издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Наша баба Катя

  • Автор: Юрий МАЙОРНИКОВ, для «Восточно-Сибирской правды»

Известный театральный режиссёр Александр Шатрин, постановщик замечательного спектакля по пьесе Афиногенова «Мать своих детей», назвал однажды исполнительницу роли Лагутиной Екатерину Евгеньевну Баранову актрисой милостью Божьей. И это действительно было так. Каждым своим словом, жестом, каждой репликой, движением она давала понять зрительному залу, что перед ним стоит не актриса, а человек – мать, бабушка, тётка, милая, добрая, приветливая и такая по-домашнему уютная, укутанная в тёплый пуховый платок, в смешных старинных очках в круглой оправе. В памяти иркутян старшего поколения сохранился дорогой каждому сердцу милый образ любимой актрисы.

К сожалению, живых свидетелей игры Екатерины Барановой в городе осталось мало, но среди старых программок, статей-рецензий, пожелтевших альбомных листков с фотографиями есть уникальный по своему содержанию документ – кассета-бобина, запечатлевшая для радиослушателей легендарный спектакль начала 50-х годов «Канун грозы» по пьесе выдающегося сибирского драматурга Павла Григорьевича Маляревского. Именно там сохранился и дошёл до нашего времени необыкновенный, запоминающийся барановский голос. Удивительное дело, но, слушая эту запись, неоднократно приходилось ловить себя на мысли, что тембр, голосовой диапазон и манера разговора Екатерины Евгеньевны были необычайно похожи на знаменитые голоса мхатовских «старух», выдающихся актрис Зуевой, Георгиевской. И тут нет ничего случайного. Эти актрисы имели «общую группу крови», они были воспитаны в лучших традициях знаменитой школы переживаний, которая возникла и существовала благодаря великому учению Константина Станиславского. 

Екатерина Баранова родилась 15 февраля 1886 года в Самаре. Её родители – бывшие крепостные графа Толстого. Отец, Евгений Кузьмич, музыкант-виолончелист, получив вольную, работал в оркестре Казанского театра. Братья Екатерины тоже стали профессиональными музыкантами, а вот старшая сестра – актрисой. Город, в котором жила семья Барановых, Сызрань, в 1906 году практически весь был уничтожен страшным пожаром. Екатерина, оставив учёбу в гимназии, вместе с матерью переехала в Москву. Старшая сестра, к тому времени уже служившая в московском театре «Эрмитаж», в знаменитой труппе Сабурова, пригласила попробовать себя на сцене в качестве статистки. Вскоре Екатерина Баранова переходит в Замоскворецкий театр «Ренессанс». Но настоящей театральной школой для молодой актрисы стали многочисленные провинциальные театры Каменец-Подольска, Таганрога, Кременчуга, Винницы, Днепропетровска. В них, по воспоминаниям самой Барановой, несмотря на ещё довольно юные годы, и определилось её амплуа – характерная старуха. 

Летний сезон 1911 года Екатерина Баранова встретила в Иркутске. Это первое свидание с городом запомнилось ей навсегда. 20 августа в летнем театре Интендантского сада на берегу Ушаковки состоялся бенефис актрисы. Но уже осенью её ждал другой театр и город. Где бы ни работала Екатерина Евгеньевна: в Ельце, Одессе, Сухуми, Пятигорске, Ейске, Сарапуле, – везде её неизменно ждал успех. Но город на Ангаре полюбился сразу и навсегда. С сентября 1935 года её творческая биография связана с Иркутским драматическим театром. Двадцать лет, отданных сцене, более полусотни ярких, интересных ролей и неподдельная любовь зрителей стали итогом работы в нашем городе. 

С первых ролей на иркутской сцене начало проявляться ярчайшее дарование актрисы. В сильнейшей по тем временам труппе её талант сверкал особыми гранями. Мать в «Славе», Галчиха в «Без вины виноватых», Улита в «Лесе», Анна Чуднова в «Кремлёвских курантах», Глафира Фирсовна в «Последней жертве», Марфа Петровна Сафонова в «Русских людях» – исполнение этих ролей режиссёры доверяли одной актрисе, Барановой, и не ошибались никогда.

В сентябре 1945 года Екатерина Евгеньевна Баранова стала первой в истории иркутского театра заслуженной артисткой РСФСР, спустя семь лет – лауреатом Сталинской премии за блистательно сыгранную роль Пелагеи в спектакле «Канун грозы». Она всегда была в гуще событий, не только театральных, но и городских. А в 1946 году Екатерину Евгеньевну избрали депутатом Верховного Совета РСФСР. 

Необычайно добрым и до слёз трогательным был вечер прощания с театром, который состоялся 21 мая 1956 года и был посвящён сразу двум знаменательным датам – семидесятилетнему юбилею актрисы и её полувековому служению сцене. Театральный зал не смог вместить всех желающих поздравить любимую актрису. Пришло множество поздравительных телеграмм из разных концов страны. В приветственном адресе министра культуры РСФСР Никишкина были такие строки:

«Я Вас поздравляю с чудесною датой,
Всю жизнь буду помнить о Вашей игре
В «Кануне грозы» и в «Крутых перекатах»
И первую встречу в далёком «Костре».

Все работники театра в этот день приготовили для бабы Кати свои сюрпризы. Но самым дорогим подарком для актрисы стал выпиленный кусочек пола сцены, который по старинной театральной традиции преподносили уходящему на отдых актёру, отдавшему театру многие годы своей жизни. 

В ленинградский Дом ветеранов сцены имени Марии Савиной, в котором актриса жила в последние годы, часто приходили её иркутские друзья, оказываясь по каким-либо делам в городе на Неве. Екатерина Евгеньевна Баранова прожила долгую жизнь, она умерла в августе 1981-го, на 96-м году, оставив о себе добрую память. Память эта жива и поныне, ведь иркутскому театру баба Катя отдала без остатка своё сердце. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер