издательская группа
Восточно-Сибирская правда

И творчество, и чудотворство

Наши человеческие предпочтения порой не вдруг объяснишь. «Как ты можешь терпеть его (или её), зануду из зануд? Тебе что, по сердцу бахвальство и враньё на каждом шагу?». Ну и так далее. По отношению к Лине Викторовне Иоффе подобных вопросов ни у кого не возникает. Её любят все. Настаиваю: все! Но не только этим она уникальна.

Однако любовь – слово столь сильное, что ронять его мимоходом противопоказано. Пафос каждому претит, и во избежание уклона в апологетику будем лучше говорить о симпатии и приязни. В обыденности они составляют естественную атмосферу, в какой единственно и дышится Лине Иоффе. Она даже случайные кратковременные размолвки тяжело переживает, даром что виду не показывает.

Но именно любовь, да ещё, можно сказать, в концентрированном виде, обрушилась на неё во время юбилея.

Иркутский театр юного зрителя имени Александра Вампилова чествовал своего завлита принародно, заказав по этому случаю в качестве сюрприза поясной портрет виновницы торжества. На его презентации взору публики предстала вся живописная галерея артистов-вампиловцев кисти Татьяны Ларёвой. Художница перед демонстрацией своей новой работы заинтриговала собравшихся вопросом, что именно может держать в руках её героиня. Ответ прозвучал тотчас: книгу.

– А я хотел сказать: корзинку грибов, – признался позже с серьёзным видом Виталий Венгер. И через паузу уточнил: – Мухоморов. Потому что даже из них Лина способна сотворить деликатес!

Уловили корневое, ключевое для Лины Иоффе понятие – творить? Только в этом состоянии обретает она душевное равновесие. Это условие её гармонии с миром, мне кажется.

Причём речь не только об интеллектуальных проявлениях. Искусница она во всём, за что ни возьмётся. Изобразительно, с выдумкой, вяжет, шьёт чище белошвейки, ухаживает, как опытный цветовод, за клумбой, которую сама же разбила возле подъезда, любуясь ею со своего восьмого этажа. Компанейская по натуре, она бывает на своей даче у Байкала гораздо реже, чем её многочисленные друзья и знакомые, знающие о безотказном гостеприимстве хозяйки. Но уж если случится ей на-

брать грибов или ягод, то она примется закатывать банки, а вы будете закатывать глаза, млея от вкуса её кулинарных изысков.

И всё же главный её дар, в добавление к талантливым рукам и участливому сердцу, – неиссякаемое трудолюбие ума. Иоффе постоянно в процессе обдумывания или реализации какого-то проекта. Порой смотрит на тебя отсутствующим взглядом и не сразу включается в разговор, хотя твоё появление радостно приветствует. Избитое выражение – «лучезарная улыбка», но прямо про хозяйку настежь распахнутого кабинета, излучающую тепло и свет. Не зря к ней будто магнитом тянет и театральных, и сторонних людей.

Отключаться от происходящего вокруг и переключать внимание она умеет. Но мозг её, похоже, бодрствует круглосуточно. Взгляните на репертуар вампиловцев. «Легенды седого Байкала» – в соавторстве с Виктором Токаревым, поэтические композиции «Всё что угодно, только не война», в литературном клубе «Элегия» – «Я строил замок Надежды» (Б. Окуджава), «Я тоже была, прохожий» (М. Цветаева), «И творчество, и чудотворство» (Б. Пастернак)…

Впрочем, далеко не вся деятельность завлита, требующая творчества даже в мелочах, афишируется. Многие ли в курсе, кто автор либретто к мюзиклу «Мойдодыр», инсценировок и сценариев череды бенефисов и юбилейных вечеров, один из которых, посвящённый 80-летию ТЮЗа, назывался «Театральный роман-с»? И совсем недавняя «Ярмарка», затеянная Фондом А. Вампилова в честь дня рождения драматурга, обрела сценическое воплощение в ТЮЗе тоже благодаря его заведующей литературно-драматической частью. Лина Иоффе дерзнула объединить в этом сценарии Вампилова, Чехова и Твардовского, что уже само по себе оказалось и любопытно, и познавательно.

В принципе, всё понятно, но я всё же попросила Галину Солуянову, непосредственно и активно причастную к этому представлению, расшифровать, почему она называет Лину Викторовну своим ангелом.

– Она для меня в самом деле ангел. Я рядом с ней становлюсь чище. Учусь у неё очень многому. В частности, умению обязательно прощать. Она всех любит, это вообще удивительное свойство. А вдобавок стесняется своей популярности, её это напрягает очень сильно. Мне это тоже в ней нравится: всегда к людям идёт с распахнутой душой и старается сказать им самые нежные слова. И человек от этого как-то успокаивается. Даже откровенного графомана выслушает, не прогонит. Она великая утешительница. В нашем городе я другого такого человека не знаю. И то, что мы за 14 лет жизни Фонда Александра Вампилова выпустили, вдумайтесь, 36 книг, – это только её заслуга. В том числе такие фундаментальные, с научными комментариями, тома, как его «Драматическое наследие» и «Мир Александра Вампилова». Библиографической редкостью стал сборник «Венок Вампилову» из стихов, по-

свящённых ему. Вот, собственно, и весь секрет, – рассмеялась Солуянова.

Полагаю, из стихотворных посвящений самой Лине Иоффе тоже давно можно издать книжечку. Это, конечно, помимо лирики Сергея Иоффе, светлая ему память. Образ музы-жены он запечатлел с редкой проникновенностью и поэтической силой. Но, требовательный к себе, отдав дань «безмерной, для всех, доброте» объекта своего поклонения, ополчился на себя, что не может найти точных эпитетов: «милая сердцу»? «желанная»? «Тасую слова – и с досадою вижу: не те».

Как был бы счастлив он и горд, сам сдержанный на выражение эмоций, услышать, лицезреть столь искренний и бурный выплеск в ходе юбилея спутницы своей жизни. Подлинную добросердечность вряд ли ведь можно сымитировать. Как и интеллигентность. А Лина Викторовна одной из первых в Иркутске удостоилась звания «Интеллигент провинции», чрезвычайно почётного, в силу его исключительности, даже для неё, заслуженного работника культуры России и лауреата трёх (!) губернаторских премий.

Почётных же грамот в семейном архиве и вовсе не счесть. И есть, понятно, за что. Не-

спроста замминистра культуры Приангарья Сергей Ступин назвал её одним из столпов иркутской культуры. Достаточно напомнить хотя бы две цифры. Лина Иоффе на посту редактора, а затем и главного редактора выпустила в свет три сотни книг. И ещё добрую сотню книг, альбомов и буклетов – уже после развала Восточно-Сибирского книжного издательства. Не в последнюю очередь благодаря как раз ей иркутское издательство пользовалось в стране такой славой и популярностью, что один восторженный читатель серий о декабристах и «Литературные памятники Сибири» написал с берегов Невы: «Если б можно было, я бы женился на вашем издательстве!».

Красивый человек, как Лина Викторовна, когда речь не просто о внешности, красив всю жизнь. И всю жизнь каждый из нас несёт свой крест. Иоффе – не исключение. Но что ей уж точно не грозит – крест одиночества. За это я готова поручиться.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер