издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Рукотворная стихия

Причиной почти всех лесных пожаров в Приангарье стал человеческий фактор

С наступлением 30-градусной жары в десятках мест на территории Иркутской области одновременно вспыхнули лесные пожары. На их тушении теперь ежедневно занято до тысячи человек. Иркутская база авиационной охраны лесов, агентство лесного хозяйства Иркутской области и большинство его территориальных подразделений организовали круглосуточное дежурство специалистов.

В пожарной сводке Иркутской базы авиационной охраны лесов, поступившей вчера утром, указано, что в воскресенье с огнём боролись 937 лесных спасателей из числа работников лесхозов, пожарных десантников авиабазы и заблаговременно подготовленных добровольцев с других предприятий разного профиля. При этом использовалось 213 единиц наземной колёсной и гусеничной техники плюс до десятка летательных аппаратов – самолётов Ан-2 и вертолётов разных марок. 

Я провёл выходные дни за городом, но подышать свежим воздухом не смог, потому что дыма и резкого запаха близкой гари там оказалось гораздо больше, чем на иркутских улицах.

Днём раньше людям удалось справиться с 59 пожарами, охватившими более тысячи гектаров лесопокрытых земель, но в это же время было выявлено 25 новых очагов огня. А в итоге, с учётом пожаров, которые не удалось ликвидировать в день обнаружения, ко вчерашнему утру лес и трава горели более чем в 60 местах на суммарной площади почти в полторы тысячи гектаров. 

– За минувшие 35 лет я впервые вижу такое развитие пожарной ситуации, как нынче, – признаётся начальник Иркутской авиабазы Фёдор Пекарь. – Весна нынче оказалась затяжной. Буквально до недавних дней на некоторых северных склонах лежал снег. Байкал, по сути, растаял только наполовину: по северной части льдины и сейчас плавают. В низинах – перемёрзшие болота, ключи. И вдруг после холода и снегопадов – резкий переход в лето. Сразу до 25–30 градусов тепла. На открытых местах трава махом высохла, а под ней где-то лёд, где-то вода. Через пару жарких дней всё это превратилось в непролазную слякоть. Техника вязнет. Даже на пожар вблизи Хомутово позавчера людей пришлось вертолётом забрасывать. 

Последние два-три года наши леса горели не очень сильно. Порубочных остатков на плохо убранных лесосеках и сухой травы скопилось много. Трава растёт с каждым годом всё лучше, потому что тайга вблизи дорог и населённых пунктов, по выражению Фёдора Алексеевича, «побитая лесорубами, как шуба молью», становится всё светлее. Благодаря этому да человеческому равнодушию и полыхнуло всё сразу в десятках мест. 

Я просмотрел пожарные сводки авиабазы за несколько последних дней и увидел, что причиной практически всех нынешних лесных пожаров стал пресловутый человеческий фактор. От гроз их возникло, пожалуй, не больше трёх, ну, может быть, шести. Остальные более трёхсот с начала нынешнего пожароопасного сезона начались в основном из-за неосторожного обращения с огнём местного населения, где-то от неуёмного желания провести огневую очистку полей, пастбищ, откосов железной дороги и прочего.

Майские пожары, к счастью, особой катастрофичностью обычно не отличаются. Они низовые, беглые. Насекомые, как полезные, так и вредные, конечно, выгорают. Птичьи гнёзда уничтожаются. Молодой подрост огнём повреждается, но хотя бы взрослый лес остаётся живым. А нынче и майские пожары, по словам Фёдора Пекаря, иногда в кроны деревьев выскакивают, если внизу слишком много горючего материала скопилось.

– Горит пока в основном трава, а не деревья, – подтверждает заместитель руководителя агентства лесного хозяйства Иркутской области Виталий Акбердин. – Но одновременно в десятках мест. И это, главным образом, зелёные зоны, лесные массивы, прилегающие к населённым пунктам. Защитить их трудно, потому что техника вязнет, тонет. Вот и приходится людям тушить огонь вручную. Губернатор тоже недавно на вертолёте летал, ситуацию изучал. Чаще всего пожары приходят в леса с полей, с сенокосов, даже с окраин городов и деревенских пустырей. Огонь быстро распространяется по редколесью, по старым гарям, по вырубкам, где старой травы скопилось особенно много. 

В официальных отчётах о пожарной ситуации пока, к счастью, не зафиксированы уничтоженные огнём площади, на которых ранее были проведены работы по лесовосстановлению. Посаженный молодой лес часто погибает даже от сравнительно слабого низового огня: ну много ли надо молодой сосёнке высотой до метра? Мёрзлая или хотя бы просто мокрая земля частично защищает от повреждения корни растений. Это снижает масштабы ущерба, но не гарантирует надёжной защиты от большой беды. Очень скоро земля окончательно прогреется, подсохнет и тогда…

– Все пожары наши, ну почти все, возникают исключительно от массовой  невоспитанности, – вздохнул после паузы Виталий Акбердин. – Я уже не знаю, сколько раз и как объяснять людям, что нельзя выжигать покосы. Но с самолёта сплошь и рядом видны чёрные, ещё дымящиеся поля и покосы, а рядом с ними – горящие леса. Вот только за руку поймать поджигателей удаётся редко, а без этого доказать вину и наказать виновного очень трудно.

Всего-то несколько дней стоит в нашей области тёплая погода. А число лесных пожаров уже перевалило на четвёртую сотню. И площадь только лесопокрытых земель, пройденных рукотворной огненной стихией, достигла четырёх тысяч гектаров.  

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер