издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Исторические поджоги

130-й квартал Иркутска успел войти в историю раньше, чем сделался «историческим». За три зимних месяца от поджогов серьёзно пострадали шесть зданий, находящихся в его окрестностях, а виновников до сих пор не поймали. По факту четырёх поджогов возбуждены уголовные дела за умышленное уничтожение чужого имущества. По неподтверждённым данным, 23 марта произошёл очередной поджог. Пока расследование не подошло к завершению, в том, кто может разжигать скандал вокруг «губернаторского проекта», разбиралась Ксения ДОКУКИНА.

130-й квартал Иркутска на этой неделе начал приобретать облик, задуманный его проектировщиками. На улице Седова рабочие застучали топорами: возводится первое здание в квартале. Между тем вопрос, кто жёг старые «деревяшки», находящиеся в этом районе и вокруг него, до сих пор остаётся без ответа. Его рассматривают сотрудники городского УВД, к которым «Иркутский репортёр» обратился за помощью, проводя собственное расследование.

Следствие ведут 

– Итак, исторический квартал, – сказал исполняющий обязанности начальника УВД Иркутска Олег Кнаус, доставая лист бумаги и рисуя на нём цифру «1». – Для того чтобы начать расследование, необходимо перечислить версии поджога зданий в нём и вокруг него. Какие будут варианты?

Я насчитала пять версий того, кому может быть выгодно поджигать деревянные дома, и записала их: 

1. Пироман. 2. Сами жильцы. 3. Застройщики. 4. Недоброжелатели действующей власти. 5. Люди губернатора.

– Инопланетян брать в расчёт будете? – пошутил милиционер и предложил: – А теперь давайте проработаем ваши версии. Первая – пироман. Несовершеннолетний мальчик, который признался в совершении трёх поджогов в Рабочем и одного по улице 3-го Июля, был пойман. Но версия, что все пожары – его рук дело, неправдоподобна. Это обычный подросток, раньше жил в Братске с бабушкой, которую он любит, а недавно переехал в Иркутск с мамой – с ней у него натянутые отношения. Мальчик думал, что после пожара им с мамой станет негде жить и они вернутся в Братск. Я понимаю, общественность возомнила, что подросток – эдакий «морячок», которого решили сделать виноватым, но это не так. Сейчас вариант пиромана рассматривается, но не является основным. Наиболее вероятную версию я не буду озвучивать, потому что обвинение не предъявлено, а дело имеет резонанс. 

Не верят в малолетнего поджигателя и сами жители района.

– Видела я мальчика, он жил с мамой в 18 доме, потом администрация отказала им в переселении и они переехали, – рассказала живущая в доме по чётной стороне 3-го Июля Татьяна Волкова. – Мальчик насмотрелся на пожары, и, наверное, это негативно повлияло на его психику. Это ученик коррекционной школы, и вряд ли он способен на продуманные поджоги. Жалко подростка, и дом, в котором он жил, жалко – это же памятник был! Он выстоял в дореволюционной России, когда пожар прошёлся по всему Иркутску, а сейчас так нелепо был сожжён.  

Своими руками 

Версия о том, что дома жгут сами жильцы, тоже кажется милиционерам неправдоподобной. 

– У людей могут быть личные мотивы, – рассуждал Олег Кнаус. – Если утрировать, живёт человек в «деревяшке», смотрит – вокруг всё горит, застраховал имущество, а его дом что-то не поджигают. Вывез имущество, поджёг сам, получил новую квартиру и компенсационную сумму, – набросал он сюжет небольшого детектива. – Мы делали запрос в администрацию о наличии застрахованного дорогостоящего имущества у людей – власти это отрицают. Очень маловероятная версия. 

Мечты и реальность 

Третья версия – «квартал жгут застройщики, которые хотят быстро начать его застраивать». Кстати, по словам представителя компаний «Иркутская слобода» и ООО «130 квартал» Сергея Маяренкова, 80% инвесторов в проект уже найдены и сейчас «определяются с нарезанным лотом» – участком, внутри которого будут работать в соответствии с проектом квартала. 

[/dme:i]

Единственный нюанс в том, что проект пока не прошёл экспертизу, тогда как в квартале уже в начале марта появился первый застройщик. Компания «Профи» заинтересовалась участком по улице 3-го Июля задолго до того, как на эту территорию появились планы у губернатора. 

– Мы купили этот участок с домом № 13 два года назад, дом снесли и собирались тут поставить гаражи, но когда губернатор объявил об историческом квартале, наш проект «зарубили», – рассказал директор предприятия Александр Герьятович, наблюдая, как сиреневый экскаватор расчищает пространство под будущее строительство. – Теперь мы вроде как инвесторы. С нами работает «Иркутскгражданпроект», всё официально. По проекту, здесь (мужчина указывал на пустырь, заваленный мусором, посреди которого стоит одинокий туалет) будет стоянка на 150 парковочных мест, рядом – гостиничный комплекс под старину, инвестором которого выступает Росбанк, дальше – кафе, ресторан. 

О пожарах Герьятович, естественно, слышал, однако сомневается, что в поджогах можно заподозрить застройщиков.

– Мы тогда работать ещё и не начинали, разрешений не было, так что в поджогах «чтобы ускориться» я просто не вижу смысла, – пожал он плечами. 

Не видит целесообразности в выжигании домов застройщиками исторического квартала и Олег Кнаус.

– Я читал обращение уполномоченного по правам человека в области Ивана Зелента о том, что «деревяшки» выжигают в связи с точечной застройкой, и считаю, что это было сказано некорректно, – сказал он. – Сейчас земля на территории квартала на виду у всего города, и никто не даст на ней заниматься точечной застройкой. 

За и против власти 

Вариант четвёртый, политический. 130-й квартал – так называемый «губернаторский проект», и возможно, кто-то из недоброжелателей решил насолить главе области, показав, что власть неспособна цивилизованно решать вопросы, соглашаются милиционеры. Версия остаётся в разработке у правоохранительных органов, однако о ходе расследования в её рамках милиционеры по понятным причинам говорят меньше всего.  

[/dme:i]

Противоположный вариант – «нас жжёт губернатор, потому что горожане мешают проведению строительных работ». Версия абсурдная. Переселять жителей власти хотят по нескольким схемам: с людьми, проживающими по договору соцнайма, планируется работать в рамках постановления по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья в Иркутске в 2004–2012 годах и областной адресной программы переселения граждан из аварийных домов в 2010 году (она ещё проходит согласование). Людям будет предоставлено жильё, которое «должно быть благоустроено, равнозначно по общей площади ранее занимаемому и находиться в черте населённого пункта». 

По чётной стороне 3-го Июля все дома называются властями ветхими. Даже, например, дом № 4, износ которого в 2006 году был равен 44%, а сейчас, после капитального ремонта этого здания, почему-то приблизился к критическому максиму. К слову, постановления о признании ветхими домов в квартале и вокруг него сами жильцы ещё не видели. Но если оставить в стороне вопрос правомерности расселения, ясно: раз большая часть земли в квартале принадлежит муниципалитету, по ней есть ограничения межевого деления и в частные руки она передаваться не должна. То есть жечь дома властям тоже вроде бы нет никакого резона. «Более того, если сгорит ещё два-три дома, нам просто некуда будет расселять людей», – подчёркивают чиновники. 

На территории 130-го квартала есть и несколько собственников. С ними администрация пытается работать индивидуально. 

– Перед нами поставлена задача –  в сентябре 2011 года привезти президента в Иркутск и провести юбилей. Мы договариваемся с собственниками о стоимости выкупа, но если не  получится расселить людей, мы их оставим, – сообщил ответственный за расселение частного сектора Сергей Маяренков.

– Жильцов и так должны переселить к концу марта, так что мы убеждены, что люди губернатора уж точно не могут заниматься поджогами, и эта версия у нас, конечно, тоже не считается основной, – заключил Кнаус. 

Без жилья 

Однако на деле с расселением возникли проблемы. Уже несколько лет строительные работы на улице 3-го Июля ведёт ОГУ «Дирекция по строительству мостового перехода через Ангару в Иркутске». Жильцов чётной стороны этой улицы уведомили о том, что их дома будут сносить для расширения дороги под мостовую развязку, ещё три года назад. 

– В прошлом году нам сообщили: в сентябре начнутся переезды, и посоветовали к зиме не готовиться. Поэтому мои соседи не стали ремонтировать печку, которая разрушилась из-за проводимых рядом строительных работ. Но потом нам сказали, что расселение переносится на декабрь, затем – на февраль. Сейчас март заканчивается – тишина, – рассказала Татьяна Волкова. – Рядом с нами спилили три вековых тополя, попытались корни выкопать, они под домом проходят. Тронули экскаватором – дом так затрясло, что на полу стоять невозможно было, а потолок трещинами пошёл. Мы, естественно, доработать им не дали. Потом к нам Хиценко прибегал, кричал: дайте доделать, а то я ОМОН вызову, но мы не сдались. 

Сейчас 3-го Июля стоит полностью перекопанная и жители жалуются, что в дома невозможно не только заехать, но и зайти. 

– Это связано с тем, что подрядчики не смогли полностью выполнить предусмотренный объём работ. Те дома, которые сейчас находятся на 3-го Июля, не снесены и мешают проведению коммуникаций, – сообщил начальник отдела строительных программ градостроительного комитета администрации Иркутска Павел Коротенко. 

[/dme:i]

Получается замкнутый круг. На очередной встрече жильцов 130-го квартала с городской администрацией представители властей так и не смогли внятно пояснить, когда будут переселяться люди. 

– Кто занимается расселением Седова, 83? В «Мостострое» нам сообщили, что мэрия, – спросил один из пришедших на встречу жильцов квартала. Точного ответа он так и не получил. 

– Ну, раз никто не занимается, живите, – посоветовал ему другой иркутянин. 

– Так нас сожгли, где жить? 

– Я каждую третью ночь дежурю в машине, – сообщил жилец дома 85 по улице Седова. – Мы находимся рядом с домом 83, где люди остались без жилья и надежды его получить. Потому что «Мостострой» показал им квартиры, пообещал переселить, а на следующий день дом сгорел и люди остались в трусах и касках. А в «Мостострое» им тут же сказали, что квартир нет. Это не цинизм? До каких пор мы будем дежурить в машинах? Пусть нас нормально переселят!

– Есть некоторая неопределённость с переселением, но до конца марта всё будет решено, – пообещал Павел Коротенко. –  Будет утверждена областная программа переселения, и всё встанет на свои места. 

После встречи «Конкурент» поинтересовался у зампреда комитета по градостроительной политике Ивана Хомутинникова, в какой срок можно будет переселить жителей из муниципального жилья, если они будут максимально настроены на контакт. 

– По программе за прошлый год до 1 апреля мы должны расселить 13 домов: 37 семей, 106 проживающих. По программе, которую должны принять в этом году, до конца года нужно разобраться с 24 домами: это 82 семьи, 277 проживающих. Но у нас не хватает квартир для переселения. Потому что их нет у организаций, выигравших тендеры, – признался он. 

Дежурные по кварталу

Пока не могут разобраться, кто жёг дома, 130-й квартал и прилегающая к нему территория оцеплены людьми из правоохранительных органов. «Не считая воинской части, которая задействована по отдельному плану, там постоянно находятся 20 человек плюс ещё оперативники в гражданской одежде, не скажу сколько», – сообщил Олег Кнаус. Дежурство ведётся круглосуточно уже больше месяца.  

[/dme:i]

«Противопожарный экипаж» – это сотрудники правоохранительных органов, сидящие по трое в машинах и наблюдающие за территорией. Подхожу к автомобилю ППС, находящемуся в начале улицы 3-го Июля – в нём сидят трое молодых ребят. Один из них, увидев меня, приоткрывает окно, выпуская из машины запах жареных пельменей: у дежурных по кварталу обеденное время.

– Мы караулим, жители тоже караулят, – отчитывается милиционер. 

– А жители к вам подходят?

– Первое время, ребята рассказывают, даже чай носили. А сейчас в основном неместные подходят и спрашивают, как пройти до морга – он недалеко. 

– Если честно, мы уже сами не знаем, что тут делаем, – признался старший в экипаже вневедомственной охраны, пристроившемся под боком сгоревшего дома № 4 по улице Седова. – Мои экипажи стоят здесь с начала марта, пока никого не задерживали. А кого задерживать? Какой дурак сюда пойдёт, когда всё окружено милицией? Вообще было указание охранять от поджогов и мародёрства до 10 марта, ну а мы всё стоим –  «до особого распоряжения». 

– Если кто-то крадётся с горючей смесью, мы останавливаем, – пошутили милиционеры из другого автомобиля ППС, стоявшего в конце улицы 3-го Июля. До моего прихода они были заняты чтением газет и книг криминального содержания. 

– И часто крадутся? Подозрительные личности-то встречаются?

– Я столько лет работаю, для меня уже все подозрительные, – признался милиционер. – Всех не задержишь. Но дурачков нет: будет попытка поджога – поджигателю навяжут остальные пожары. Беда в том, что у нас город с 350-летней историей, во многом состоящий из деревяшек, – и что будет, если его весь начнут выжигать? 

[/dme:i]

– Весь-то город не начнут, такого никто не допустит, – засомневалась я.

– Кто не допустит? – покачал головой милиционер. – Такую державу развалили и допустили. А тут – всего-то квартал. 

Между тем 23 марта появилась информация ещё об одном поджоге в районе 130-го квартала. В управлении городского пожарного надзора Иркутска эту информацию не подтвердили, однако жители квартала утверждают, что горело нежилое здание по улице Сударева, которое довольно быстро удалось потушить, в том числе силами пожарных. Так что, пока расследование дела не закончено, продолжается и антипожарное дежурство в злополучном квартале. nnn

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное