильных морозов.

Погода по городу

Люди, активно передвигающиеся по городу, знают, что в разных районах Иркутска в одно и то же время может быть значительно теплее или холоднее. В последнее время это учитывают и метеорологи, давая данные по температуре для разных районов города: традиционно холоднее всего в аэропорту и Академгородке, теплее – в центре и предместьях. Объясняется это микроклиматическими явлениями. Главное явление называется романтическим словом «затекание».

[/dme:i]

– Микроклиматические явления наиболее ярко проявляются зимой и формируются обычно ночью, – объяснил Владимир Гонтарь. – Иркутск находится в долине Ангары. Рельеф города очень изрезан, с выраженными перепадами высот и низин. Ночью при ясной безветренной погоде холодные массы воздуха затекают в пади и пониженные участки рельефа, выхолаживая  местность. На возвышенностях – теплее. Например, метеостанция гидрометцентра на Партизанской стоит в нагорной части Октябрьского района. Второй важный фактор – отепляющее влияние города.  Поэтому там всегда зимой на два-три градуса теплее, чем в среднем по городу.

Самые холодные районы города – замкнутые котловины. Например, район Лисихи, Юбилейный, где самое дно распадка, Ленинский район, Селиваниха, посёлок Горького – это очень холодные территории Иркутска, где меньше суммы тепла, среднесуточные температуры и где сильнее проявляются заморозки. Среднее положение занимает Академгородок. А вот Синюшина гора, Рабочее, Топкинский – это тёплые, возвышенные места.

Тёплыми также считаются центр, район Радищевского кладбища, Октябрьский в районе улиц Трилиссера и Партизанской.

В центре города самый холодный сквер Кирова – он находится в низине. Теплее, как в центре, так и вообще по городу, в районах, прилегающих к берегам Ангары.

– Незамерзающая река зимой всегда несёт тепло, – объясняет Владимир Гонтарь. – Хотя теплообмен идёт даже через лёд, поэтому зимой на Байкале на несколько градусов теплее, чем в Иркутске, – на 5–10° С при ясной безветренной погоде.

– Почему вы всё время повторяете «при ясной безветренной погоде»?

– Это важно! Микроклиматические явления могут формироваться только при такой погоде. Холодные очаги образуются при затекании масс холодного воздуха в низины. Разница может достигать шести градусов. Мы проводили в Иркутске и пригородах микроклиматические исследования и заметили, что после ясной тихой ночи на какой-нибудь возвышенности может быть +4°, а в узкой долине, небольшом распадочке под ней – до –2°.

Если погода ветреная, холод выдувает тепло и размешивает, поэтому в пасмурную и ветреную погоду по всему городу приблизительно одинаковый температурный режим. Не везёт только району аэропорта. Он находится на открытом месте, почти за городской чертой, поэтому там нет отепляющего влияния города. В морозы там холоднее, и когда ветер,  тоже холодно – он весь продувается. Но самое морозобойное место города – долина реки Ушаковки. Если Иркутская метеослужба может давать прогноз на +4°, то там температура в это время стоит до –4°.

Трудно судить, наступает ли новый ледниковый период или глобальное потепление. Определённо только одно – наступает весна, морозы прекратятся естественным путём, следуя одному из законов Мэрфи: «Подождём – и плохое исчезнет само… нанеся положенный ущерб».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное