издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Неслужебная деятельность

Чиновников приговорили к лишению свободы

Иркутский областной суд вынес приговор двум чиновникам, которые в июле прошлого года были задержаны с поличным при получении взятки за выдачу положительного заключения на ввод в эксплуатацию жилого дома. Бывший руководитель Службы государственного жилищного контроля и строительного надзора Иркутской области Эдуард Дятлов приговорён к 4 годам колонии строгого режима за совершение преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 4 п. «г» УК РФ («получение должностным лицом взятки в крупном размере за действия в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица»). Руководитель Агентства государственной экспертизы в строительстве Иркутской области Константин Селянцев за посредничество в этом преступлении получил срок три года с отбыванием наказания также в колонии строгого режима.

Эта криминальная история началась в октябре 2008 года, когда на улице Байкальской областного центра было завершено строительство двух последних секций 11-блочного жилого дома. Перед генеральным директором ЗАО «Виктория-Лисиха» Виктором Кокоуровым в то время встала серьёзная проблема: требовалось получить заключение о соответствии новостройки техническим регламентам и проектной документации. Без такого документа, подписанного руководителем органа государственного строительного надзора, ввод здания в эксплуатацию был невозможен.

К тому времени дом, построенный с большим количеством недоделок, был уже заселён дольщиками, которые жаловались в прокуратуру и посылали в арбитражный суд иски с требованием выплатить компенсацию за несвоевременную сдачу их квартир. Однако руководитель органа Госстройнадзора Эдуард Дятлов решительно отказал застройщику в выдаче необходимого заключения. И совершенно обоснованно: число нарушений в новостройке перевалило за два десятка. Вместо девяти предусмотренных проектом этажей, к примеру, в нём оказалось 10, а столь серьёзное изменение конструкции здания требовало совершенно иных мер противопожарной безопасности.

Найти подход к «принципиальному» руководителю надзирающего органа помог Константин Селянцев. Для любого застройщика его подпись на документе в прямом смысле дорогого стоила. Разрешение на ввод здания в эксплуатацию зависело от положительного заключения экспертов по проектной документации, так что чиновник-эксперт вполне логично вписывался в систему переговоров органа надзора с застройщиком как посредник.

Кокоуров предпринял не одну попытку получить от Дятлова необходимый разрешительный документ, но тот направлял ходока к Селянцеву – якобы переделывать экспертное заключение. Переговоры тянулись до тех пор, пока «клиент» не созрел. Тогда посредник озвучил сумму положительного решения вопроса: «Два миллиона – и никаких проблем со сдачей дома». Над «Викторией» к тому времени уже нависло банкротство. Кокоуров понял, что без взятки вопрос не решится. Но вместо денег должностному лицу Госстройнадзора он понёс заявление о вымогательстве взятки в управление ФСБ, где раньше работал сам.

Областной суд дал санкцию на прослушивание телефонных переговоров, и государственные чиновники предстали перед следствием без прикрас. Как завзятые конспираторы, вместо слова «деньги» договаривающиеся стороны говорили «документы», а застройщика, которого взялись «доить», чиновники называли «человеком». «Документация нужна, я тебе чисто по-дружески советую представить её Дятлову», – говорил один. «Как все документы полностью принесёте, так и будем вопрос решать», – упорствовал другой.

Завершилась история в кабинете Дятлова, где и начиналась: Кокоуров положил ему на стол прозрачный пакет с деньгами, номера которых были заранее переписаны сотрудниками ФСБ. И попрощался с хозяином кабинета со словами: «В дальнейшем всё будет хорошо. Честно говоря, хотелось бы на это надеяться». Ничем хорошим для взяточников, однако, эта история не кончилась. Эдуард Дятлов был вскоре помещён в СИЗО, Константин Селянцев оказался на время следствия и судебных слушаний под подпиской о невыезде.

Расследование должностного преступления высокопоставленных чиновников проводил следователь по особо важным делам регионального управления СК прокуратуры Дмитрий Великасов, перед этим отправивший в суд другое громкое дело – по обвинению мэра Листвянки Татьяны Казаковой. Судья областного суда Виктор Метраков счёл доводы следствия обоснованными, представленные доказательства – допустимыми и относимыми. Показания подсудимых и свидетелей, расшифровка телефонных переговоров, протокол осмотра места происшествия дополняют друг друга и дают ясную картину преступления.

Правда, на первых допросах Дятлов отрицал получение взятки. Уверял, что папочку с деньгами, которые якобы стали для него полной неожиданностью, положил в ящик своего стола, потому что растерялся и не хотел себя компрометировать: в приёмной сидели застройщики. Но, подумав, подсудимый сменил линию защиты. Он заявил, что собирался совершить мошенничество: деньги взять, а разрешительный документ на ввод дома с нарушениями – не выдавать. Константин Селянцев вину признал частично: он, оказывается, согласился стать посредником в переговорах застройщика с Дятловым безо всякой корысти, просто из сочувствия … к дольщикам.

Строительство всегда считалось одной из самых взяткоёмких отраслей. В связи с этим, казалось бы, при выборе руководителей, от подписи которых зависит судьба новостроек, следовало ожидать самого серьёзного отношения. Оба подсудимых, бесспорно, являются грамотными специалистами – имеют по два высших образования. 

Сами чиновники ничего не боялись. Разве только – что не успеют получить с Кокоурова взятку: срок контракта у обоих заканчивался. Селянцев подгонял взяткодателя: «Вот Дятлова уберут, будете потом сидеть, лапу сосать!».

Судья учёл все смягчающие вину подсудимых обстоятельства: частичное признание вины, плохое здоровье, отсутствие судимости, и, главное, положительные характеристики. Назначенное им наказание в результате оказалось ниже низшего предела, предусмотренного статьёй о взятке. Но тяжесть должностного преступления, подрывающего авторитет государственной власти, не позволила сделать наказание условным. Из зала суда оба осуждённых вышли под конвоем и в наручниках.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное