издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пустой саркофаг детской мечты

Он ещё есть, но его уже нет. Это как смотреть хоум-видео погибшего человека – вот он ходит, говорит, улыбается, но это лишь технологические призраки прошлого, отцифрованная память живых. ТЮЗ – тот самый, в котором выросли почти все поколения живущих сегодня здесь коренных иркутян, все, кроме последнего, – так и стоит на центральном перекрёстке Иркутска. Люди ходят мимо, успокоенные привычностью пейзажа, – всё как всегда, всё по местам. Но это лишь иллюзия. Никакого ТЮЗа там нет. Ведь труп человека – это не сам человек. А здание театра – не сам театр. В забытой песенке Валерий Леонтьев пел: «Но больше не горят его прожектора, под куполом оркестр его не слышен». А ведь как всё хорошо начиналось полтора века назад.

Сейсмоопасный новострой Гиллера

Настоятельная необходимость коренной реконструкции иркутского ТЮЗа возникла ещё в середине 90-х годов прошлого века, но этому предшествовали более ста лет увлекательной истории самого здания. Та часть, которая сейчас находится на улице Карла Маркса, 22, была построена в 60-е годы XIX века архитектором Разгильдеевым по заказу купца Брянского. В 80-е годы там открывают гостиницу «Сибирь», переименовывают её в «Россию», добавляют самый шикарный в городе ресторан, бильярд, искусственный сад и оркестр бальной музыки. 

На все роскошества уже не хватает квадратных метров полезной площади, и здание достраивают – оно занимает уже целый квартал, а в 1903 году появляется крыло, выходившее на улицу Амурскую (ныне Ленина, 13). Первые упоминания о театре в этом комплексе строений совпадают с первой сменой собственника – в 1906 году гостиницу приобрёл купец Иосиф Исаевич Гиллер, переименовал её в «Централь», ресторан – в «Модерн», а для души достроил театр на 650 мест. 

Тут надо отметить, что здание сценической площадки и коробка зрительного зала были пристроены отдельно, не связаны с исторической застройкой и возводилось не столь фундаментально – как сказали бы современные геофизики, без соблюдения правил сейсмобезопасности. 

Когда вихри враждебные стали веять над этим изначально развлекательным комплексом, он уже превратился в обычное офисное здание в совершенно современном смысле – там субарендаторствовали типография, редакция газеты, парикмахерская, несколько продуктовых магазинов. Почти как сейчас. После революции всю эту богадельню разогнали и здание честно поделили пополам  между профсоюзами (они заселились в 1926-м в гостиничные нумера) и Мельпоменой – сменилось несколько театров, а в 1937 году крыло на улице Ленина почти на 80 лет занимает театр юного зрителя.

Это лишь иллюзия. Никакого ТЮЗа там нет…

Осталось только добавить, что до революции весь комплекс зданий содержался в идеальном состоянии, а вот после революции в нём не было проведено ни одного капитального ремонта. И к середине-концу прошлого века опасность в прямом смысле слова нависла и над зрителями, и над актёрами. В «корпусах Гиллера» стали прогнивать и провисать деревянные перекрытия. В 1987 году перекрытия над сценической площадкой заменили на металлические фермы, переложили верхний пояс кирпичной кладки. Тогда стал трещать и сыпаться потолок над зрительным залом, где перекрытия и сегодня те, что поминают недобрым словом Иосифа Исаевича. 

До середины 90-х годов в зрительном зале проводили временные противоаварийные работы, но угроза обрушения из абстрактной тени отца Гамлета стала такой конкретной статуей Командора, что администрация театра была вынуждена обратиться к узким специалистам. В 1997 году был заключён договор с ОАО «Иркутский Промстройпроект», которое «ведёт» театр и по сей день. За семь последующих лет институт провёл огромную работу – от полного инженерного обследования здания до стадии «Проект». 

Проект реконструкции, реставрации и строительства комплекса зданий для ТЮЗа был рассмотрен управлением вневедомственной экспертизы Иркутской области, подтвер-

ждён Главгосэкспертизой России и утверждён заместителем главы администрации области распоряжением № 42-рэ от 22.02.05. Дело осталось за малым – подогнать технику, снести вдребезги пополам всё настроенное Гиллером, вырыть котлован на техническом дворе ТЮЗа и приступить к укреплению фундамента исторической части застройки. И тут случилось страшное. Здание сменило собственника.

«Коза-дереза» уходит из театра, но собирается скоро вернуться

Эпопея с переездом театра на временное место жительства начинается ещё в 2000 году, когда решением областного комитета по культуре ТЮЗ перевели в филиал «на время реконструкции». Однако время от времени и на основной сцене проходили спектакли и концерты приезжих звёзд, там проводились новогодние детские ёлки.

Директор ТЮЗа Виктор Токарев: «Инвестиционный проект – это хорошо, но мы помним, чем закончилось восстановление библиотеки
им. Молчанова-Сибирского»

В том же году случилось ещё одно событие – судьбоносное, но от глаз сокрытое. В результате сложных тектонических подвижек в бюрократических пластах государства администрация Иркутской области уступила права собственности на комплекс зданий Брянского-Гиллера федеральным властям. Непосредственным собственником строений стало ФГУП «Распорядительная дирекция Министерства культуры РФ». При этом договор с администрацией ТЮЗа о безвозмездном пользовании до 2012 года сохранял юридическую и фактическую силу. Беды ничто не предвещало, что в народе называют «пипец подкрался незаметно».  

7 января 2006 года в фойе старого ТЮЗа прошёл его последний спектакль – в рамках новогодней кампании давали «Козу-дерезу». Вся труппа знала, что это последний спектакль, что в здании существует реальная угроза обрушения перекрытий, что зрительный зал грозит сложиться, как карточный домик, от грохота каждого проходящего трамвая. Но уходили без слёз, в радостном предвкушении – проект реконструкции и реставрации был готов ещё в 2004 году, во дворе ТЮЗа уже лязгал стальной челюстью экскаватор, намереваясь рыть котлован, подтягивалась другая строительная техника, собиралось строительство нового театрального комплекса, и вроде уже поступили на счета подрядчиков первые деньги. 

В течение года театр временно квартировал в своём филиале – рядом, через квартал, где филармония. Старые площади использовались только в качестве хранилища реквизита и аппаратуры, но к февралю 2007 года почти всё было вывезено – здание продолжало ветшать, разрушаться, мокнуть от чердака до подвалов. Перекрытия трескались, штукатурка отваливалась, пришлось убрать один балкон над центральным входом, чтобы он не рухнул на головы прохожих. В здании осталась жилой только каморка круглосуточной охраны, был минимальный свет и сигнализация. Но начало строительства всё откладывалось и откладывалось на неопределённый срок по никому не понятным причинам.

Спорный «социокультурный объект»

Между тем причины вполне объяснимы и в первом рассмотрении даже разумны. Новый собственник никак не проявлял своего характера до тех пор, пока труппа окончательно не съехала с жилой площади со всем своим барахлом, а на технический двор ТЮЗа не потянулась стайками тяжёлая техника. Тогда представители распорядительной дирекции в директивном тоне распорядились – реконструкция, равно как реставрация и строительство, по существующему проекту отменяется. 

А на все обескураженные вопросы отвечали, что они владеют не только зданием театра, а всем комплексом зданий, поэтому им предпочтительнее провести всеобщую реконструкцию, чем латать тришкин кафтан в лице отдельно взятого ТЮЗа. Формально они правы – как говорила неподражаемая Маргарита Пална из «Покровских ворот»: «Это мой крест! И нести его – мне!!!». Но при более пристальном рассмотрении последствий такого решения оказывается, что это крест на истории ТЮЗа. 

Во-первых, у распорядительной дирекции нет собственного проекта. Проект – дело наживное, но проблема в том, что годы свистят, как пули у виска, а срок безвозмездного пользования ТЮЗом собственным театром, но чужим помещением истекает в 2012 году. При этом ТЮЗ последние десять лет как бы занимает помещения в самом центре города, но фактически не использует их по прямому назначению, что даёт основания если и не расторгнуть договор, то уж точно его не продлевать. Во-вторых, если распорядительная дирекция предлагает отказаться от прежнего проекта, то потраченные на него государством десять миллионов рублей можно считать свёрнутыми в кораблики и пущенными красивой флотилией по течению Ангары. 

А в-третьих, собственно с мечтой о новом театре юного зрителя можно будет сразу попрощаться навсегда. Федеральный собственник предлагает создать инвестиционный проект реконструкции всего комплекса зданий. Как это выглядит на практике, мы уже видели не раз: приглашаются бизнес-инвесторы, которые вкладывают немереные средства ради того, чтобы в светлом будущем им отвели на этих площадях скромный уголок. Понятное дело, что инвесторы будут с той же пропиской, что и собственник, – ведь всем жалко бедных москвичей, которые вынуждены платить дикую аренду за местные офисные площади, а тут вытанцовывается собственное здание, центральней некуда. 

На месте доходного дома, построенного во время оно иркутскими купцами, отстраивается торгово-офисный центр, в котором ТЮЗ выглядит инородным и довольно массивным телом. Сейчас все помещения театра занимают площадь 2070 кв. м. По проекту реконструкции её должны были расширить до 13000 кв. м. Нынешний собственник и в лучшие времена предлагал не более пяти тысяч.

Ещё не забыта судьба библиотеки им. Молчанова-Сибирского. Когда она рухнула, тоже был создан инвестиционный проект. Коммерсанты обещание выполнили – здание они возродили один к одному. А то, что там сейчас магазин бытовой техники, – это дело десятое и к теме дискуссии отношения не имеющее.

«Борьба нанайских мальчиков» по-московски

Единственный путь домой для театральной труппы в том, чтобы здание вернулось в собственность правительства Иркутской области. Это идеальный выход не только для ТЮЗа, но и для самой области – тогда реконструкцию можно будет провести на условиях софинансирования с Москвой и под контролем областных властей, ибо изыскать  запланированные на принятый проект деньги областные власти в одиночку не в состоянии.

Призрак отца Гамлета 10 лет бродит по мёртвому театру, а афиши принца Датского валяются в сырых и грязных гримёрках

Против этого не возражают ни министр культуры РФ Авдеев, ни Федеральное агентство по управлению государственным имуществом. Против возвращения здания ТЮЗа в собственность Иркутской области возражает только его нынешний собственник. И вот тут начинается настоящий цирк, точнее говоря, комическое выступление на арене, известное как «борьба нанайских мальчиков». (Когда-то в цирке был такой номер: боролись накрытые одной шкурой два карлика – наскакивали друг на друга, били, бросали через бедро и через голову. Потом шкура откидывалась и оказывалось, что под ней находился один человек – очень длинный и худой, который всё это время сражался с собственными ногами. – Прим. авт.)

Неоднократно правительство Иркутской области направляло запросы министру культуры РФ Авдееву. Александр Алексеевич культурно ответил, что не возражает против перехода здания театра в собственность области. Чтобы оно вернулось, нужна пустая формальность – отправить в Росимущество пакет документов. В сентябре прошлого года пакет был отправлен из Иркутска в Москву. Вскоре пришёл ответ из Росимущества: в нём извещалось, что пакет не может быть основанием для передачи здания правительству области, ибо в нём не хватает одной пустяковой бумажки – согласия на передачу его нынешнего владельца, ФГУП «Распорядительная дирекция Министерства культуры РФ».

Вход в зрительный зал могут запретить навсегда. Здесь будет чей-то офис

«Борьба нанайских мальчиков» заключается в том, что непосредственными начальниками и вообще учредителями ФГУП являются собственно Росимущество (ФАУГИ) и Министерство культуры РФ. Ни то ни другое ведомство не возражают, но ничего поделать не могут. А тем временем события принимают угрожающий оборот. По некоторым данным, распорядительная дирекция задумалась об акционировании и имеет все права, шансы, возможности и способности для того, чтобы стать акционерным предприятием с последующим правом приватизации всего ранее ей принадлежавшего имущества.

После этого она получит полное право на все робкие просьбы ТЮЗа о продлении своего пребывания в стенах старого театра отвечать так же, как отвечал Паниковский Балаганову: «А ты кто такой?».

Подарок на 350-летие Иркутска

– Здание филиала для ТЮЗа не приспособлено. Высокая сцена, плоский зал в яме – у нас детишки спектакли стоя смотрят, им ничего не видно. Акустика здесь отвратительная – актёру по роли шептать надо, а он едва ли не кричит, – рассказывает директор ТЮЗа Виктор Токарев, когда мы выходим из филиала. – Да и вообще, поймите, там, что называется, намоленное место, это же 83 года истории, там артистам и стены помогают. 

– Когда мы уходили из театра зимой 2006 года, мы с ним не прощались, не было слёз, наоборот, актёры были в предвкушении предстоящей реконструкции и возвращения в новые старые стены. Нам говорили: «Ребята, долгострои сейчас не в моде, всё будет завершено за два-три года, – продолжает директор ТЮЗа Виктор Токарев по дороге в здание старого театра. – Актёры думают, что их обманули. В других регионах уже давно построены новые детские молодёжные театры с современным техническим оснащением (в Ростове-на-Дону, Омске, Новосибирске, Кемерове и др.). А у нас власти меняются, обещания не выполняются, получается, что детский театр, кроме самих артистов и зрителей, никому не нужен.

Когда умирает актёр, со сцены его провожают аплодисментами. А когда умирает театр – кто будет хлопать?

– Раньше в подвалах старого здания можно было на тройке лошадей кататься. Сейчас их топит водой. Крыша провисла настолько, что там образуется снежный мешок – он весной заливает театр насквозь, от потолка до полов, – рассказывает Виктор Токарев, водя нас по мрачным, слабо освещённым коридорам старого театра. – Весной вода актёрам лилась на головы – невозможно было накладывать грим. Потолки обваливались, однажды затопило костюмерный цех. А когда вода заливала подвалы, то там пробивалась канализация и в театре стоял невыносимый запах. 

– В 2008 году к нам из Москвы на 80-летие театра приехали бывшие тюзовцы, все известные люди: Владимир Гуркин, драматург; Георгий Назаренко, заслуженный артист РФ; Юрий Суракевич, художник, имеющий множество званий; Борис Преображенский, знаменитый режиссёр, – и пошли в свой родной дом, в свой любимый ТЮЗ. Глянули – в горле ком, как на поминках, – рассказывает директор ТЮЗа Виктор Токарев, когда мы выходим из тьмы мёртвого фойе на улицу.

Сейчас все средства направлены на строительство 130-го квартала, на празднование 350-летия Иркутска, это важное дело, иркутяне понимают. Но хороший же будет подарок, если во время празднования юбилея в центре города обрушится ТЮЗ. А в Иркутске тем временем выросло первое поколение детей, которые не знают, что такое настоящий детский театр.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное