издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Шагом марш по тротуару

Этот репортаж можно переписывать из года в год, не выходя из редакции, – воинская дисциплина так прочно вбита в его давно гражданских героев, что они вряд ли выкинут какую-нибудь неприятную отсебятину. Тем не менее: в минувшую пятницу точно в полдень, в ознаменование Дня пограничных войск, иркутские погранцы пешим строем промаршировали по улице Ленина от памятника Владимиру Ильичу до Вечного огня славы, возложили цветы и гирлянды и отправились праздновать этот светлый день на набережную Ангары. За право пройти маршем в этом году (как, впрочем, и в прошлом, и в позапрошлом) они долго боролись, и они победили. Правда, создали своеобразный прецедент. До сегодняшнего дня маршировать по тротуару пограничникам не доводилось.

Дядя Валя и его «сынки» 

Всё начиналось по традиции с десяти утра, когда у памятника Ленину начали собираться люди в зелёных беретах и такого же цвета тельниках. Они были очень разные: молодые парни, пузатые грузные солидные дядьки, старики-ветераны. На них была очень разная форма: современный качественный камуфляж, камуфляж старый советский, выцветший и заношенный; хорошо пошитая форма недавних дембелей и неопределённо-болотного цвета мешковатая форма советских времён, зелёные береты и фуражки. И всё же они были единым братством, что было видно даже многочисленным иностранцам, опасливо щёлкавшим фотоаппаратами в некотором отдалении, желательно в успокаивающей близости от милицейского оцепления. 

По традиции каждый прибывший боец обязательно подходил почтительно поприветствовать дядю Валю – старейшего иркутского ветерана-пограничника Валентина Казанцева. Дяде Вале осенью исполнится 83, но он неизменно появляется в сквере у памятника каждый праздник вот уже около десятка лет подряд – седой, плохо слышащий, но упрямо-бодрый, неизменно здоровающийся со всеми: «Здравствуй, сынок». Почтение к старому ветерану настолько велико, что в прошлом году на шествии вся колонна шла чуть медленнее, чтобы старик не устал, попадал в ногу, – и это несмотря на откровенное недовольство милиции. 

– Я единственный здесь моряк-пограничник и ветеран Великой Отечественной, – рассказывает он. – Есть и ветераны, есть и моряки, но вот чтобы одновременно – таких нет. Даже обидно. А всё как получилось? Когда началась война с Японией, я был курсантом на Дальнем Востоке, учился в морском пограничном училище. И нас, зелёных курсантов, забрали в войска, – дядя Валя хитро прищуривается. – Дело в том, что морских пограничников на войну не забирали, они охраняли границу, а воевала армия. Мне повезло, что я был курсантом и все 22 дня, пока шла война с Японией, был на войне, служил в 59-м пограничном полку на границе с Северной Кореей. Позже закончил исторический факультет в педагогическом институте, преподавал детишкам историю… И семь лет хожу сюда в День пограничника, ни разу не пропустил!

Сегодня, наверное, никто не сможет вспомнить, когда в Иркутске прошёл первый марш пограничников. Все, кто в этот день находился в скверике у памятника Ленину, пожимали плечами:

– Да это всегда было! Я как дембельнулся – на следующий год уже здесь с парнями встречал праздник. 

И каждый год был марш – главное, ради чего собираются погранцы. Для его проведения обычно перекрывали одну полосу движения по улице Ленина.

– Ты пойми, для нас главное не побухать на набережной, мы не купаемся в фонтанах, как в Москве, нам не нужна эта дурь, и мы не ходим громить «чёрных» на рынок, как десантура второго августа, – объяснял «Иркутскому репортёру» председатель Иркутской областной общественной организации «Комитет пограничников» Михаил Самохвалов. – Для нас главное мероприятие этого сборища – марш, мы вкладываем в него огромный смысл. Мы идём от памятника Ленину, потому что именно он 28 мая 1918 года подписал указ о создании пограничных войск молодой Советской республики. Идём к Вечному огню, потому что это дань памяти всем погибшим бойцам, среди которых немало пограничников, первыми встретивших врага в ту войну. 

За последние десятилетия марш отменили только единожды – в 2008 году, когда без объяснения причин его лично запретил бывший тогда губернатором Игорь Есиповский. Тогда мэрия предоставила погранцам два автобуса, и только вбитая в армии привычка повиноваться приказу помогла инициативной группе погрузить в них личный состав – некоторые горячие головы собирались самовольно построиться в колонну и, не обращая внимания на милицейское оцепление и транспорт, маршевым шагом идти к Вечному огню. Вспоминая те события, член инициативной группы Андрей Трифонов горько иронизирует: 

– Я уверен, что если бы в Иркутске собрались провести гей-парад, то на его защиту вылезли бы различные правозащитники и общественные организации и его бы разрешили в рамках политкорректности. А пограничников защитить некому, кроме самих пограничников. Но если они это сделают, то это будет расценено как акт гражданского неповиновения и организация уличных беспорядков. Хотя я уже девятнадцать лет участвую в празднике погранвойск в Иркутске, с тех пор как демобилизовался в 1991 году, и ни разу шествие не вызвало даже уличной пробки, хотя собиралось до батальона народу.

Причина такого злопамятства объясняется просто: в этом году городские власти очень хотели повторить сценарий 2008 года. 

Чего боялся Юдалевич

Последние три года, начиная с «автобусов Есиповского», как называют этот инцидент сами иркутские «зелёные береты», и по сей день между погранцами и властями ширится и растёт пропасть взаимонепонимания. И причиной тому – марш. Милиции общественной безопасности почему-то проще запретить мероприятие, чем его организовать, хотя именно последнее входит в непосредственные обязанности городской МОБ. 

В этом году, как полагается по закону, инициативная группа общественной организации «Комитет пограничников» подала заявку на проведение митинга и шествия за десять дней до даты события. На следующий день, 19 мая, состоялся административный совет в мэрии. Проходил он по распространённому в бюрократических кругах сценарию – все эмоциональные аргументы погранцов натыкались на непреклонное и равнодушное «нет» заместителя начальника милиции общественной безопасности Михаила Юдалевича. В самом начале беседы, продолжавшейся ровно час, он сказал:

– Мы против марша и будем рекомендовать мэру его запретить. 

Что бы потом ни говорили представители инициативной группы, Михаил Геннадьевич в своей обычно флегматичной манере непробиваемо парировал:

– Что вы меня уговариваете? Я сказал – мы против. 

Даже когда председатель комитета пограничников Михаил Самохвалов произнёс прочувствованную речь о значении марша в память павших бойцов, заместитель начальника МОБ так же ровно, не повышая голоса и не интонируя речь, ответил:

День пограничника – праздник семейный

– Я всё понимаю, я тоже служил, у меня тоже гибли товарищи. Но мы считаем проведение марша нецелесообразным. 

Причины, по которым марш всё-таки разрешили, известны только самому Михаилу Геннадьевичу. На следующий после совета день он лично приехал к командиру отряда «Байкал» Александру Шевчуку для организации оцепления и сопровождения колонны. 

Но чего же так боялся Михаил Юдалевич? И насколько его опасения оказались пророческими? Первый и главный аргумент был таким: «Вы понимаете, что если в будний день, в час пик перекрыть центральную улицу города, то весь город просто встанет?».

Марш разрешили, но с условием, что колонна пройдёт по правой пешеходной стороне улицы Ленина, не выходя на проезжую часть. Идиотизм ситуации состоял в том, что проезжую часть всё-таки перекрыли – по ней двигались сопровождающие колонну патрульные машины и пешие сотрудники милиции. Тем не менее транспортного коллапса почему-то не случилось. Время движения колонны от памятника Ленину до Вечного огня составило менее 15 минут: в 12.07 колонна тронулась, а в 12.19 уже строилась у мемориала на Нижней набережной. Очень кстати будет и такое наблюдение: вся колонна прошла через дорогу от здания Востсибугля до сквера за один сигнал светофора.

Второй аргумент касался как раз времени прохождения. Михаил Геннадьевич заявил:

– Это вы пройдёте за пятнадцать минут. А нам для этого нужно будет заранее блокировать прилегающие улицы тяжёлой техникой. 

Дело обошлось обычными милицейскими патрулями на легковых машинах и уличными регулировщиками – водители, блокированные на прилегающих улицах, марш встретили с пониманием. Про понимание был третий аргумент:

– В городе будет сплошная пробка, и вы только представьте, как вас будут ненавидеть те, кто в ней застрял. Да и нас вместе с вами…

Напрасно заместитель начальника МОБ Иркутска боялся стать объектом всенародной ненависти – марш пограничников прошёл в обстановке всеобщей народной любви: пропускающие колонну машины сигналили, водители высовывались из окон по пояс и махали руками, люди застывали на тротуарах и торопливо целились в колонну объективами встроенных в мобильники фотоаппаратов. Оценивая со стороны – День пограничника только благодаря маршу хоть ненадолго, но стал общегородским праздником.

Десятилетиями иркутские ветераны погранвойск собираются 28 мая у памятника Ленину – разных возрастов, в разных моделях формы, ветераны войны и молодые дембеля (Фото Дмитрия Дмитриева)

[/dme:img_group]

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер