издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«СпасибА за рИформу АбразАвания!»

Иркутяне отреагировали на закон об усовершенствовании правового положения госучреждений

Волнения по поводу так называемой «реформы образования» докатились и до Иркутска. 15 мая в сквере имени Кирова прошёл митинг, сопровождающийся лозунгами типа: «Школа – не базар», «Платное образование – геноцид российского народа» и «СпасибА за рИформу АбразАвания!». Как относятся к закону, который уже получил неофициальное название «циркуляр о кухаркиных детях», директора иркутских школ, выяснила Ксения ДОКУКИНА.

Партизанская реформа 

Реформа образования – это одна из составляющих реформы бюджетной сферы. Противники утверждают, что указ о её проведении был подписан российским президентом РФ Дмитрием Медведевым так быстро, что спорить приходится только постфактум. 

– Документ с зашифрованным названием (законопроект № 308244-5 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений») был принят так тихо, что почти никто этого не заметил, даже те, кто его принимал, – пожаловался один из организаторов иркутского митинга против реформы, член региональной общественной организации «Солидарность» Денис Малых. – А те, кто заметил, не поверили, что он может быть введён в действие. Хотя сейчас законопроект уже подписан. 

Ратифицирован документ был 8 мая. Согласно закону, все бюджетные учреждения будут функционировать в рамках одной из трёх организационно-правовых  форм с тремя разными уровнями финансовой свободы: казённые, новые бюджетные и автономные. 

Статус казённых получат психлечебницы, лепрозории, противочумные больницы, все учреждения пенитенциарной системы и системы МВД, а также противопожарная, миграционная и таможенная службы. Они сохранят прежнюю сметную схему финансирования и субсидиарную ответственность государства по их обязательствам. Все доходы от платных услуг казённых домов будут направляться в бюджет. У субъектов Федерации есть право самим определять дополнительные учреждения, которые останутся казёнными, хотя пользоваться этим правом региональные власти вовсе не обязаны.

Для образовательных заведений в основном запланированы автономная и новая бюджетная формы, которые предполагают получение  субсидий вместо прежнего сметного финансирования. Новые бюджетные учреждения, кроме того, смогут выполнять госзаказы (это понятие в законе не определено), но будут обязаны иметь счёт только в Федеральном казначействе. Автономным госзаказов не достанется. 

Зарабатывать остальные средства придётся самостоятельно. Для этого бюджетным заведениям будут расширены права по распоряжению любым закреплённым за ними движимым имуществом, за исключением особо ценного, перечень которого будет устанавливать их учредитель, и предоставлены права заниматься деятельностью, приносящей доходы. Доходы можно будет использовать на собственные нужды. 

В частности, это значит, что школы смогут сдавать в аренду кабинеты, бассейны, спортзалы, а перечень предметов, которые будут преподаваться на бесплатной основе, будет ограничен «обязательными» – собственно, в случае со школами это и станет госзаказом. «Дополнительные» знания можно будет получить только за дополнительную плату. 

Президентский интерес 

Закон вызвал большой резонанс, в том числе и среди законодателей. Те, кто ратовал за его принятие, напоминали, что система госзаказов позволит эффективнее расходовать бюджетные средства, не стремясь их освоить быстрее, чтобы не возвращать. Противники документа заявляли, что государственных денег на всех не хватит и бюджетные учреждения влезут в долги, что в итоге приведёт к их банкротству и приватизации. 

Вопрос заинтриговал даже президента РФ Дмитрия Медведева, который 6 мая этого года в рамках совещания по вопросам реализации законопроекта о совершенствовании правового положения бюджетных учреждений (стенограмма находится на сайте Минобразования. – Авт.) поинтересовался о возможности их банкротства или ликвидации. Президенту ответили, что взыскание по их долгам не может обращаться на движимое особо ценное имущество учреждений, которым является само здание и всё необходимое для того, чтобы осуществлять прямые функции. 

«Вот я смотрел, в Интернете люди пишут: этот закон означает переход на платное среднее образование», – допытывался Медведев, однако министр образования Александр Фурсенко возразил, что такого рода интерпретация, на его взгляд, «невозможна». По словам министра, закон означает, «что мы лучше можем выполнять конституционную норму о том, что среднее образование однозначно остаётся бесплатным», а, кроме того, «все те нормы, которые прописаны в законе, в частности, связанные с нормативно-подушевым финансированием, отрабатывались в рамках нацпроекта «Образование». 

В школу за деньги 

В Иркутской области 1662 образовательных учреждения. Свыше 1200 из них – это школы, 32 – лицеи и гимназии. Последним, как прогнозируют специалисты, легче всего будет пережить образовательную реформу. Обычным школам, особенно находящимся в районах и сёлах, в случае перевода даже на частичную самоокупаемость пророчат самое невесёлое будущее. 

Протестовать против реформы образования многие мамы пришли вместе с детьми

– Даже в таких отдалённых школах, как наша – она находится в посёлке Жилкино, – неприемлемы изменения, которые предлагает нам государство, – считают в средней школе № 42. – 25–30% родителей наших учеников смогут доплачивать за обучение. И то некоторые из них уже думают переводить детей в городские школы – раз всё равно платить. Подобная ситуация и в школе, находящейся, например, на Батарейной. Что говорить о деревенских учреждениях! 

Директор по учебной работе вечерней сменной общеобразовательной школы № 1 Татьяна Кокрятская уже думает о возможном её закрытии. 

– К нам ходят дети из семей самого низкого социального уровня, – сказала она. – Это те ребята, которые по каким-либо причинам не получили вовремя образование. Трудные, неадаптированные подростки. Вполне возможно, после начала действия реформы те из них, кто сможет платить за предметы, перейдут в другие школы, а существование нашей школы вообще потеряет смысл. 

Даже руководство коммерчески более успешных образовательных заведений не испытывает восторга от предстоящих реформ. Директор гимназии № 3 Андрей Трошин признался, что «пока все директора, с которыми я говорил об этом, находятся в некотором замешательстве».

– Всё в законе очень витиевато, – заметил он. – Сказано много, а понятного мало. Вообще, наши родители, думаю, будут готовы оплачивать предметы. Они и сейчас оплачивают, например, сверхурочные занятия английским. Хотя одно дело – сверхурочные, а другое – предметы, которые всегда считались обязательными. 

– О чём можно спрашивать, если выбора нет: повести ребёнка в бес-платную или в платную школу, – возмущается отец двух детей школьного возраста Дмитрий. – Но ведь есть пример платной медицины – не всегда она лучше. Я уверен, что у многих родителей просто не хватит денег на то, чтобы обеспечить ребёнка дополнительным образованием. А может, школьник до третьего класса дуб дубом будет, а потом гением в физике станет? И мама ему скажет: «Извини, не хватило денег тебе на физику». 

Другой отец, Виктор, добавляет: «Наши налоги вроде идут на бюджетную сферу, и одной из основных статей всегда были зарплаты врачей и учителей. А куда теперь эти деньги пойдут? На развитие «Газпрому»? Пусть тогда наши налоги уменьшают». 

Воинственные родители 

15 мая митинги против введения одиозного закона прошли, как уверяют активисты, более чем в двадцати городах России. В Интернете удалось найти информацию об акциях протеста во Владивостоке, Иркутске, Новосибирске, Тюмени, Самаре, Ульянов-ске, Санкт-Петербурге. 

Иркутский митинг стартовал на сквере Кирова 15 мая в час дня. Как уверяют организаторы, протестовать собралось от 200 до 300 человек (заявлено было 150). Однако присутствовавшая на митинге корреспондент газеты «Конкурент» насчитала не больше ста участников. Возможно, организаторы подводили итоги по количеству собранных подписей, которые оставляли в том числе и обычные прохожие. 

Многие пришли с детьми, некоторые даже с грудными; несколько активных мамочек со слингами раздавали газеты «ОДА» («Объединённое движение Ангарска»), в которых рассказывалось о «мутных делах мэрии», и собирали подписи под обращением к Медведеву с требованием запретить принятие закона. Дети трёх-четырёх лет носились между взрослыми и охотно хлопали вслед за ними выступающим, хотя явно не понимали, о чём речь. 

– Чего  молча стоишь? – поинтересовалась одна из мам у своего ребёнка-школьницы. – Возмущайся, ты же на митинг пришла. 

Девочка, однако, смущённо промолчала, зато мама заявила, что «за издевательства над народом уже готова не только бить, но и расстреливать». 

С трибуны в это время выступала «представительница молодого поколения Дарья», которая оказалась «в шоке от нынешней ситуации». 

– Теперь мне с первых дней жизни ребёнка надо думать о том, как накопить деньги, чтобы заплатить за то, чтобы он учился в школе, – воскликнула она. – Это дико! Я не говорю никаких политических лозунгов, но мне страшно жить в стране, и мы должны сказать своё слово против! 

– Молодец, хорошо сказала, – одобрили из толпы. 

Политические лозунги в обилии прозвучали в следующем выступлении. Вечный оппозиционер Максим Воронцов, представляющий движение «Другая Россия», вообще призвал участников митинга ко «всеобщему гражданскому  неповиновению и несанкционированному выходу людей на улицы». «Одним законом ничего не изменить!» – заявил он.  

– Такую фигню говорит! Сказал бы просто, что за отмену платного образования, – проворчали в толпе. 

Митинг, однако, закончился тихо и мирно, собравшиеся через час свернули плакаты «Школа – не базар», «Ученье – свет, неучей – тьма», «Платное образование – геноцид российского народа» и самую большую растяжку «Реформе образования – нет!», которая во время митинга была повёрнута к областной администрации, и разошлись. На вопросы об областных учреждениях, которые обретут статус новых бюджетных и автономных, «Конкурент» ответов из регионального министерства образования к моменту сдачи номера в печать не получил. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное